-8.61%
31.83
-0.96%
76.4918
+0.04%
82.7488
+0.04%
1.0818
-0.26%
1644.45

Призрак рецессии 2021 года: чем закончатся попытки США сдержать технологический бум в Китае

27 декабря 2019
101
Здравый смысл подсказывает, что торговый конфликт между США и Китаем должен быть скоро разрешен или замят.
Почему Россия больше не кажется отталкивающей инвесторов страной
Годом несбывшихся прогнозов можно назвать 2019-й. Осенью 2018 года рынок ждал, что Федеральная резервная система (ФРС) США продолжит нормализацию монетарной политики и проведет несколько раундов повышения ставки, приближая ее к 3%. Уже в начале 2019-го этого не ждали, но и снижения ставки консенсус не предвидел. Однако ФРС во втором полугодии начала понижать ставку, даже несмотря на крайне низкую безработицу и отсутствие инфляционного давления. Поменялись и ожидания темпов роста мировой экономики. Октябрьский прогноз МВФ 2019 года уже предполагал глобальный годовой рост лишь около 3% по сравнению с 3,3%, которые прогнозировались в начале года (3,6% — рост в 2018-м). А эксперты заговорили о возможной рецессии в США в 2021-м.
Принято считать, что торможение мировой экономики обусловлено торговыми спорами США и Китая. Свой вклад внесла и затянувшаяся эпопея с выходом Великобритании из ЕС. Торможение китайской экономики негативно повлияло на динамику европейского экспорта в КНР, в первую очередь из Германии.
С точки зрения рынков ситуация с Brexit уже не выглядит драматично, что отразилось на повышении курса британского фунта к доллару и евро, но влияние торгового противостояния между США и Китаем продолжит негативно влиять на динамику мировой торговли и ВВП в 2020 году. Стратегически более важным фактором противостояния является попытка сдерживания технологического развития Китая, хотя с точки зрения торговых отношений в традиционных секторах экономики этот конфликт имеет мало смысла.
Значительный дефицит счета текущих операций платежного баланса США является одним из крупнейших дисбалансов в мировой экономике. Десять-пятнадцать лет назад, когда счет текущих операций КНР был профицитным, Пекин был способен кредитовать американскую экономику, накапливая золотовалютные резервы и покупая американские госбумаги. Сейчас такой возможности нет. Ожидается, что профицит КНР составит лишь $60 млрд по итогам 2019 года по сравнению с $420 млрд в 2007-м, а дефицит, который нужно покрыть США, превысит $500 млрд. Получается, усилия, направленные на увеличение экспорта американских товаров в КНР и уменьшение импорта китайской продукции в США, могут привести к сжатию сальдо счета текущих операций КНР с возможным его переходом в область отрицательных значений, что скорректирует курс юаня и поправит платежный баланс. Это частично нивелирует эффект повышения импортных тарифов на китайские товары в США.
Здравый смысл подсказывает, что торговый конфликт между США и Китаем должен быть скоро разрешен или замят. А для технологического сдерживания КНР Вашингтон будет вынужден применять все более диковинные инструменты тарифно-санкционной политики. Не исключено, что в 2020 году США для снижения дефицита счета текущих операций попытаются «привлекать» европейские страны, в первую очередь Германию, например, с помощью повышения тарифов на импортируемые автомобили и другие товары. В силу ряда субъективных причин, грядущих выборов в США и снижающихся темпов роста экономики, американская администрация будет вынуждена предпринимать новые шаги, которые вряд ли будут способствовать росту мировой экономики.
В 2008–2009 годах, после кризиса, рост мировой экономики был неустойчивым, поскольку основывался на монетарном популизме, увеличении задолженности и низких процентных ставках. Теперь возможности денежных властей предоставить экономике новую дозу стимулирования ограничены. Другим побочным эффектом монетарного популизма стало усиление имущественного неравенства, что повысило протестные настроения от Южной Америки до Франции и Гонконга. Скорее всего, в 2020 году они будут нарастать, что негативно скажется на экономике. Не исключено, что прогноз МВФ для мировой экономики в 3,6% в 2020 году также будет снижен.
Примечательно, что на фоне торможения роста рынки акций в развитых странах продолжают расти, а более 20% облигаций имеют отрицательную доходность. Похоже, финансовые рынки и некоторые страны получили «системообразующий» статус (too big to fail), который во время прошлого кризиса был присвоен лишь отдельным банкам. Усилия регуляторов направлены на недопущение глубокой коррекции на финансовых рынках, а сугубо экономические угрозы отходят на второй план. При инфляции в США вблизи желаемых 2% и рекордно низкой безработице в 3,6–3,7% снижения ставки не требовалось.
Монетарный популизм, усиливший имущественное неравенство, стал благодатной почвой для популизма политического. Как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Достаточно вспомнить победу ультраправого кандидата на президентских выборах в Бразилии или рост популярности сравнительно новых политических партий, как, например, «Альтернатива для Германии». Электоральная база левых и левоцентристских партий сократилась: с изменением экономического ландшафта рабочий класс эволюционировал. Эти изменения ведут к усилению политических рисков во всем мире.
Отрицательная доходность надежных облигаций означает ухудшение ситуации в сегменте управления активами. В первую очередь это относится к крупнейшим пенсионным фондам, которые вынуждены идти на снижение доходов от управления или брать повышенные риски, инвестируя в бумаги с пониженными кредитными рейтингами. Неудивительно, что социальные протесты в ряде стран были спровоцированы попытками властей реформировать пенсионные системы.
На этом фоне Россия с вялотекущим экономическим ростом, высокими процентными ставками и низким уровнем долга выглядит уже не столь отталкивающей для инвесторов страной, даже несмотря на санкции.

Черные лебеди—2020: какие глобальные катаклизмы ударят по России и рублю в новом году

Торговые войны
Торговые войны
Ярослав Лисоволик, глава Sberbank Investment Research: «Один из самых главных рисков 2020 года — это торговые войны, которые уже сказались на финансовом рынке и привели к росту волатильности валютных курсов. Если торговые войны продолжатся, ситуация будет напоминать американские горки: после периода относительной стабилизации будет следовать эскалация отношений, и возможного решения пока не просматривается».
Сергей Алексашенко, бывший зампред ЦБ: «Главный риск для глобальной экономики — это новый раунд торговых войн из-за позиции США или из-за неспособности апелляционного суда ВТО выполнять свою роль. В последние 40 лет глобализация была двигателем экономического роста, поэтому разворот политики от глобализации в сторону защиты собственных рынков назад неизбежно притормозит глобальный экономический рост. Для России низкие темпы роста — это серьезный риск, поскольку это обуславливает стагнацию уровня жизни».
Татьяна Евдокимова, главный экономист Нордеа Банка: «Основные риски связаны с продолжением замедления глобальных темпов роста, которое наблюдалось в 2019 году. Триггером замедления могут стать новые раунды эскалации торговых войн, напряженность по которым в последние несколько месяцев немного снизилась. Для России данный сценарий неприятен тем, что он ограничивает потенциал роста цен на нефть, а также препятствует выполнению цели по наращиванию несырьевого экспорта из-за слабого внешнего спроса».
Андрей Мовчан, инвестменеджер, основатель Movchan's Group: «Нарастание конфликта между США и Китаем в торговой области приведёт к более сильному замедлению мировой экономики и снижению стоимости ресурсов, но маловероятно, что нефтяные цены упадут ниже уровня отсечения по бюджетному правилу. Ни Вашингтону, ни Пекину сильный торговый конфликт не выгоден».
Следующий слайд
Замедление мировой экономики и рецессия в США и ЕС
Замедление мировой экономики и рецессия в США и ЕС
Ярослав Лисоволик: «Среди более драматичных вариантов — риск существенного замедления мировой экономики и глобальной рецессии. Базовый сценарий МВФ предполагает самые низкие темпы роста на 2020 года за 10 лет — 3,5%. Замедление мировой экономики ослабит внешний спрос на российские энергоносители, поспособствует замедлению российской экономики и увеличит отток капитала. Скорее всего, замедление в 2020 году мировой экономики будет происходить без резкого проседания и скатывания в рецессию. В американской экономике, зависящей от потребительского спроса, ситуация вероятно останется благоприятной. Для европейской экономики существенным фактором будет влияние Brexit. Для КНР главным фактором рисков остается задолженность государственного и корпоративного секторов».
Валерий Черноокий, профессор РЭШ: «Торговые войны между США, Китаем и ЕС, выход Великобритании из Евросоюза, структурные и долговые проблемы в китайской экономике грозят снижением мировой торговли. Экономики Германии и Италии уже сегодня балансируют на грани рецессии. И хотя сценарий острого финансового кризиса наподобие кризиса 2008 года остается маловероятным, замедление мировой экономики может привести к снижению спроса на российский экспорт и падению цен на нефть и другие сырьевые ресурсы».
Максим Буев, проректор РЭШ: «Велика вероятность того, что в 2020 году мы, наконец, увидим начало рецессии в Европе или США, которые способны скорректировать траекторию экономики».
Татьяна Евдокимова: «Серьезный риск — это выход Великобритании из Евросоюза без соглашения, который способен значительно замедлить мировую экономику. Но вероятность такого сценария в последнее время снизилась».
Следующий слайд
Турбулентность в Латинской Америке
Турбулентность в Латинской Америке
Татьяна Евдокимова: «Ряд валют развивающихся стран могут оказаться под давлением. В последнее время нестабильность была особенно заметна в отношении латиноамериканских валют, в связи с акциями протеста и преддефолтным состоянием Аргентины. В случае существенного ослабления валют стран Латинской Америки может произойти отток капитала с развивающихся рынков, что может стать умеренным негативом для рубля».
Андрей Мовчан: «Существуют риски возникновения проблем в странах Латинской Америки, которые способны привести к значительной коррекции на финансовых рынках, что спровоцирует уход инвесторов-нерезидентов с российского рынка и скажется на стоимости рубля».
Следующий слайд
Президентские выборы в США
Президентские выборы в США
Олег Шибанов, профессор финансов РЭШ: «Одним из рисков будут президентские выборы в США. Дональд Трамп провел противоречивые, но экономически успешные четыре года: безработица на очень низком уровне, рынок акций значительно подорожал. В результате его шансы остаться на посту кажутся довольно высокими. Тем не менее, второй срок Трампа, вероятно, будет менее экономически сильным, хотя президент может продолжить налоговые реформы и изменения на рынке труда».
Рубен Ениколопов: «Именно из-за выборов в США вероятность начала кризиса в этой стране в 2020 году довольно низкая».
Следующий слайд
Динамика нефтяных цен
Динамика нефтяных цен
Ярослав Лисоволик: «Цены на нефть могут снизиться до $55 за баррель».
Сергей Алексашенко: «Падение цен на нефть является главным риском для российской экономики: это вызовет инфляцию и новый виток падения доходов населения».
Андрей Мовчан: «Геополитический риск обострения отношений на Ближнем Востоке, связанный с отношениями между суннитами и шиитами, может превратиться в экономический риск, поскольку приведёт к росту нефтяных цен. Но для российской экономики этот риск может стать позитивным фактором роста».
Следующий слайд

Наверх