+0.34%
65.45
-0.42%
62.6501
-0.21%
69.7941
+0.22%
1.1140
+0.09%
1477.36

Безупречный шедевр за токсичные деньги: чем грозит коллекционеру новый закон ЕС

23 июля, 09:20
205
Как новые европейские меры по борьбе с отмыванием денег повлияют на российских коллекционеров и арт-дилеров, и какие меры необходимо предпринять, чтобы избежать негативных последствий и уголовных рисков
В 2018 году Евросоюз ужесточил правила по борьбе с отмыванием денег. Это законодательство впервые напрямую коснулось арт-рынка и стало первым шагом к развитию глобальной мировой тенденции по введению финансовой прозрачности в указанной сфере. В январе 2020 года новые правила начнут действовать во всех странах ЕС.
Рынок произведений искусства стал предметом законодательного регулирования в Европе как одна из наиболее привлекательных сфер для отмывания денег в силу чрезвычайно высоких неконтролируемых цен, отсутствия единых правил, использования участниками рынка оффшорных юрисдикций и беспошлинных складов (свободных портов). Одна из причин, по которой именно сфера искусства стала привлекательным средством отмывания денег, в том, что другие каналы были практически перекрыты усилиями финансовых и правоохранительных органов. Чем жестче регулировался международный финансовый сектор, тем больше средств поступало в мир искусства, где анонимность и расчеты наличными были и остаются нормой.
В мае 2018 года законодательными органами Евросоюза была принята Пятая Директива по борьбе с отмыванием денег (5AMLD), которая добавила рынок предметов искусства в список регулируемых отраслей. Этот документ носит обязательный характер и имеет прямое влияние на законы государств-членов. К январю 2020 года все члены Евросоюза обязаны внести в национальное законодательство соответствующие поправки, усиливающие контроль за сделками с искусством. С этого момента новые правила заработают в полной мере. Цель закона — противодействие преобразованию денег или предметов искусства, полученных преступным путем, в легальную форму.

Новые требования

По существу, Пятая Директива распространила требования к отчетности, которые ранее применялись к банкам и другим финансовым организациям, на лиц, торгующих или выступающих в качестве посредников в торговле произведениями искусства, в том числе на художественные галереи и аукционные домам. Нововведения возлагают на указанных лиц обязанность по сбору, хранению и предоставлению государственным органам информации о сделках и клиентах. В зону государственного контроля попадают все сделки с предметами искусства, цена которых составляет € 10 000 или более, независимо от формы оплаты.
В частности, в силу новых правил европейские арт-дилеры, галереи и аукционные дома при сопровождении сделок обязаны проводить определенные проверочные мероприятия, направленные на установление реальных сторон сделки, выяснение личности клиента (в случае, если стороной сделки является организация — ее конечного бенефициара), источника происхождения его средств, полномочий и личности представителя/посредника, действующего от стороны сделки. Требования к документации и отчетности распространяются даже на сделки в свободных портах в зонах с льготными режимами налогообложения и таможенных сборов. О любых подозрительных сделках, когда личность покупателя или законность его благосостояния вызывают сомнения, арт-дилеры под риском собственной ответственности будут обязаны сообщать государственным органам.
Арт-дилеры выступают против новых правил, ссылаясь на то, что они вызовут недоверие и отток покупателей, а также разорение средних и мелких участников индустрии, не имеющих ресурсов для реализации административного бремени. Кроме того, открытость крайне непривычна для арт-рынка, особенно в части вопросов об источниках происхождения денег покупателей. Традиция секретности многие годы оставалась негласным правилом рынка искусства.
Поскольку национальные законы пока не приняты и отсутствует детальная регламентация обязанностей и критериев проверки, сохраняется неопределенность в том, как новые требования будут работать на практике. Сейчас европейские дилеры ожидают разъяснений относительно того, как именно им собирать и предоставлять государству сведения и проводить проверку.

В чем риск

Учитывая, что российские коллекционеры и арт-дилеры являются активными участниками европейского рынка предметов искусства, а кроме того, многие хранят свои произведения в странах ЕС, необходимо учитывать новые правила во избежание рисков негативных имущественных последствий и уголовной ответственности.
Новое регулирование окажет серьезное влияние как на продавцов, так и на покупателей. Главным последствием нового регулирования станет открытость информации практически о любой сделке, ее цене и участниках, что может стать сигналом к немедленной проверке государственных органов. Для покупателей это прежде всего означает, что сохранить анонимность за спиной посредника больше не получится. Кроме того, покупатель должен быть готов документально подтвердить законность происхождения своих денег на покупку предмета искусства. Расчеты наличными, которые очень распространены на арт-рыке, также будут подлежать подтверждению, поэтому не помогут избежать проверки. Невозможность предоставления сведений о законности происхождения средств или недостоверность этой информации повлекут для покупателя существенный риск стать фигурантом уголовного дела по признакам легализации незаконных доходов. В большинстве европейских стран в качестве наказания за это предусмотрено длительное лишение свободы и штрафы.
«Кристально чистый» покупатель тоже рискует, но имущественными потерями. Отсутствие должной проверки продавца может привести к конфискации купленного предмета искусства, если продавец получил его преступным путем. Например, если речь идет о «конфликтные древностях» — предметах похищенных и незаконно вывезенных из стран, где ведутся военные действия (Сирия, Ирак, Афганистан и т.д.).
Имущественные риски появись и у добросовестных продавцов — при наличии претензий и подозрений у государства к покупателю. «Антиотмывочное законодательство» предусматривает такие меры, как арест и замораживание преступных активов. Часто это происходит еще на начальной стадии расследования и может привести к полному изъятию. Это означает, что продавец может утратить как предмет искусства, так и деньги, полученные от неблагонадежного покупателя. Не исключены уголовные претензии к самому продавцу, поскольку законодательство признает преступлением также содействие и помощь в легализации преступных доходов.
Поскольку для арт-дилеров, галерей и аукционных домов с 2020 года будут применимы очень высокие штрафы за нарушение требований по отчетности о сделках, стоит прогнозировать четкое исполнение данными лицами своих обязанностей по сообщению о подозрительных клиентах. Так, крупнейшие аукционные дома Sotheby's и Christie's уже имеют и реализуют внутренние политики и инструкции, в соответствии с которыми они проводят проверки всех новых клиентов и требуют от корпоративных клиентов предоставления доказательств, раскрывающих конечных владельцев компании.

Что делать

Чтобы не стать невольным соучастником, способствующим отмыванию денег, при совершении сделок с предметами искусства в Европе рекомендуем как продавцам, так и покупателям проводить собственную юридическую проверку контрагента. Такая проверка уже давно стала нормой во всех иных сферах бизнеса. Не смотря на то, что арт-дилеры не любят вмешательства адвокатов, лучше не пренебрегать помощью юристов при совершении значительных сделок.
Поскольку принятая ЕС Директива устанавливает только общую концепцию и подлежит детализации в национальном законодательстве стран, для минимизации рисков и понимания последствий в каждом конкретном случае необходимо проводить анализ законодательства именно той страны-члена Евросоюза, где планируется покупка или продажа предмета искусства. Требования к проверке могут различаться в зависимости от страны.
Хотя более детальное регулирование появится в 2020 году, но уже абсолютно точно, что обязательно следует проверять личность контрагента (статус юридического лица и его владельца), источник его благосостояния, происхождение предмета искусства. Способы такой проверки могут быть различными и включать сбор информации как из официальных, так и иных открытых источников. Стоит также уделять больше внимание содержанию договоров, — в частности, обязательно предусмотреть необходимые гарантии и заверения продавца или покупателя в отношении тех фактов, которые он о себе предоставляет, а также последствия их недостоверности.
Для понимания объема необходимых для проверки сведений на данный момент можно использовать практические руководства для участников арт-рынка, разработанные в качестве рекомендаций рядом европейских профильных некоммерческих организаций, например Руководство по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма некоммерческой организации Responsible Art Market, Стандарты и принципы борьбы с отмыванием денег для операторов арт-рынка независимой некоммерческой организации Базельского института управления. В этих документах отмечено, что бенефициар может быть скрыт за несколькими уровнями посредников, таких как подставные компании или оффшорные компании с трастами, что может свидетельствовать о существенном риске и потребовать более строгой осмотрительности. Рекомендовано также выяснять, соответствуют ли произведения искусства, продаваемые клиентом, тому, что известно о коллекции клиента. Соответствует ли уровень, на котором клиент осуществляет продажу или покупку, его прошлым сделкам, что известно о его профессиональной деятельности и личном благосостоянии? Будут полезны также обозначенные в указанных документах признаки, свидетельствующие о повышенных рисках отмывания денег. В частности, сделку следует считать рискованной, если контрагент или посредник:
  • уклончиво или неохотно предоставляет адекватную информацию, касающуюся его личности или имущества, или предоставляет информацию, которая является ложной;
  • предлагает сделку без личного участия, через Интернет, по телефону или любыми другими подобными средствами, без оформления документов;
  • настаивает на оплате наличными, анонимными банковскими картами или через третье лицо, не являющееся стороной сделки;
  • сознательно желает продавать по искусственно заниженной или завышенной цене;
  • выполняет множественные денежные платежи с низкой стоимостью для одной или связанных сделок;
  • предлагает необычно сложные структуры для совершения покупки или продажи;
  • является политически значимым лицом или тесно связан с таким лицом, либо лицом, которое подвергается уголовному или нормативному расследованию, судебному преследованию или осуждению; или живет, осуществляет свою деятельность в юрисдикциях повышенного риска, таких как страны, в которых распространены незаконный оборот наркотиков, терроризм и / или коррупция, или, где правила налогообложения и отмывания денег менее строгие.
В заключение хотелось бы отметить, что тенденция повышения прозрачности арт-рынка является глобальной и прослеживается также в других государствах. Система регулирования, принятая в Евросоюзе, безусловно окажет влияние на разработку подобных норм в других странах. Американский арт-рынок вскоре также может подвергнуться подобному контролю со стороны государства. В США уже предложены аналогичные европейским требования, пока на уровне законопроектов, которые находятся в фазе активного обсуждения. В Великобритании, занимающей второе место после США по объему арт-рынка, правила Пятой Директивы также заработают с 2020 года. Несмотря на правовую неопределенность ее дальнейшего статуса по отношению к Евросоюзу, Великобритания приняла на себя обязательства по выполнению Директивы. В Швейцарии с 2016 года действует новая редакция Закона о борьбе с отмыванием доходов полученных преступным путем, предусматривающая допустимый «потолок» оплаты наличными сделок в области купли/продажи произведений искусства на уровне 100 тысяч франков.
Российское законодательство пока не предусматривает обязанностей по отчетности для арт-бизнеса с точки зрения борьбы с отмыванием доходов. Однако учитывая, что законодательство в РФ в указанной сфере развивается в ключе общемировых тенденций, не исключено, что вопрос о регулировании сделок с искусством может быть поднят и в нашем законодательстве. Не стоит забывать, что независимо от сферы и территории совершения, легализация доходов, полученных преступным путем, является уголовно наказуемой в России. Кроме того, в ряде российских нормативных актов и разъяснений Верховного суда РФ уже сейчас предусмотрено, что реализация предметов искусства и антиквариата относится к деятельности, подверженной высокому риску отмывания доходов. Любому коллекционеру и дилеру при совершении крупных сделок как в Европе, так и в России стоит соблюдать требования разумной осмотрительности: «знать своего контрагента/клиента», поскольку происхождение средств стало не менее важным, чем происхождение самого предмета искусства.
Наверх