-0.49%
65.11
+0.10%
63.0198
+0.13%
71.6670
+0.03%
1.1372
-0.28%
1404.80

«Эффект гранаты, брошенной в курятник»: как миллиардеры переиграли помощника президента

5 июня, 13:10
101
Как крупнейшим бизнесменам удалось сохранить сверхприбыли в споре с Андреем Белоусовым
В начале августа 2018 года помощник президента Андрей Белоусов со спокойным сердцем уехал в отпуск. Его отдых оборвали звонки из Москвы: коллеги требовали объяснить, что за безумная идея «изъять деньги у металлургов» пришла ему в голову. Незадолго до отпуска Белоусов написал президенту Владимиру Путину письмо, содержание которого неожиданно стало публичным. В письме говорилось, что правительство ищет источники финансирования «майского указа» президента и что одним из них может стать «изъятие в федеральный бюджет» дополнительных доходов компаний-экспортеров. Список 14 металлургических и химических предприятий с дополнительными доходами на 500 млрд рублей прилагался. На документе стояла виза президента: «Согласен».
После публикации списка потенциальных жертв Белоусова попавшие в него девять публичных предприятий потеряли в стоимости около 400 млрд рублей, то есть чуть меньше, чем у них хотели изъять. Но всего за несколько месяцев жесткий разговор об изъятии сверхприбылей в бюджет перетек в дискуссию об инвестициях, причем на выгодных для бизнеса условиях.

«Делиться надо»

«Это попытка изнасиловать бизнес» — такова была единодушная реакция участников списка после прочтения письма Белоусова Путину, вспоминает один из миллиардеров, пожелавший остаться неназванным. Бизнесмены получили завизированный президентом документ от своих источников в правительстве. Затем сотрудники двух компаний из списка передали эту бумагу прессе. Белоусов знает, кто это был, но имена не раскрывает. Помощник президента не стесняется в выражениях: «Ну какие же дураки! Надо же, такие миллиарды и такие идиоты». По его словам, бизнесмены «сами себе в ногу выстрелили», вызвав не только падение стоимости собственных компаний, но еще и породив народный гнев. «Я у одного из них спрашивал потом: «Вот зачем ты это сделал, чего добился-то?» А он отвечает: «Ну мы там все были в шоке, когда узнали», — вспоминает Белоусов.
«Власти неоднократно говорили о неповышении налогов, стабильности правил игры. И тут это…», — разводит руками совладелец компании из известного списка. Нормальная реакция — защищаться, когда кто-то чужой пытается считать деньги в твоем кармане, говорит миллиардер из списка Forbes. И бизнес принялся отчаянно защищаться. Алексей Мордашов, владелец «Северстали», самой рентабельной (по EBITDA) металлургической компании мира, написал министру промышленности и торговли Денису Мантурову, что инициатива Белоусова повергнет экономику в стагнацию, и пригрозил, что «Северсталь» в ответ на это сократит свою инвестпрограмму.
Владимир Лисин, председатель совета директоров НЛМК, комментируя письмо Белоусова, рассказал «Ведомостям» анекдот. Заяц, открывший в лесу нерентабельный обменник с курсом 1 рубль к 1,2 рубля, наплевав на убытки, радовался наплыву клиентов. «Нафига мне рентабельность, зато какие обороты!» — процитировал Лисин. Помощник президента не оценил юмор, ответив, что «делиться надо». Один из миллиардеров, чьи компании в тот список не попали, соглашается с Белоусовым: «Государство поддерживает бизнес и вполне имеет право требовать чего-то взамен».
Так чего же требовало государство в лице помощника президента Белоусова? Сам он, вспоминая о событиях августа 2018-го, уверяет, что произошла путаница: бизнес совершенно неправильно прочитал его письмо, а слив его журналистам, добился «эффекта гранаты, брошенной в курятник». «В список попали прежде всего те компании, которые должны переходить на наилучшие доступные технологии (НДТ). Именно в этой связи и была подготовлена бумага», — рассказывает он. НДТ гарантируют максимальную защиту окружающей среды и регламентируют требования к используемым в конкретных отраслях технологиям.
В России закон о переходе на НДТ появился в 2014 году, и «список Белоусова» первоначально был перечнем компаний, которым в первую очередь следовало бы перейти на эти технологии, уверяет автор письма. Расчеты на 500 млрд «изымаемых» рублей должны были доказать, что у бизнеса есть средства на обновление технологий. «Мы показали: вот же, у компаний есть деньги, причем они появились из-за ослабления рубля, буквально из воздуха. Подразумевалось, что эти деньги можно было бы направить на внедрение НДТ, а не на увеличение дивидендов», — рассказывает Белоусов.
Резолюция президента «Согласен» тоже имеет свой особый перевод. На языке чиновников это означает, что Путин разрешает правительству заняться изучением вопроса, а не что он одобряет саму концепцию, говорит Белоусов и подтверждает источник в Минфине. Пресс-секретарь Владимира Путина также пояснял: президент своей подписью согласился лишь на проработку идеи.
В письме о НДТ речь не шла. Белоусов докладывал президенту о возможности повышения доходов федерального бюджета от мировых цен на ресурсы и колебания курса рубля. Успешный опыт изъятия в бюджет нефтегазовых сверхдоходов в размере 600 млрд рублей, возникших из-за девальвации, Белоусов предлагал распространить и на компании металлургической, горнодобывающей, химической и нефтехимической промышленности. Налоговая нагрузка на выручку компаний этих секторов в среднем составила 7%, а вот нефтяники и газовики при налоговой нагрузке 28% остаются рентабельными.

Законы и проекты

Инициативу Белоусова обсуждали везде. Чиновники профильных министерств не понимали, что от них требуется, а в правительстве не понимали, как реагировать, вспоминает GR-менеджер металлургической компании. Начались многочисленные совещания и встречи. Министры Денис Мантуров и Максим Орешкин дискуссию об изъятии сверхдоходов у металлургов назвали нецелесообразной. За компании из списка заступился и Минфин. «Ему на тот момент деньги были не нужны, бюджет был профицитен», — объясняет совладелец компании из списка.
«У Белоусова есть черта — он очень упертый, его очень сложно переубедить. Но нужно же было куда-то выруливать», — вспоминает собеседник из металлургической компании. В конце августа на площадке РСПП встретились Белоусов, экономический вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, глава РСПП Александр Шохин и представители попавших в список компаний. Белоусов хотел видеть на встрече не топ-менеджеров, а акционеров, но многие из них были в отпуске.
Бизнес просил правительство «заменить кровавую секиру на щит», вспоминает источник Forbes из корпоративного сектора. После встречи в РСПП напряжение спало. Силуанов заверил, что налоги для компаний останутся неизменными, ничего изымать у них не будут. Он предложил компаниям на строго добровольной основе направлять деньги не только в НДТ, но и в инфраструктуру и цифровизацию. Правительство же будет их за это всячески поощрять.
«Мы услышали от коллег, что ряд их проектов не реализовывался из-за определенных проблем, и готовы тут подставить плечо», — заявил Силуанов после встречи на площадке РСПП. Правительство пообещало в ускоренном режиме подготовить законодательную базу, стимулирующую инвестиции, и совместно с бизнесом обсудить конкретные проекты. Предложенное Силуановым плечо оказалось достаточно привлекательным: если от «списка Белоусова» бизнес был в ужасе, то к новой рабочей группе, созданной для обсуждения законопроектов и инвестпроектов, не замедлили подключиться компании вне списка, например, Polymetal и ТМК.
Вдохновить миллиардеров на инвестиции в России должны два документа — о специнвестконтрактах (СПИК 2.0) и о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Первый законопроект содержит «стабилизационную» составляющую — гарантии стабильных условий для бизнеса по налогам и тарифам на 6 лет или 12 лет в зависимости от стоимости проектов. Его главная цель — поддержка новых технологий. Второй законопроект связан со списком: он предполагает налоговый возврат, защиту инвесторов от изменений условий ведения бизнеса и всяческие преференции, например, субсидирование процентных ставок по кредитам. То есть компании, над которыми какое-то время висел дамоклов меч изъятия сверхдоходов, теперь готовятся получить приятные бонусы от правительства.
Но обсуждение законопроектов, особенно второго, затянулось. В ходе переговоров бизнес начал запрашивать у государства больше, чем может дать ему взамен, рассказывает миллиардер, пожелавший остаться неназванным. «Коллеги стали выдвигать слишком много условий для этих инвестиций. Все пытаются максимально защитить свои вложения», — говорит он. Возникли и технические разногласия в правительстве, рассказывает источник Forbes в кабинете министров: Орешкин и автор законопроекта, замминистра финансов Андрей Иванов спорили о процедуре выделения денег на проекты.
Распри, как это нередко бывает, прекратил президент. На съезде РСПП в марте 2019 года Путин призвал правительство как можно быстрее заканчивать работу с законопроектом и вносить его в Госдуму. «Строго говоря, все сроки, которые мы себе ставили для подготовки этого законопроекта, вышли», — уже спустя неделю заявил премьер-министр Дмитрий Медведев.
Сейчас в индикативном списке Минфина 1000 проектов на 70 трлн рублей. В высокой стадии готовности 30 проектов, средняя стоимость каждого — около 10 млрд рублей. У Белоусова немного другие цифры: общее число принятых проектов — 250, общая сумма — 12 трлн рублей. Никто из бизнесменов не захотел рассказать Forbes о собственных проектах и «списке Белоусова» в целом, поскольку «тема тонкая, сенситивная». Возможно, секретность связана с тем, что Минфин при формировании заявок заставляет компании подписывать NDA — договор о неразглашении.

Дедушкина хитрость

«Есть такая функция — радеть за государственные интересы, и это как раз про Белоусова», — говорит топ-менеджер госкомпании, входящей в рабочую группу по инвестициям. По его словам, не все в окружении президента понимают, что является важным, а что нет. «А Белоусов понимает и может отфильтровать, и завернуть разные инициативы», — говорит он. Белоусова называют одним из главных идеологов нынешней экономической модели России. И всплеск инвестиций бизнеса идеально ложится в одно из положений последнего «майского указа» Путина — увеличить инвестиции в основной капитал к ВВП до 25% к 2024 году.
Жесткие формулировки письма об изъятии сверхприбылей были актом психологического давления или чем-то вроде приглашения к диалогу, сигнала компаниям активизировать инвестиционную деятельность, предполагает бывший сотрудник экономического блока правительства. По словам другого бывшего чиновника, эпатировать, чтобы потом наладить диалог, — это вполне «в стиле Андрея Рэмовича». «Такая «дедушкина хитрость»: напугать компании, чтобы они стали сговорчивее, — рассуждает GR-менеджер металлургической компании. — Бизнес снова выступил в роли дойной коровы». Неудивительно, что бизнес выдвигает множество условий своих инвестиций и хочет льгот.
Сам Белоусов уверяет, что синергия средств бизнеса и государства напрямую с ускорением экономического роста и «майским указом» не связана. После встречи в РСПП в августе он подтвердил, что деньги на «майский указ» в бюджете есть, дополнительных источников не нужно. «Определенный вклад в рост экономики, конечно, будет, но все это делается не для того, чтобы получить макроэкономическую отдачу», — отмечает он. Тем не менее, если государство вложится, эффект от инвестиций может быть колоссальным, считает совладелец металлургической компании.
Однако глобальные проекты требуют глобальных вливаний, и поддержка инвестиций может дорого обойтись государству. Эксперты опасаются, что правительству из-за этого придется кроить уже существующее пространство льгот, годовые затраты на которые сейчас составляют 3–3,5 трлн рублей, говорит советник ИНСОР Никита Масленников. Никто из опрошенных ведомств пока не готов говорить о стоимости предлагаемых бизнесу льгот. «Пока рано обсуждать и считать то, чего нет», — говорит замминистра финансов Иванов. Он уверяет: цель правительства — минимум изменений для бизнеса, никто ничего кроить не будет.
«История со «списком Белоусова» разрулилась, но осадочек, конечно, остался. Все-таки по бизнес-логике компании не обязаны удовлетворять желания государства», — говорит совладелец компании из списка. В целом история получилась вредная, считает GR-менеджер металлургической компании. «Выходит, что помощник президента, а не Госдума или правительство обладает околозаконодательной инициативой. И он может в любой момент предъявить невообразимые требования», — недоумевает он.
Самое главное и самое неприятное для бизнеса в России — это когда тебе государство обещает одно, а затем меняет правила игры, говорит миллиардер, пожелавший остаться неизвестным. «Критически важна последовательность того, что обещанные меры господдержки должны быть безусловны и не должны быть предметом постоянной дискуссии», — повторил он несколько раз.
— При участии Сергея Титова

Где заработать миллиард. Рейтинг отраслей экономики — 2019

В каких отраслях экономики наибольшая концентрация участников списка Forbes
1. Металлургия
1 из 10
Донат Сорокин / ТАСС
2. Недвижимость, девелопмент
2 из 10
Марина Лысцева / ТАСС
3. Химическая промышленность
3 из 10
Дмитрий Рогулин / ТАСС
4. IT
4 из 10
Максим Стулов / Ведомости / ТАСС
5. Торговля
5 из 10
Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС
6. Добыча углеводородов (нефти и газа)
6 из 10
Егор Алеев / ТАСС
7. Финансовый сектор
7 из 10
Донат Сорокин / ТАСС
8. Транспорт
8 из 10
Юрий Смитюк / ТАСС
9. Сельское хозяйство
9 из 10
Валерий Матыцин / ТАСС
10. Пищевая промышленность
10 из 10
Лев Федосеев / ТАСС
1. Металлургия
Основа состояния 28 бизнесменов. Включает как черную, так и цветную металлургию.
К инвесторам в черную металлургию, производящую железо и сталь, относятся: Владимир Лисин, Алексей Мордашов, Алишер Усманов, Виктор Рашников, Александр Абрамов, Александр Фролов, Дмитрий Пумпянский, Геннадий Козовой, Анатолий Седых, Андрей Комаров, Александр Вагин, Евгений Зубицкий.
В цветную металлургию, производящую медь, никель, алюминий, титан, золото, серебро и другие металлы, инвестируют: Владимир Потанин, Искандер Махмудов, Сулейман Керимов, Андрей Козицын, Игорь Алтушкин, Олег Дерипаска, Александр Мамут, Александр Несис, Константин Струков, Андрей Бокарев, Михаил Шелков, Игорь Кудряшкин, Эдуард Чухлебов, Дени Бажаев, Муса Бажаев, Виталий Мащицкий.
2. Недвижимость, девелопмент
Основа состояния 18 бизнесменов.
В недвижимость напрямую и через фонды в России и за рубежом вкладывают: Самвел Карапетян, Зарах Илиев, Год Нисанов, Александр Пономаренко, Александр Скоробогатько, Александр Светаков, Араз Агаларов, Сергей Гордеев, Александр Клячин, Василий Анисимов, Владимир Лещиков, Алексей Хотин, Дмитрий Ананьев, Михаил Ходорковский, Михаил Брудно, Саит-Салам Гуцериев, Владимир Дубов, Платон Лебедев.
3. Химическая промышленность
Основа состояния 15 бизнесменов.
Химическая промышленность включает в себя производство химических удобрений (азотных, калийных, фосфорных) и нефтепереработку. Производят химические удобрения: Андрей Мельниченко, Андрей Гурьев, Вячеслав Кантор, Дмитрий Стрежнев, Владимир Литвиненко, Сергей Махлай, Игорь Антошин.
Прочими отраслями химической промышленности занимаются: Айрат Шаймиев, Радик Шаймиев, Рустем Сультеев, Альберт Шигабутдинов, Кирилл Шамалов, Сейфеддин Рустамов, Александр Дюков, Дмитрий Конов.
4. IT
Основа состояния 14 бизнесменов.
В технологии, включая программное обеспечение и интернет-платформы, напрямую и через фонды вкладываются: Юрий Мильнер, Павел Дуров, Андрей Андреев, Аркадий Волож, Евгений Касперский, Татьяна Бакальчук, Леонид Богуславский, Анатолий Карачинский, Вячеслав Мирилашвили, Филипп Генс, Андрей Баронов, Ратмир Тимашев, Николай Сторонский, Давид Ян.
5. Торговля
Основа состояния 12 бизнесменов.
В торговые компании и сети вкладываются: Игорь Кесаев, Сергей Кациев, Сергей Петров, Сергей Студенников, Игорь Яковлев, Алексей Богачев, Андрей Рогачев, Владимир Мельников, Август Мейер, Александр Гирда, Дмитрий Костыгин, Михаил Куснирович.
6. Добыча углеводородов (нефти и газа)
Основа состояния 10 бизнесменов.
Добывают нефть и газ: Леонид Михельсон, Вагит Алекперов, Леонид Федун, Михаил Гуцериев, Николай Буйнов, Владимир Богданов, Леонид Симановский, Саид Гуцериев, Игорь Юсуфов, Владимир Коган.
7. Финансовый сектор
Основа состояния 9 бизнесменов.
Банковским и страховым делом, финансовыми технологиями занимаются: Олег Тиньков, Роман Авдеев, Юрий Ковальчук, Олег Бойко, Борис Ротенберг, Кирилл Миновалов, Виктор Ремша, Николай Саркисов, Сергей Саркисов.
8. Транспорт
Основа состояния 9 бизнесменов.
В транспортные компании (включая аэропорты, порты, контейнерные терминалы, пароходства, авиа- и железнодорожные перевозки) вкладываются: Дмитрий Каменщик, Роман Троценко, Никита Мишин, Константин Николаев, Андрей Филатов, Алексей Исайкин, Вячеслав Аминов, Зиявудин Магомедов, Вадим Аминов.
9. Сельское хозяйство
Основа состояния 7 бизнесменов.
Инвестируют в животноводство и растениеводство: Вадим Мошкович, Александр Линник, Виктор Линник, Николай Ольшанский, Владимир Зотов, Александр Орлов, Игорь Худокормов.
10. Пищевая промышленность
Основа состояния 7 бизнесменов.
В пищевой промышленности (включая вылов и переработку рыбы, переработку сои, производство алкогольных напитков, детского питания, производство кондитерских изделий и снеков) работают: Юрий Шефлер, Виталий Орлов, Юрий Гущин, Александр Луценко, Александр Верховский, Денис Штенгелов, Ольга Белявцева.
Наверх