-3.80%
41.25
-0.02%
79.0378
+0.57%
92.7509
+0.60%
1.1735
+0.85%
1902.25

Глава А1 сообщил об «анонимке» на беглого банкира Беджамова

21 февраля, 09:50
231
А1 получила «набор потенциальных историй» о беглом банкире Георгии Беджамове, после того как пообещала награду за информацию о его активах. Полезным оказалось и анонимное письмо, рассказал в интервью РБК глава А1 Андрей Елинсон
Георгий Беджамов
(Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС)
Рекламная кампания А1 с обещанием вознаграждения за информацию об активах бывшего совладельца Внешпромбанка (ВПБ) Георгия Беджамова «произвела нужный эффект», сказал в интервью РБК управляющий директор А1 Андрей Елинсон. А1 входит в «Альфа-Групп» и по контракту с Агентством по страхованию вкладов (АСВ) ищет активы беглого банкира.
В поисках активов Беджамова
ЦБ отозвал лицензию у Внешпромбанка в начале 2016 года, размер дыры в кредитной организации составил 200 млрд руб. К Беджамову, который заочно арестован в России, подан иск на $1,75 млрд в Высокий суд Лондона, однако стоимость его известных активов составляет менее $100 млн. Летом 2019 года А1 объявила о готовности выплатить вознаграждение за информацию об активах Георгия Беджамова и его сестры Ларисы Маркус, возглавлявшей Внешпромбанк и сейчас находящейся в тюрьме.
Компания рассматривала возможность выплатить награду за информацию об активах в виде фиксированной суммы или процента от стоимости активов, если они будут обращены к взысканию. Тогда А1 запустила рекламную кампанию на экранах международного аэропорта Шереметьево и центра бизнес-авиации Внуково-3. Зимой кампанию распространили на Лондон. Объявление о вознаграждении разместили в Evening Standard, а по району Найтсбридж, где, предположительно, проживает Беджамов, проехал грузовик с объявлением о вознаграждении.
«Эта кампания имела резонанс и, как нам кажется, произвела нужный эффект, так как объем информации, который стал поступать к нам по разным каналам, резко вырос, что, собственно, и было нашей задачей», — сказал Елинсон.
По его словам, люди, откликнувшиеся на кампанию, обычно не говорят в лоб о том, что сообщают об активах банкира именно благодаря ей. Но «был один реальный случай, нам принесли анонимное письмо», которое оказалось полезным. «В анонимке был контакт человека, с которым мы могли связаться», — отметил Елинсон.
Наверх