+1.86%
26.88
+0.00%
79.3378
-0.29%
87.3906
-0.29%
1.1015
-0.34%
1637.85

Олег Буклемишев Не по нацпроекту: почему пандемия должна изменить планы правительства

17 марта, 12:20
38
Нынешний кризис может оказаться сильнее, чем в 2014 году, — слишком высока неопределенность развития пандемии. Работать по программе, сформулированной в «мирное» время, уже не имеет смысла
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС
Российское правительство устами первого вице-премьера Андрея Белоусова утверждает, что, несмотря на обвал цен на нефть и коронавирусную пандемию, продолжит реализовывать нацпроекты, а также ускорять инвестиции и экономический рост. Не приостановлена даже по сути притворная сделка по продаже Сбербанка, реальное назначение которой — обход бюджетного правила — с каждым днем имеет все меньше содержательного смысла.
Ресурсы вместо идей
Спору нет — хочется и с кризисом бороться, и потенциал экономики, как и планировалось, расширять. Но насколько реально добиваться достижения обеих этих целей? Тут невольно вспоминается эпоха Михаила Сергеевича Горбачева, провозгласившего одновременное развертывание двух глубоко противоречивых процессов — перестройки и ускорения. Результат хорошо известен.
Несколько параллельных приоритетов очень плохо уживаются в бюрократической системе: постоянная их взаимная калибровка чревата искажениями и ошибками, ведь при прочих равных условиях исполнитель всегда выбирает цель наиболее простую и выигрышную с точки зрения отчетности перед начальством в ущерб сложным и малоперспективным, но очень часто — самым важным направлениям деятельности. А задачи, которые решаются в ходе антикризисных действий и при реализации стимулирующей политики, отличаются по своему характеру ничуть не меньше перестройки с ускорением. Антикризисные меры носят, как правило, чрезвычайный и дискреционный характер, они по большей части своей реактивны, а успех заключается в отсутствии явных провалов и ухудшений, поэтому измерить его довольно сложно. Напротив, стимулирование должно быть проактивным, программным и просчитываться на несколько шагов вперед; при применении соответствующих мер необходимо соизмерять успехи и понесенные издержки.
Между тем все очевидней, что нынешний кризис может оказаться покруче приумноженного санкциями конъюнктурного спада 2014 года (хотя и после него российская экономика толком так и не воспряла — по ключевым параметрам доходов, инвестиций и потребления мы до сих пор пребываем ниже предкризисных отметок). И дело тут не в нехватке у правительства финансовых ресурсов, их к настоящему моменту накоплено действительно много, хотя и меньше, чем перед кризисом 2008–2009 годов. Для закрытия бюджетных брешей, образованных по итогам решения о выходе из сделки ОПЕК+, резервов предостаточно, но средства, судя по всему, потребуются не только федеральному бюджету.
Наверх