+0.12%
73.14
+0.46%
61.2999
-0.03%
75.3075
-0.49%
1.2285
-0.55%
1338.19

ЦБ пообещал идентифицировать владельцев всех биржевых роботов

5 апреля, 00:10
30
ЦБ введет в 2018 году единую систему идентификации владельцев биржевых роботов, чтобы оперативно реагировать на риски падения рынка. Сейчас проникновение торговых роботов на торгах Московской биржи, по оценке ЦБ, дошло до 30–50%
Фото: Евгений Разумный / ТАСС
Банк России впервые оценил объем присутствия высокочастотны​х участников торговли (high-frequency trading, HFT), или торговых роботов, на российском финансовом рынке и их влияние на его параметры. Результаты исследования представил 4 апреля в рамках круглого стола на Московской бирже директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях.
Согласно выводам ЦБ, доли HFT-участников на рынках разных инструментов находятся преимущественно в диапазоне от 30 до 50%. При этом HFT-компании вносят значительный вклад в предоставление доступной ликвидности, а также статистически котируют фининструменты на ценовых уровнях, более близких к спреду, чем невысокочастотные участники рынка, что, отмечает ЦБ, свидетельствует о положительном эффекте действий HFT-участников на ликвидность рынка.
«Это исследование позволило понять структуру российского рынка, определить их роль в отношении ликвидности и понять, существует ли критичная необходимость с точки зрения внедрения дополнительного регулирования как отдельного класса участников на рынке», — пояснил Лях цели исследования, предпринятого в связи с растущей ролью высокочастотной торговли в России (цитата по ТАСС).
HFT (англ. high-frequency trading — высокочастотный трейдинг) — вид автоматического трейдинга, при котором поиск торговых возможностей ведется с помощью компьютерных алгоритмов. HFT-трейдеры используют так называемых торговых роботов для анализа входных данных и организации торговых стратегий.
Идентифицировать владельцев роботов
Регулятор признает риски воздействия HFT-участников на рынок. В мае 2012 года американский фондовый рынок упал почти на 20% за несколько минут, это произошло из-за HFT-участника, напомнил Валерий Лях. В феврале 2018 года эксперты связывали волну падения на мировых фондовых площадках с действием торговых алгоритмов, которые после длительного периода низкой волатильности среагировали на резкие движения рынка, выставив много заявок на продажу. В результате 5 февраля Dow Jones рухнул на 4,6%, до 24 345,75 пункта, S&P 500 установил антирекорд за последние шесть лет, опустившись на 4%, до уровня 2648,94. Через три дня, 8 февраля, рынок обвалился во второй раз: Dow Jones потерял 4,15%, а S&P 500 — 3,75%.
«Из-за роботов и заложенных в них алгоритмов мы иногда можем наблюдать неоправданно сильные движения цены по какому-то активу или группе активов», — говорит директор по продажам Sova Capital Сергей Акимов. Алгоритмы отслеживают резкое изменение цены на тот или иной актив и в результате срабатывания какого-то триггера могут присоединиться к этому движению, то есть начинается неоправданная скупка или продажа финансового инструмента, лавинообразный эффект, объясняет он механизм возникновения резких движений на рынке. «Обычно движение на рынках обусловлено какими-то фундаментальными факторами, новостями, экономическим фоном, а такие лавинообразные необоснованные движения, вызванные какими-то сбоями в алгоритме или чьим-то злым умыслом, могут приводить к излишним потерям разных групп инвесторов», — указывает Акимов.
Чтобы оперативно предотвращать такие ситуации на стадии микрошоков, регулятор планирует к концу 2018 года ввести единые правила идентификации владельцев высокочастотных торговых систем. «Мы видим необходимость внедрения системы единой идентификации участников высокочастотных торговых систем, то есть чтобы HFT-участники единообразно регистрировались на российских биржах и информация с их контактами была нам доступна, — сказал Лях. — В случае аномальных событий на рынке или провоцирования HFT-участниками микрошоков мы имели возможность быстро с ними связаться — именно с теми, кто является владельцем этой торговой системы, а не с брокером».
По мнению управляющего директора УК «ФинЭкс Плюс» Максима Малетина, сделки HFT-трейдеров часто подпадают под критерии нестандартных, и регулятор вынужден их проверять на отсутствие манипулирования и других недобросовестных практик. «Сейчас это цепочка запросов регулятора к HFT через их брокеров, что не позволяет осуществлять оперативный контроль и операционно нагружает брокеров», — говорит он. Возможно, было бы проще взаимодействовать напрямую, но если у брокера есть четкая мотивация получить ответ от клиента и ответить на запрос ЦБ, то HFT-клиенты пока не очень готовы к прямому взаимодействию с регулятором, полагает Малетин.
Неочевидная необходимость
Уровень проникновения алгоритмической торговли на российском рынке достаточно высок, однако он ниже, чем в США, где на долю «алгоритмистов» приходится примерно 80%, замечает руководитель аналитического центра Санкт-Петербургской биржи Павел Пахомов. «На рынках Московской биржи их доля в торгах составляет 40–50%, что считается оптимальным для микроструктуры рынка, его ликвидности, — отметил член правления, управляющий директор по срочному и денежному рынкам Московской биржи Игорь Марич. — Технологические платформы Московской биржи с точки зрения надежности, быстродействия и сервисов доступа отвечают требованиям российских и международных участников, использующих алгоритмические системы. Отлаженная система мониторинга и взаимодействия с регулятором препятствует недобросовестному поведению высокочастотных трейдеров на российском рынке».
В перспективе доля HFT-участников может вырасти, считают на рынке. «Доля должна увеличиваться, определяющие факторы — технические (размещение серверов), общая готовность принимать риск инвесторами, обсуждаемые законодательные ограничения (насколько они будут охлаждать интерес к подобным стратегиям), — говорит директор по аналитике банка «ФК Открытие» Дмитрий Харлампиев. — Основной риск — это технические сбои, когда происходит так называемое забивание каналов, а также возможные ценовые аномалии на фоне низкой ликвидности инструмента».
Необходимость создания единой системы идентификации участникам рынка не очевидна. «Биржи знают владельцев счетов, с которых ведется торговля, но не знают, кто осуществляет операцию — робот или человек, — пояснил Павел Пахомов. — При этом обычная практика такова, что в случае форс-мажоров с трейдерами и так связываются и брокеры, и биржа». Эта особенность уже позволяет оперативно реагировать на риски развития неконтролируемого падения рынков из-за роботов, считает эксперт. «В России биржа знает каждого клиента — торгово-клиринговый счет открывается индивидуально на каждого клиента, в то время как на Западе биржа видит только клиринговый дом, который, в свою очередь, уже видит конечных клиентов», — поясняет Пахомов.
«Единая идентификация ЦБ не поможет нивелировать никакие риски, но будет способствовать концентрации высокочастотного оборота в руках меньшего числа участников и в итоге приведет к большей монополизации рынка», — опасается управляющий директор УК «Финам Менеджмент» Владимир Твардовский. В основном эти новации ударят по нижнему сегменту игроков, расходы которых, естественно, увеличатся. В то же время на крупных игроков, которые базируются в Лондоне или за океаном, эта регуляция вообще никак не повлияет, и, самое главное, регулятор не сможет никоим образом связаться с ними и воздействовать на них, считает эксперт.
Отследить и выявить всех будет сложно, уверен руководитель отдела перспективных стратегий General Invest Виталий Курбаковский. «Например, я занимаюсь и обычным трейдингом, и высокочастотным, и по каким критериям меня относить к высокочастотникам в таком случае, трудно сказать». По его мнению, идентификация будет возможна, если участник сам себя будет декларировать в качестве высокочастотного трейдера.
Наверх