-0.44%
59.92
-0.08%
66.2867
-0.34%
75.1698
-0.26%
1.1340
+0.18%
1226.03

Российские миллионеры предпочли хранить в России меньше трети сбережений

30 октября, 23:20
99
Российские миллионеры держат в банках страны меньше трети своих финансовых активов — $140 млрд против $315 млрд за рубежом. Санкционные угрозы не приводят к репатриации средств, а способствуют созданию резервов за рубежом
Фото: Leonhard Foeger / Reuters
Состоятельные россияне, владеющие не менее чем $1 млн финансовых активов (в наличных деньгах, депозитах и ценных бумагах, без учета стоимости недвижимости и бизнеса), держат в российских банках около 30% своих средств, следует из исследования компании Frank RG, посвященного сегменту private banking в России. Общий объем финансовых активов эксперты Frank RG оценили в $455 млрд, из которых в России находятся $140 млрд, а $315 млрд — за рубежом.
Исследование проводилось с апреля по октябрь 2018 года на основе данных 11 российских банков и их подразделений private banking, специализирующихся на оказании услуг состоятельным клиентам. Речь идет о 27 тыс. человек.
На конец 2017 года Frank RG оценивала объем денежных средств, размещенных в сегменте private banking под управлением зарегистрированных в России банков, примерно в 7 трлн руб., или $112 млрд. По итогам первого полугодия 2018 года этот показатель вырос до 7,72 трлн руб., а к концу года вырастет на 22,3% в сопоставлении год к году и достигнет 8,67 трлн руб., прогнозируют в Frank RG.
С учетом валютной переоценки активов реальный рост будет меньше — 15,1%, говорят эксперты, отмечая, что лишь 5% этого роста обеспечил возврат капитала из-за рубежа.
Хранить в валюте
Клиенты российского private banking около 60% своего портфеля держат в валютных активах, подсчитали в Frank RG. Доля валюты в структуре активов клиентов Sberbank Private Banking (подразделения Сбербанка по работе с состоятельными клиентами с порогом входа 100 млн руб.) составляет 64%. Как сообщила РБК глава Sberbank Private Banking Евгения Тюрикова, по итогам сентября 2018 года доля рублевых активов клиентов выросла до 36%, тогда как на 1 января 2018 года на разные виды иностранных валют (преимущественно доллары, евро, фунты) приходилось 72% баланса, а на рубль — около 28%. При этом портфель активов клиентов Sberbank PB в американских долларах снизился на 11 п.п. — до 46%, а доля евро увеличилась на 3 п.п., сказала Тюрикова.
В ВТБ Private Banking (порог входа — 30 млн руб.), управляющей 1,7 трлн руб. средств клиентов, наоборот, отмечают рост доли валюты в их портфеле — за третий квартал с 55 до 58,3%, сообщил РБК представитель ВТБ. На начало года доля валютных активов состоятельных клиентов составляла 53%. При этом ​73% валютных средств VIP-клиенты ВТБ размещают в долларах США. Остальные банки, имеющие подразделения private banking, на вопросы РБК не ответили.
В Frank RG отмечают явную тенденцию к росту доли валюты в портфелях состоятельных россиян. «Тот факт, что три года назад курс рубля обвалился по отношению к доллару в два раза, не мог не оказать влияния на решение состоятельных россиян хранить свои сбережения в долларах», — отмечает руководитель проекта Premium & Private Banking компании Frank RG Любовь Прокопова. За последние три года наблюдений за рынком private banking доля валютных вложений в капитале состоятельных клиентов выросла с 55 до 60%, говорит эксперт. Доля валютных вложений в депозитах выше, а в инвестиционном портфеле — 55%, добавила она.
Санкции: вернуть или вывести
Для состоятельных клиентов нормально размещать средства в разных валютах и юрисдикциях в целях диверсификации, говорит Любовь Прокопова. Перекос предпочтений российского клиента в пользу зарубежных банков связан не столько с проблемами отечественных банков, сколько с желанием уйти от российских рисков, отмечает она. «К сожалению, состоятельный клиент, зарабатывая деньги в России, предпочитает сохранять их за рубежом — по мнению многих клиентов, так надежнее», — говорит Прокопова.​
Те, кто опасается ужесточения санкций и того, что они так или иначе затронут их бизнес, могут начать либо уже начали переводить часть капитала в Россию, говорит партнер группы по управлению персоналом и налогообложению физических лиц в России и СНГ КПМГ Донат Подниек. «Что-то подобное случилось в самом начале 2018 года, когда банки фиксировали приток капитала. Если снова будет нагнетание ситуации с санкциями, мы, возможно, снова будем наблюдать такую ситуацию», — отмечает эксперт. Однако, когда санкционная риторика стихает, деньги возвращаются обратно за рубеж — недоверие к банковской системе сохраняется, процесс оздоровления сектора не закончен и связан с прямыми рисками потери капитала, полагает он. Исключением являются госбанки, но, когда санкционная риторика ужесточается и направляется против них, держать в них свои деньги состоятельным клиентам может стать неудобно для зарубежных расчетов, предполагает Подниек.
Капитал на фоне санкций и риторики вокруг них, наоборот, из России уходит: люди боятся, что российским банкам запретят работать с долларами, а люди не хотят оставаться в рублях, говорит партнер, руководитель практики по работе с частными клиентами EY Антон Ионов. Эксперт считает, что ужесточение санкций лишь точечно скажется на возвращении капитала только тех лиц, против которых будут направлены санкции. «Население все равно видит, что риски возрастают, и они выводят деньги из России, чтобы при ухудшении ситуации иметь какой-то пакет ценных иностранных бумаг, средств в иностранной валюте, чтобы обезопасить себя», — отмечает он. Не стоит забывать и об обратном эффекте санкций: некоторые клиенты принимают решение о полной неассоциации капитала с Россией и уходят в зарубежные банки, соглашается Любовь Прокопова.
Рост сегмента private banking в России по большей части будет обусловлен новыми клиентами. «Увеличение прозрачности при предложении услуг и продуктов, понимание клиентов и профессионализм могут привлечь в private banking новых клиентов», — считает Антон Ионов.
Наверх