-0.30%
63.71
+0.27%
64.0827
+0.08%
70.6195
-0.19%
1.1020
+1.20%
1516.60

Новых денег нет: что происходит с российскими банками для миллионеров

29 августа, 10:00
72
За прошедшие пять лет доля десяти крупнейших банков на рынке услуг для состоятельных клиентов выросла до 80-85%. С чем связана такая ситуация?
Объем средств под управлением российских private banking растет ежегодно на 10–15%, обгоняя официальную инфляцию всего на 5–10%. Новых денег на рынке не появляется, за прошедшие пять лет он заметно консолидировался — доля 10 крупнейших банков достигла 80–85%. Большинство клиентов предпочли перевести свои средства из небольших банков в крупные государственные и «дочки» иностранных. Ключевым фактором в пользу такого решения стала чистка банковского рынка. Сохранность денег при отзыве лицензии не могут гарантировать ни близкие отношения с топ-менеджерами, ни личные гарантии собственников банков.
Традиционно главным продуктом private banking были депозиты с повышенной ставкой (на 1–3 п. п. выше лучшего рыночного предложения). До сих пор 75% денег в private banking — это вклады. Но их доля постепенно снижается. Все большему числу клиентов становятся интересны инвестиционные продукты, дающие при разумном риске более высокую доходность, чем банковские депозиты.
Это изменение запроса клиентов потребовало от банков развития инвестиционной компетенции внутри команд private banking, что является весьма дорогой трансформацией. Позволить себе команду профессиональных инвестиционных консультантов могут только крупные игроки. С точки зрения конкурентоспособности на рынке private banking это еще более увеличило разрыв между лидерами рынка и небольшими банками.
Еще несколько лет назад private-банкиры были уверены, что цифровая трансформация придет в их индустрию значительно позже розничного сегмента. Существовал миф, что состоятельные люди не захотят совершать банковские и инвестиционные операции со своего смартфона. Казалось, что для этих клиентов единственным удобным интерфейсом общения с банком является персональный менеджер.
Действительно, есть большой сегмент консервативных клиентов, которые не хотят разбираться в новых технологиях, предпочитая традиционное взаимодействие с менеджером. Однако цифровая трансформация все-таки докатилась и до private banking.
Во-первых, в числе состоятельных клиентов начали появляться клиенты до 40–45 лет. Это молодые успешные топ-менеджеры и предприниматели, а также наследники. Новое поколение клиентов активно использует современные технологии в обычной жизни и ожидает, что банк также предложит им цифровые возможности: информацию об остатках на счетах и динамике инвестиционного портфеля, простые транзакционные операции и т. д.
Во-вторых, консервативные клиенты более старшего возраста оказались не такими уж консервативными: среди них также есть группа пользователей, готовых использовать дистанционные каналы обслуживания.
Новые цифровые стандарты индустрии — дополнительный фактор отрыва лидеров рынка от банков второго эшелона, не имеющих ресурсов для участия в цифровой гонке.
У цифровизации есть и обратная сторона. Благодаря технологиям клиенты способны совершать простые операции самостоятельно. Теперь не требуется помощь менеджера, например, для покупки облигаций и акций на фондовом рынке. Более того, для этого даже необязательно быть клиентом private banking. Часть традиционных услуг private banking благодаря технологиям стала доступна даже массовым клиентам.
Все это заставляет банки предлагать более сложные продукты и услуги и решать задачи, которые клиент не сможет решить наедине со смартфоном: структурирование сделок M&A, передача наследства, создание целевых фондов, управление нефинансовыми активами и т. д.
Если в 2016 году ключевым фактором при выборе банка было качество сервиса, то сейчас на первое место вышла надежность. Сегодня клиенты готовы простить небольшие огрехи в сервисе, если банк выглядит действительно устойчивым.
Потеря интереса к сервису связана также с тем, что все лидеры рынка выравнялись по качеству и набору услуг. Выбирая один из крупных банков, клиент может и не заметить существенной разницы в обслуживании.
Выравнивание стандартов привело к тому, что клиенты в целом потеряли интерес к сравнению банков. Они просто не видят принципиальной разницы между разными банками. По данным Capgemini, среднее число банков, в которых обслуживается состоятельный клиент, сократилось с 2,6 в 2014 году до 2,2 в 2018-м.

10 лучших банков для российских миллионеров — 2019

1 из 10
2 из 10
3 из 10
4 из 10
5 из 10
6 из 10
7 из 10
8 из 10
9 из 10
10 из 10
Private Bank Альфа-Банка не обошли стороной кадровые изменения, затронувшие в последнее время почти все ведущие бизнес-линии банка. В начале года банк покинула управляющий директор «Альфа Private» Екатерина Милеева, с ней ушел и Антон Рахманов, который занимался развитием продуктов для состоятельных клиентов. Ее место заняла Алина Назарова из «ФК Открытие». За год, прошедший с публикации прошлого рейтинга, стать клиентом «Альфа Private» стало сложнее — банк увеличил порог входа в Москве с $0,5 млн до $1 млн, а в регионах — с $250 000 до $550 000.
За год активы под управлением Sberbank Private Banking выросли на 15%, а число клиентов — на 7%. Средний чек увеличился с $3,8 млн до $4,1 млн. Таким образом Sberbank Private Banking приблизился по этому показателю к лидеру рейтинга: в «Альфа Private» средний чек — $5 млн. За прошедший год Сбербанк запустил несколько новых услуг, в частности инвестиционное консультирование на Кипре в разных валютах.
Friedrich Wilhelm Raiffeisen — старейший частный банк с подразделением в России. За прошедший год его активы под управлением выросли на 12%, число клиентов увеличилось на 8%, средний чек вырос на 11%. Клиентов с финансовыми активами от $1 млн стало больше на 13%. Friedrich Wilhelm приносит российскому Райффайзенбанку около 5% доходов. Ставки по вкладам в private banking — самые низкие на рынке, высока доля средств в инвестиционных продуктах — 46%.
Первый офис для премиальных клиентов ВТБ открыл в 2008 году, к 2019 году их количество выросло до 30 по всей России. Сейчас у банка более 20 000 private-клиентов, из них 7000 — с финансовыми активами свыше $1 млн. ВТБ лидирует среди российских private-банков как по общему числу клиентов, так и по числу долларовых миллионеров, хранящих в нем деньги. Среднестатистический клиент «Private Banking ВТБ» — это собственник бизнеса, топ-менеджер или классический рантье.
ЮниКредит Банк занимает первое место в рейтинге самых надежных российских банков 2019 года по версии Forbes. Сейчас банк насчитывает девять специализированных офисов для обслуживания премиальных клиентов. Согласно годовой отчетности банка, за 2018 год портфель private-клиентов ЮниКредит Банка вырос на 43%, а число клиентов увеличилось по сравнению с 2017 годом на 5%. Точные цифры в банке не раскрывают. За прошлый год доходы от обслуживания премиальных клиентов выросли на 35%.
UBS — крупнейший частный банк Швейцарии. Выручка в 2018-м составила $31 млрд, 55% принесло подразделение по управлению капиталом состоятельных клиентов. С ноября 2019-го банк установит отрицательные ставки по депозитам — минус 0,75% для клиентов, обслуживающихся в Швейцарии со счетом свыше 2 млн швейцарских франков. Весь неполный 2019 год в СМИ появлялись новости о возможном слиянии бизнесов по управлению активами UBS и Deutsche Bank. Если бы сделка состоялась, то объем активов под управлением объединенного банка достиг бы $1,57 трлн.
Обслуживающий состоятельных клиентов в 25 странах мира банк Julius Baer управляет активами на 412 млрд швейцарских франков (на 30 июня 2019 года). Полугодовая чистая прибыль Julius Baer Group сократилась на 23%, до 343 млн швейцарских франков. Впрочем, в отчетности группы говорится, что после крайне слабой второй половины 2018 года на финансовых рынках произошел отскок. C начала года акции Julius Baer Group подорожали почти на 24%. В июне 2019-го одним из крупнейших акционеров банка с долей 3,09% стало правительство Сингапура через фонд GIC.
Швейцарский банк Credit Suisse открыл отделение с российской лицензией в 1993 году. Проработав здесь более 20 лет, в последние годы, как и другие иностранные инвестбанки, Credit Suisse частично свернул работу в России. В 2016 году банк отказался от обслуживания российских счетов private-клиентов, а летом 2018 года уволил главу отдела по операциям с российскими акциями, пообещав следить за российскими бумагами из Лондона. С 2014 по начало 2018 года доходы от частного банкинга и инвестиционных услуг банка в России упали с 1,9 млрд рублей до 1 млрд рублей.
Частный швейцарский банк Pictet основан в 1805 году в Женеве. Под управлением премиального отделения банка находятся средства клиентов на 226 млрд франков, их интересы обслуживают в 27 офисах в 17 странах. Прибыль банка по итогам 2018 года выросла на 4%, до 595 млн франков. В России у банка нет своего офиса, но с российскими клиентами он работает, заинтересовавшись рынком в 2008 году. Всем своим частным клиентам банк предлагает несколько пакетов услуг в зависимости от размера активов. Порог по каждому составляет $2 млн, $10 млн и $100 млн соответственно.
Citi — международный банк с головным офисом в США. Акции банка обращаются на бирже, и основные его владельцы — инвестфонды и институциональные инвесторы. Под управлением Citi Private Bank находится порядка $460 млрд, состоятельные клиенты могут получить услуги в 116 странах. Главой Citi по развивающимся рынкам назначен Дэвид Ливингстон — выходец из Credit Suisse и HSBC. Citigroup до конца 2019 года собирается сократить сотни рабочих мест в трейдинговом подразделении.
Наверх