+0.75%
56.60
+0.06%
67.1916
+0.40%
76.6220
+0.34%
1.1403
+0.18%
1226.03

Крым не спас: почему 
полуостров 
не стал индульгенцией 
для 
банков

29 сентября, 11:10
148
После «русской весны» 2014 года в Крым пришли 28 российских банков, но более 70% из них затем было лишено лицензии. Последовавшие уголовные дела показывают, что эти банки испытывали проблемы еще задолго до прихода в Крым
Фото: РИА Новости
14 апреля 2014 года глава правительства Крыма Сергей Аксенов прибыл в Ново-Огарево к Владимиру Путину, чтобы под камерами узнать о своем назначении врио главы республики. Полуостров только что вошел в состав России, украинские банки массово прекратили работу на его территории, и, отвечая на вопрос президента о ситуации в Крыму, Аксенов в первую очередь упомянул банковское обслуживание. «Открыто 88 отделений <...>, сегодня еще 30 открыто <...>, в течение буквально еще максимум десяти дней мы закроем <...>, 200–220 отделений будет открыто», — волнуясь и поглядывая на камеры, рассказывал Аксенов, который еще недавно был рядовым депутатом местного парламента.
Из всех 69 украинских банков, имевших офисы на территории Крыма, после марта 2014 года продолжили работу только два — Севастопольский морской банк крымского предпринимателя в сфере транспорта Александра Анненкова и Черноморский банк реконструкции и развития, владельцами которого сначала были более 30 физических лиц, а потом он отошел министерству имущества Крыма. Остальные послушно исполнили постановление № 260 Национального банка Украины, который потребовал закрыть филиалы на полуострове.
У 20 из 28, или 71% российских банков, пришедших в Крым им на смену, Центробанк впоследствии отозвал лицензии, подсчитал журнал РБК на основе сообщений регулятора. Два банка (Крайинвестбанк и Генбанк) были санированы другими работающими на полуострове кредитными организациями — РНКБ и «Россией» (через Собинбанк) соответственно. «Верхневолжский» из Рыбинска влился в ВВБ из соседнего Ярославля, чтобы вместе с ним кануть в историю российского банковского дела после отзыва лицензии. Лишь два (7%) — «Кубань Кредит» и «Первомайский» свернули свою работу в Крыму, сосредоточившись на своем основном регионе — Краснодарском крае.
Первым в конце марта 2014-го в Крым пришел Российский национальный коммерческий банк (РНКБ) — небольшая московская кредитная организация с собственным капиталом в размере 1,3 млрд руб., принадлежавшая Банку Москвы. Перед началом работы на полуострове РНКБ был продан ГУП «Вода Крыма», однако Сергей Аксенов впоследствии честно признал, что сделка была технической: деньги на покупку выделил сам же Банк Москвы, который опасался возможных санкций в случае открытого выхода на полуостров, заявил он журналистам в феврале 2015 года.
После этого в Крым потихоньку потянулись российские банки, в основном малоизвестные региональные игроки за пределами первой сотни кредитных учреждений, за исключением быстро попавшего под санкции банка «Россия». В период с апреля по сентябрь 2014 года на полуострове заработали 25 кредитных организаций из России, подсчитал журнал РБК на основе отчетности самих банков и сообщений крымских СМИ. Только восемь были зарегистрированы в Москве, остальные представляли регионы — от Бурятии (Байкалбанк) и Якутии («Таата») до Вологды («Северный кредит») и Смоленска («Смолевич»). Затем волна спала: в 2015–2016 годах офисы в Крыму открыли лишь четыре российских банка, последний — в сентябре 2016 года (Телекоммерц Банк, Тула). С тех пор ни одно кредитное учреждение из «материковой» России не рискнуло расширить свой бизнес за счет Крыма.
Лишенцы
Фото: Виктор Коротаев / Коммерсант
Уже после отзыва лицензии, в ходе арбитражных разбирательств и расследования уголовных дел становилось очевидно, что вышедшие в Крым банки испытывали серьезные проблемы еще до начала работы на полуострове. Например, Центробанк дважды, в 2012 и 2013 годах, штрафовал «Верхневолжский» по статье КоАП «Неисполнение требований законодательства о противодействии отмыванию доходов». По той же статье регулятор наказал Телекоммерц Банк в августе 2015-го, за год до его выхода в Крым.
Хищение денег из столичного МАСТ-банка началось еще в 2013 году, когда полуостров был украинским, следует из приговора Преображенского суда Москвы в отношении бывшего главы банка Александра Чеметова (всего сознался в выводе 5,6 млрд руб.). Бывший председатель правления самарского банка «Волга-кредит» Татьяна Ерилкина получила пять с половиной лет колонии по обвинению в мошенничестве с векселями в феврале 2014 года, следует из приговора Ленинского районного суда Самары. Схема по выводу 2,2 млрд руб. из ростовского «Донинвеста» путем оформления невозвратных кредитов была запущена в декабре 2013 года, следует из сообщения Генпрокуратуры РФ.
Подобные банки выходили в Крым в надежде, что работа на полуострове может стать своеобразной защитой от действий Центробанка, по крайней мере от отзыва лицензии, говорит директор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев. Сам регулятор не давал фактических указаний на возможность получить такие «индульгенции», это были лишь предположения, считает замдиректора группы банковских рейтингов АКРА Валерий Пивень. В Центробанке отказались комментировать этот вопрос.
Работа в Крыму могла дать проблемным банкам небольшую отсрочку, особенно в самом начале, когда было непонятно, восстановится ли банковское обслуживание населения на уровне, который был до 2014 года, говорит Самиев. До вхождения в состав России здесь работало около 900 отделений украинских банков, рассказывал в 2014-м тогдашний вице-премьер республики Рустам Темиргалиев. К концу 2014-го их российские коллеги открыли почти 400 офисов, причем часто занимали помещения своих предшественников, к лету 2015 года, на пике присутствия российских банков по числу игроков, их уже было 430, следует из статистики на сайте ЦБ. К концу 2017-го это число снизилось до 313.
Если Центробанк, принимая решение об отзыве лицензии, и учитывал факт работы в Крыму, то на протяжении достаточно короткого времени, полагает Пивень: тот же РНКБ (более 170 отделений на полуострове) достаточно быстро занял позиции системообразующего банка, способного обеспечить непрерывность предоставления финансовых услуг в регионе, отмечает он. В Центробанке журналу РБК сообщили, что все причины отзыва лицензии прописаны в законах и сообщениях регулятора, иных быть не может.
Первым пал «Донинвест», совладельцем которого был продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин. Лицензия у банка была отозвана в октябре 2014 года, спустя несколько месяцев после открытия одного офиса в Симферополе. Как выяснилось впоследствии в рамках процесса банкротства, для вывода денег здесь использовались помимо всего прочего фиктивные сделки с недвижимостью в Крыму.
Основная зачистка произошла в 2015–2017 годах, когда из-за действий Центробанка полуостров лишился 45% пришедших банков (13 кредитных организаций). В 2017–2018 годах аналогичная участь постигла еще четверть из них. Лишь к двум, к Крайинвестбанку и Генбанку, применили более мягкую меру надзорного реагирования — введение временной администрации и дальнейшую санацию. У обоих в числе акционеров было государство.
Выжившие
Фото: Vasily Fedosenko / REUTERS
Крайинвестбанк, на 98% принадлежавший администрации Краснодарского края, вышел в Крым одним из первых, в апреле 2014 года, но не стал раскидывать широкую сеть и ограничился десятком отделений. В конце 2015 года Центральный банк ввел в нем временную администрацию, санатором был выбран РНКБ, получивший на оздоровление около 28 млрд руб., сообщал «Прайм».
Последовавшие арбитражные тяжбы показали, что Крайинвестбанк также активно участвовал в сомнительных сделках в последние месяцы перед вмешательством ЦБ. Например, кредитное учреждение оказалось одним из звеньев в сложной цепочке по приватизации 190 га на острове на озере Старая Кубань в Краснодаре, причем сделка с его участием была оспорена местной прокуратурой.
В начале 2014 года губернатор Краснодарского края Александр Ткачев подписал распоряжение о строительстве на этом острове гольф-клуба. Инвестор — компания «Кубанская нива» — сдал полученные в аренду 195 га семи загадочным компаниям, часть которых была ранее связана с ним самим (данные СПАРК и арбитражных судов). Арендаторы воспользовались правом преимущественной приватизации, выкупили участок у государства, а затем в течение двух недель марта 2015 года совершили еще несколько сделок по переуступке прав. Вершиной этой серии покупок стало оформление участка на принадлежавший правительству края Крайинвестбанк, который пробыл его собственником лишь сутки и на следующий день перепродал структурам Черноморской финансовой компании (ЧФК). ЧФК ранее имела отношение к депутату Госдумы, бывшему вице-губернатору Краснодарского края и бывшему председателю правления Крайинвестбанка Александру Ремезкову. Сам он заявил журналу РБК, что с ЧФК сейчас никак не связан и не в курсе этой истории.
Если мотивы спасения Крайинвестбанка вряд ли связаны с его присутствием в Крыму, то Генбанк к моменту введения временной администрации в 2017 году имел на полуострове 190 отделений, уступая по этому показателю только РНКБ. «Генбанк успел нарастить объем, который был признан большим с точки зрения социальной значимости», — говорит Самиев. До санации 50% в акционерном капитале Генбанка принадлежали правительству Крыма, вторая половина находилась в руках физических лиц, в том числе финансиста Евгения Двоскина, которого ФБР США обвиняло в мошенничестве с ценными бумагами на сумму $2,3 млн. В России Двоскин был фигурантом уголовных дел о мошенничестве и незаконной банковской деятельности.
В течение 2017 года правительство Крыма искало способы докапитализировать банк, писал «Коммерсантъ», однако в итоге был выбран путь санации: один из двух опорных банков полуострова достался Собинбанку, который принадлежал работающему на полуострове банку «Россия».
Ушедшие
Два региональных российских банка, поработав в Крыму, свернули свою деятельность на полуострове и даже не попали под санкции США.
Например, около года, до июля 2015 года, в республике были открыты три офиса банка «Кубань Кредит» из Краснодарского края. Зампред правления банка Артур Алексеев объяснял «Коммерсанту» решение закрыть их тем, что если на момент присоединения Крыма финансовый рынок на полуострове был пустым, то спустя год экономическая модель сильно изменилась. «В частности, банк РНКБ открыл множество отделений, развернул широкую банкоматную сеть, рынок наполнился услугами», — отметил он, подчеркивая нецелесообразность работы трех офисов в таких условиях. С 2015 года позиция банка по поводу работы на полуострове не изменилась, уточнили в пресс-службе «Кубань Кредита».
В настоящее время в Крыму работают офисы семи банков, из них три полностью или частично принадлежат правительству республики (РНКБ, Черноморский банк реконструкции и развития, Крайинвестбанк). Из небольших банков, массово заходивших на полуостров в 2014 году, остался только московский Индустриальный сберегательный банк (267-е место по России по величине активов) с пятью отделениями. До конца августа компанию ему составлял К2 Банк из Карачаево-Черкесии (369-е место), пока Центробанк не отозвал лицензию и у него.
Ждать, что в Крым будут приходить новые, в том числе небольшие, игроки, не стоит, говорит Валерий Пивень. «Фактически можно говорить, что система полуострова сформирована и вхождение на рынок республики потребует слишком больших затрат для того, чтобы потеснить существующих игроков», — считает он. По мнению Самиева, сейчас «всем понятно, что выход на полуостров никак не спасет [от действий Центробанка]».
Наверх