+0.80%
84.84
-0.47%
71.0283
-0.42%
82.3999
+0.04%
1.1601
-1.61%
1768.20

Глава Goldman Sachs в России: «Пандемия радикально изменила подход к IPO»

2 апреля, 07:10
262
Председатель совета директоров Голдман Сакс Банка в России Дмитрий Седов рассказал РБК, что не так с российским рынком M&A, боятся ли инвесторы новых санкций и сколько новых IPO стоит ждать в 2021 году
Дмитрий Седов
Дмитрий Седов
(Фото: Владислав Шатило / РБК)
Почему 2020 год стал рекордным для российского Goldman Sachs
Как поменялась работа банка в России
Из-за чего рынок M&A в России не соответствует масштабам страны
Беспокоятся ли инвесторы из-за санкций
Сколько IPO состоятся в России в 2021 году
Могут ли поменяться стратегии частных инвесторов
О результатах банка
В целом 2020 год для нас был рекордным по объему бизнеса и по доходам. Это справедливо для всех наших подразделений: и для инвестиционно-банковского, и для отдела глобальных рынков, и для группы asset management (управление активами. — РБК). Мы не называем конкретных цифр, потому что они не раскрываются в отчетности головной Goldman Sachs & Co (по данным отчетности российского Голдман Сакс Банка, его прибыль за девять месяцев 2020 года составила 756,4 млн руб. Седов говорит, что отчетность банка в России «показывает только тот объем бизнеса, который фактически проходит через российские юрлица». Часть дохода регистрируется через материнскую Goldman Sachs International, «поэтому отчетность банка показывает далеко не всю нашу активность». — РБК).
С чем были связаны рекордные результаты? В инвестиционно-банковском бизнесе, несмотря на пандемию, рынки капитала — и международные, и российские — показали положительную динамику. Это позволило компаниям, которые давно планировали размещение акций и облигаций, выйти на рынок капитала. Мы организовывали привлечение капитала в разных форматах на публичных рынках: конвертируемые облигации и вторичное размещение, объединенное с PIPE (private investment in public company), для «Яндекса», IPO «Озона», сделки по продаже акций АФК «Система» и ее партнеров в компании «Детский мир», размещение еврооблигаций [производителя нефтеоборудования] компании «Борец» и т.д. Это только публичные сделки, но были и непубличные транзакции, и на них банк тоже зарабатывал. Нефтяной шок марта и апреля 2020 года привел к более высокой волатильности на рынке, что позволило зарабатывать больше на торговле на рынках акций, инструментов с фиксированной доходностью, валюты и биржевых товаров.
Наверх