+1.51%
57.38
+0.38%
63.5951
-0.06%
68.8802
-0.06%
1.0831
+0.08%
1583.93

Теперь без Британии: как Brexit изменит европейские рынки капитала

3 февраля, 12:50
38
31 января Соединенное Королевство выходит из ЕС и начинается переходный период. Как это событие повлияет на финансовый сектор Европы и затронет ли интересы российских инвесторов?
Финансовый сектор выпал из повестки дня на переговорах по отношениям Британии и ЕС, несмотря на его ведущее место в британской экономике. В 2017 году финансовые услуги составили 45% от экспорта Соединенного Королевства. 40% этого экспорта пришлось на Европейский союз, а профицит в экспорте услуг составил £112 млрд (на фоне дефицита в торговле промышленными товарами).
Лондонский Сити чрезвычайно важен для мирового и общеевропейского рынков капитала. В 2019 году его оборот составил около £150 млрд, что сравнимо с объемами продаж немецкой автомобильной промышленности. Через Сити проводится 37% мировой торговли валютами и почти 20% международных кредитных сделок. Сити приносит 11% налоговых поступлений и дает работу более чем 1,1 миллиону человек. Взаимозависимость Сити и ЕС приблизительно одинакова: около 25% доходов Сити получает от операций с ЕС, а ЕС использует Сити для удовлетворения приблизительно четверти своих потребностей в капитале и валютах. ЕЦБ регулярно использует лондонские площадки и фирмы для размещения своих ценных бумаг, используя уникально разнообразную базу лондонских инвесторов.
На удивление инвесторов, участников рынка и даже британского регулятора на переговорах по Brexit будущее финансового сектора обходило стороной, и по завершении работы рабочей группы по финансовому рынку в июле 2018 года эта тема не поднималась ни на переговорах, ни в официальных заявлениях сторон. Результатом деятельности рабочей группы стало понимание того, что после Brexit британские финансовые фирмы не смогут иметь такой же уровень доступа к европейским рынкам, какой они имели до 31 января 2021 года. Расхождения были фундаментальны, что привело к заморозке переговоров. Их общая направленность уже сейчас ясна: ЕС будет стремиться ограничить взаимодействие рамками главы о финансовых услугах стандартного Соглашения о свободной торговле ЕС, а британцы будут пытаться максимально приблизить будущие отношения в финансовом секторе к существующей модели.

Проблема эквивалентности

Отсутствие четких позиций сторон создает неопределенность в будущем Сити. Мнения разнообразнейших гадателей и предсказателей колеблются от расцвета после освобождения от оков европейских правил до катастрофического упадка после ограничения доступа к рынку ЕС.
Первоначальной позицией британской делегации на переговорах было сохранение существующей системы паспортизации, позволяющей фирмам из Европы и Британии работать на территории друг друга под контролем и на основании лицензий своего регулятора. Эта позиция была отвергнута профильным представителем ЕС еще на первой сессии в декабре 2016 года. Вместо этого ЕС предложил руководствоваться принципом эквивалентности, когда регулятор принимающей стороны принимает решение о соответствии своим правилам правового режима страны регистрации входящей фирмы.
Проблемы режима эквивалентности были наглядно продемонстрированы его отзывом у Швейцарии с 1 июля 2019 года. Предлогом для отзыва стало отсутствие «прогресса в процессе подготовки и подписания соглашения о создании общей институциональной структуры». Один из крупных игроков рынка ценных бумаг Virtu Financial, проанализировав сделки с ценными бумагами в августе 2019 года на общую сумму в US$36 млрд (приблизительно 120 000 заказов на швейцарские акции средних и малых эмитентов), пришел к выводу, что стоимость сделок с ними вследствие потери эквивалентного режима увеличилась приблизительно на 20%. А вот швейцарский биржевой индекс едва заметил это событие и даже подрос на 1,3%.
Очевидно, минимальный эффект от отзыва эквивалентности у Швейцарии вселяет надежду на то, что лондонские рынки также избегут каких-либо потрясений. Можно ожидать, что в первую очередь пострадают европейские эмитенты, которые торгуются на лондонских площадках через механизм паспортизации. Паспортизация сыграла большую роль в развитии нескольких региональных рынков (прежде всего Варшавы и системы европейских площадок НАСДАГ), через которые в Лондон приходят эмитенты, по тем или иным причинам неспособные прийти напрямую. Отмена паспортизации негативно отразится и на популярности этих площадок среди средних и малых эмитентов.
Степень взаимозависимости Сити и рынка ЕС и ведущая роль Сити в системе международных расчетов дают правительству надежду на успешный исход переговоров о новых взаимоотношениях с ЕС после окончания переходного периода. Результаты недавнего исследования Центра банковских исследований, с которыми автору удалось ознакомиться, показывают, что 2/3 финансистов Сити уверены: Brexit не будет иметь негативных последствий для участников рынка. Несмотря на это, участники рынка готовятся к худшему сценарию. Банки уже перевели около 4000 сотрудников в европейские финансовые центры вместе с активами стоимостью приблизительно US$1,3 трлн.
Все это вселяет в правительство Джонсона уверенность в благополучном исходе переговоров о будущих отношениях с ЕС в секторе финансовых рынков. Этим можно объяснить и задержки с публикацией документа о подходе Правительства Ее Величества к переговорам о финансовом секторе.
Видимо, отправной точкой будет позиция, изложенная в документе рабочей группы в июле 2018 года и исходящая из двух принципов:
• Принцип автономности каждой стороны в принятии решений о доступе к ее рынкам;
• Заключение двухстороннего соглашения об общих подходах и процессах (иными словами, о том, что такое эквивалентность).
Предполагается, что автономность будет применяться к процессу создания правил и критериям, по которым иностранная юрисдикция будет признана эквивалентной. Решения об эквивалентности или ее отсутствии будут окончательными. Если ЕС удастся настоять на применении стандартных положений Соглашения о свободной торговле, то английские фирмы и ценные бумаги будут иметь ограниченный доступ к рынку ЕС.
Британцы будут пытаться более точно сформулировать критерии equivalence. В отсутствие четкого определения для неевропейских фирм нет никаких гарантий, что регулятор ЕС примет приемлемые критерии в переходный период или что Комиссия ЕС не примет решения об отсутствии эквивалентности любого из субсекторов британского финансового сектора.

Практические последствия

Российский бизнес присутствует в Сити в двух основных формах:
  • Через дочерние предприятия с лицензией английского регулятора.
  • Через котировки ценных бумаг российского бизнеса на различных площадках Лондонской фондовой биржи.
Российским финансовым группам, имеющим английские инвестиционные лицензии, придется перестраивать схемы работы их британских подразделений в ЕС. Кроме того, российским фирмам, имеющим лицензии ЕС (в популярных у нас Кипре, Голландии и Люксембурге), видимо, придется подавать заявки на получение английских лицензий, чтобы продолжить работу своих европейских подразделений в Сити. И делать это лучше, не дожидаясь конца переходного периода.
Большинство эмитентов, торгующихся на основной площадке (Main Market) Лондонской биржи, уже сейчас должны готовить проспекты эмиссий по правилам ЕС для регистрации их ценных бумаг на какой либо из бирж ЕС (если, конечно, сохранение такой торговли является экономически обоснованным). Это затронет и крупный российский бизнес, котирующийся на основном рынке ЛФБ.
Большинство российских эмитентов за последние 15 лет приходило на Альтернативный инвестиционный рынок (AIM), являющийся младшей площадкой ЛФБ. Эти площадки будут практически не затронуты Brexit, поскольку они не регулируются правилами ЕС. Директивы ЕС применяются к таким эмитентам только в том случае, если их бумаги размещаются публичным размещением, чего большинство эмитентов, приходящих на АIM, стараются избежать. Для них изменений не будет.
Каким бы ни был результат переходного периода, Сити ожидают радикальные перемены, а участники рынка должны готовиться к работе в новых условиях.
Наверх