+0.09%
58.80
-0.05%
64.2288
-0.02%
70.8466
-0.02%
1.1030
+0.15%
1483.31

Как заработать на инвестициях в общее благо

3 июля, 11:30
157
Социально ответственное инвестирование важно не только с этической, но и с прагматичной точки зрения, поскольку позволяет снижать риски. И хотя развивающиеся рынки редко удовлетворяют строгим критериям ESG, именно там можно ожидать наиболее значительных изменений к лучшему
Когда-то считалось, что единственным критерием инвестирования является экономическая эффективность компании. Однако в последние десятилетия экономисты всерьез заговорили о критериях ESG. Что это такое?
Аббревиатура ESG означает environmental, social, governance — экология, социальное развитие, корпоративное управление. Говоря простыми словами, компании недостаточно просто демонстрировать быстрый и устойчивый рост: немаловажную роль играет ее репутация. Общественному мнению важно, не загрязняет ли компания окружающую среду, не использует ли детский труд, не замечена ли во взятках. Социально ответственный инвестор вынужден принимать во внимание все эти факторы.
В прежние годы бытовало мнение, что социально ответственное инвестирование требует определенных уступок со стороны инвестора. Прежде всего число «хороших» компаний, отвечающих критериям, было ограничено, как и размер потенциальной прибыли инвестора. При этом «плохие» компании могли демонстрировать очень привлекательный рост, по крайней мере в цене акций.
Однако в определенный момент некоторые инвесторы стали приходить к интересному выводу: критерии экологии, социального развития и корпоративного управления важны не только с этической точки зрения, но и имеют важную практическую составляющую. Если инвестор при выборе актива придерживается критериев ESG, это может помочь ему избежать вложений в такие компании, чья операционная деятельность связана с рисками. Примером может служить разлив нефти BP в 2010 году или скандал вокруг занижения выбросов от автомобилей Volkswagen. Оба случая сильно пошатнули цены на акции компаний и стали причиной многомиллиардных сопутствующих убытков.
Сегодня многие ведущие финансовые компании, такие как JPMorgan Chase, Wells Fargo и Goldman Sachs, в своих годовых отчетах подробно рассказывают, каким образом они придерживаются принципов ESG и как это отражается на их чистой прибыли. Инвесторы — от розничных до суверенных фондов благосостояния — все чаще интересуются, каким образом компания реализует принципы ESG в своей работе. А компании, в свою очередь, привлекают в свой штат отдельных специалистов по ESG.
Важная оговорка: ни одна компания не может соответствовать всем требованиям в каждой из категорий ESG, поэтому инвесторам в любом случае необходимо решать, что важно в каждом конкретном случае.

Развитые рынки против развивающихся

За прошедшее десятилетие интерес к ESG-факторам в финансовом секторе особенно заметно вырос. Притом что сам термин существует и обсуждается еще с XIX века, в последние годы это направление стало настолько популярным, что сумма активов под управлением фондов ответственного инвестирования достигла $31 трлн, по оценкам Global Sustainable Investment Alliance.
Мы полагаем, что тому есть две основные причины. Во-первых, финансовый сектор пытается восстановить свою репутацию, заметно пострадавшую в ходе последнего мирового финансового кризиса. Интерес к ESG-факторам выглядит более привлекательно, нежели зацикленность на прибыли, которая во многом спровоцировала бум ипотечных ценных бумаг в 2000-х годах. Во-вторых, изменение климата стало крайне острой проблемой: во всем мире только и говорят о том, что целевые показатели в борьбе с глобальным потеплением, вероятно, не будут достигнуты.
Но когда мы говорим об ESG-инвестировании, здесь кроется определенный подвох. Ведь если инвестор стремится вкладываться в активы тех стран, которые обеспечивают равенство полов за счет доступа к образованию, не коррумпированы и имеют эффективную судебную систему, то в списке подходящих окажутся только богатые страны.
Однако дело в том, что богатые страны не всегда имели такие прекрасные ESG-показатели. США оставались рабовладельческой страной вплоть до 1860-х годов, а борьба за равные гражданские права была на повестке и сто лет спустя. Во Франции и Швейцарии женщины получили право голоса лишь в 1945 и 1971 годах.
Таким образом, западные страны тоже должны были пройти длинный путь, на котором были этапы рабовладения, детского труда, коррупции, гендерного неравенства, не говоря уже о проявлениях империализма и отдельных фактах геноцида в колониях.
ВВП на душу населения на многих пограничных и развивающихся рынках сейчас находятся на уровнях, которые наблюдались в ныне развитых экономиках десятилетия тому назад. По последним данным, ВВП на душу населения в России в 2016 году соответствовал аналогичному показателю Великобритании в 1987 году. ВВП на душу населения в Индии сейчас находится на одном уровне с США в 1898 году (период борьбы с Испанией) или с Великобританией в 1907 году.

Главное — в перспективе

Сейчас все большее число участников рынка приходит к выводу, что важны не столько абсолютные или относительные уровни, сколько динамика, и инвестировать нужно не в богатые страны с уже высокими показателями, а в те регионы, где можно ожидать наиболее значительных изменений — конечно, в лучшую сторону.
Наш анализ показывает, что если есть желание инвестировать и получить выгоду от улучшения ESG-показателей, то наилучшими кандидатами как раз являются пограничные и развивающиеся, нежели развитые рынки. Показатели социального развития имеют тенденцию плавно расти с течением времени и ростом благосостояния. Показатели корпоративного управления более вариативны и зависят от выбранного политического курса в стране, но и они демонстрируют положительную корреляцию с ростом благосостояния. Что касается экологических показателей, то здесь тенденция неоднозначная: пока ВВП растет и не достиг примерно $6000 на душу населения, экологические показатели улучшаются, однако после этого порогового значения ВВП на душу населения они начинают снижаться по причине роста выбросов углекислого газа.
Выбросы углекислого газа вообще являются, пожалуй, самым тревожным фактором. По нашим оценкам, они будут расти еще много лет на фоне индустриализации в Индии и других странах Юго-Восточной и Южной Азии, а также в ряде африканских стран. При этом мы предполагаем, что в таких странах, как Россия, можно ожидать, что рост цен на энергоресурсы будет способствовать росту энергоэффективности и развитию возобновляемых источников энергии.
Значительный интерес вызывает снижение выбросов углекислого газа в Китае в период 2015-2016 годов. Это могло бы стать новым прецедентом в истории индустриализации развивающихся стран, однако, по последним данным, в 2017 году рост выбросов снова возобновился. Если же сокращение выбросов все-таки произойдет, как обещает правительство Китая, это будет означать, что максимальный уровень загрязнения развивающимися странами достигнет только половины выбросов развитых стран за последние несколько десятилетий. И это еще один аргумент для инвесторов, почему развивающиеся и пограничные рынки могут составить серьезную конкуренцию развитым в ESG-инвестировании.
Пока инвестирование на основе ESG-критериев, возможно, не способно обеспечить существенно более высокие темпы роста при вложениях в акции и даже сколь-либо значимое преимущество при вложениях в облигации. Напротив, с 2018 года лучшие показатели демонстрируют фондовые рынки Катара и Израиля, стран с самыми низкими ESG-показателями среди развивающихся и развитых рынков соответственно. Однако все может измениться со временем по мере того, как все больше средств будет аккумулироваться в фондах, которые занимаются ESG-инвестированием. Но даже если прямая корреляция с приростом рыночной стоимости активов не появится, мы полагаем, что инвесторы смогут оценить те долгосрочные выгоды от улучшения ESG-показателей, которые станут возможными благодаря росту инвестиций в развивающиеся и пограничные рынки.
Наверх