+0.03%
75.55
+0.05%
62.9680
-0.12%
73.2775
-0.03%
1.1655
+0.01%
1269.49

Оздоровительные процедуры. Центробанк — регулятор года по версии Forbes

24 декабря 2017
133
ЦБ продолжает лечить банковскую систему и добрался до самых тяжелых больных
Центробанк продолжает перекраивать банковский сектор железной рукой. В этом году он добился особых успехов на этом поприще. По данным самого регулятора, за период с 1 октября 2016 года по октябрь 2017 года в России стало на 70 банков меньше — их общее число сократилось на 12%, до 530. При этом, cогласно подсчетам Forbes, не менее 45 банков исчезли вследствие отзыва лицензии ЦБ.
За неполный 2017 год Банк России «зачистил» проблемные банки Татарстана, не без скандала провел санацию «Пересвета» и отозвал лицензию у гиганта с сибирскими корнями «Югра». Однако главным событием на банковском рынке стала санация крупнейших частных банков «ФК Открытие» и Бинбанка с применением нового механизма оздоровления — Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС), чьим архитектором опять-таки выступил Центробанк.

Большие заботы

Этот год ознаменовался крупными потрясениями на банковском рынке. Все началось с банковского кризиса в Татарстане, связанного с отзывом лицензии у казанского Татфондбанка в марте 2017 года (41-е место по размеру активов, 203,8 млрд рублей, по данным «Интерфакс-100» на III квартал 2016 года). Крах этого банка вызвал эффект домино: в тот же день лишились лицензии татарские ИнтехБанк (125-е место по активам) и Анкор-Банк (233-е место по активам). Следом за ними в небытие отправились Татагпромбанк (400-е место по активам) и банк «Спурт» (159-е место по активам).
В апреле ЦБ принял трудное решение о санации банка «Пересвет» (38-е место по активам) — к тому моменту деятельность банка была уже полгода как заморожена. Банк был санирован по процедуре bail-in, которая подразумевает конвертацию долга кредиторов, включая держателей облигаций, в капитал. Санатором выступил подконтрольный «Роснефти» банк ВБРР. Кредиторы «Пересвета» приняли решение конвертировать 69,7 млрд рублей. ЦБ, в свою очередь, выдал на оздоровление банка кредит на 66,7 млрд рублей.
В конце июля ЦБ отозвал лицензию у одного из крупнейших частных банков «Югра» (33-е место по активам, или 234 млрд рублей, по данным «Интерфакс-100» на II квартал 2017 года). Тогда регулятору пришлось испытать давление со стороны Генпрокуратуры, которая опротестовала решение о введении временной администрации в банк за несколько дней до отзыва у него лицензии. В настоящее время банк «Югра» пытается оспорить отзыв лицензии через суд.
Ближе к осени случилось главное финансовое событие года — ЦБ стал не только регулятором, но и санатором. В конце августа Банк России объявил о санации «ФК Открытие» (7-е место по активам, 2,45 млрд рублей, по данным «Интерфакс-100» на II квартал 2017 года) с использованием Фонда консолидации банковского сектора, принадлежащего ЦБ. В сентябре такой же участи подвергся Бинбанк (12-е место по активам, 1,123 млрд рублей, по данным «Интерфакс-100» на II квартал 2017 года).

Главврач Поздышев

Впервые о создании Фонда консолидации банковского сектора глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила в июне 2016 года. Как позже говорил зампред Банка России Михаил Сухов, новый механизм должен сократить финансирование проблемного банка на старте на 25–30% по сравнению с традиционной кредитной схемой.
Менее чем через год, 21 апреля 2017 года, был принят закон о новой системе оздоровления банков, а уже в середине июля ЦБ заявил, что готов использовать ФКБС.
Два источника Forbes из Банка России и два собеседника из финансовой отрасли, близких к ЦБ, утверждают, что одним из главных инициаторов создания ФКБС был зампред ЦБ Василий Поздышев. Он же и стал впоследствии куратором этой машины. Главой управляющей компании при ФКБС был назначен бывший гендиректор УК «ЕФГ Управление активами» Алексей Кузнецов. Эта компания занимается управлением активами НПФ «Сафмар» (по данным на сайте самого фонда). Осенью она была переименована в «Ай Кью Джи управление активами».
Впрочем, Кузнецова едва ли можно назвать ключевой фигурой в ФКБС, отмечает собеседник Forbes на рынке коллективных инвестиций. «Кузнецов — хороший управленец, но решения в ФКБС принимает не он», — подчеркивает финансист.
У собеседников Forbes нет единого мнения о том, создавался ли ФКБС специально под «ФК Открытие» и Бинбанк. «В первую очередь требовались реформы дорогостоящего механизма оздоровления», — утверждает топ-менеджер одного из госбанков. По словам другого участника банковского рынка, еще летом 2016 года было понимание, что у крупных игроков есть проблемы и им нужен новый, более мягкий механизм санации. «У меня было ожидание, что новый механизм санации делается не для мелких игроков, а для крупных банков», — говорит топ-менеджер крупного частного банка.
ФКБС стал своеобразной эволюцией идеи «банка плохих долгов», о которой впервые заговорили в начале 2015 года, когда правительство представило президенту Путину свой антикризисный план. По замыслу кабмина, этот банк должен был заниматься поддержкой предприятий, а не банков. Создание такой структуры обсуждалось на базе ВЭБа или Российского фонда прямых инвестиций, но решений не было принято.
Вскоре на смену «банку плохих долгов» пришла концепция госбанка-санатора на базе «Российского капитала». Предполагалось, что этот банк будет участвовать в оздоровлении проблемных кредитных организаций, которыми не заинтересовались частные игроки. Однако это так и не стало его основной функцией.
Стремление Центробанка реформировать механизм санации было обусловлено потребностью в большем контроле за процессом оздоровления, считает собеседник Forbes на банковском рынке. «ЦБ не удовлетворял тот факт, что Агентство по страхованию вкладов подчиняется по факту правительству, суммы на санации выделялись немалые, а некоторые санаторы просили еще и дополнительной помощи», — говорит он.
Кроме того, санация банков через АСВ обходилась государству слишком дорого. В сентябре Fitch оценило расходы на зачистку банковского сектора в период с 2013 года по 1 сентября 2017 на уровне 2,7 трлн рублей. Государство могло бы сэкономить не менее 500 млрд рублей, если бы проблемные банки были обанкрочены, а не санированы, — к такому циничному выводу пришли аналитики Fitch. Агентство намекнуло, что чистка банковского сектора пока не завершена. «В системе наверняка еще много проблемных банков, в том числе они есть и среди топ-30», — подчеркивалось в докладе Fitch.
Стоит отметить, что и у ФКБС нашлись критики. Так, в октябре 2017 года агентство Moody’s заявило, что новый механизм санации подрывает доверие клиентов малых и средних банков. ЦБ активно поддерживает крупные банки («ФК Открытие», Бинбанк»), однако отказывает в помощи мелким и средним, что усиливает переток клиентов к лидерам банковского рынка, считают эксперты Moody’s.

Передел рынка

Усилия регулятора не прошли даром. По оценкам рейтингового агентства «Эксперт РА», в период с 1 октября 2016 года по октябрь 2017 года доля топ-20 крупнейших российский банков выросла на 1 п. п., c 79,4% до 80,4%.
Динамика госбанков еще убедительнее. Доля таких кредитных организаций — с учетом санации Бинбанка и «ФК Открытие» через ФКБС и их дальнейшего перехода под контроль ЦБ — увеличилась на 6,9 п.п., с 63,7% до 70,6%, отмечают в «Эксперт РА». Общие активы госбанков за год выросли на 14,6%, тогда как у частных они уменьшились на 16,1%. Без учета санируемых игроков прирост активов госбанков составил бы 5,6%, а активы частных кредитных организаций сократились бы на 0,3%.
На этом фоне повышаются риски огосударствления сектора, что грозит снижением конкуренции на банковском рынке, предупреждает ведущий аналитик «Эксперт РА» Екатерина Щурихина. «Крупных санируемых игроков Банк России планирует продать после завершения процедуры оздоровления, что должно привести к снижению концентрации госбанков, однако найдутся ли частные покупатели на активы такого размера, большой вопрос», — заключает эксперт.
Наверх