+0.84%
66.98
-1.52%
66.1616
-1.51%
74.9234
+0.01%
1.1324
+0.08%
1212.29

Турция как индикатор стойкости emerging markets

16 августа, 14:00
88
Внимание трейдеров всего мира, без преувеличения, приковано к Турции. Национальная валюта – лира – с 1 по 13 августа дешевела в моменте более чем на 30%: курс поднимался от 4,90 до 7,13 лиры за один американский доллар. К сегодняшнему утру котировки отскочили на уровни ниже 6 лир за доллар. Рынки гадают, сможет ли это временное укрепление турецкой лиры означать, что она обретает, наконец, почву под ногами, а это значит, что и для остальных валют так называемых emerging markets, или развивающихся рынков, появляется надежда на возврат к более адекватному восприятию их стоимости.

Так ли это? Беседуем с шеф-аналитиком ГК TeleTrade Петром Пушкарёвым:

Шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарёв
"Скорее небо упадет на землю, чем сдастся Измаил". В русско-турецкой войне 1790 г. эти волшебные слова османскому султану против войск Суворова не помогли, но в нынешней финансовой битве, похоже, турецкие бастионы устояли. Не знаю, советовался ли глава ЦБ Турции с Эльвирой Набиуллиной, но методы достижения цели турки использовали почти те же самые, что и наш российский ЦБ в 2015 г.

Тогда стабилизации рубля и возрождения интереса держать деньги в российской валюте российский ЦБ добился, заморозив кредитование наших банков в рублях, зато широко открыв каналы операций РЕПО-кредитования в долларах. В сочетании с началом согласованных продаж валюты экспортерами эффект был оглушительным: оказалось, что обмен на рубли валюты, взятой под самый низкий возможный процент у ЦБ, и размещение потом рублей в ОФЗ Минфина и в акции превзошли в негласном рейтинге выгодных спекуляция почти все существовавшие на тот момент легальные схемы халявного заработка для банков.

Как результат, доллар и близко больше не подбирался к однажды показанной в январе 2015 г. отметке 86 руб., а со временем от долларов охотно стали избавляться уже и в районе 70 руб.

Золотовалютные резервы Турции не так велики, как в России: чуть более $100 млрд против $450 млрд у нас. Но и из этих $100 млрд ЦБ Турции вполне может позволить себе выделить в критический момент сумму в $10-15 млрд, что он и сделал, причем фактически на самом дне. Когда почти все желающие внутри страны уже обменяли лиры на иностранную валюту и "топлива", чтобы без остановки падать дальше, и лиры уже просто не осталось – подпорка в виде части государственных резервов смогла остановить панику.

Сделай турецкий ЦБ то же самое всего на несколько дней раньше, пока и спекулянты не наелись досыта и Трамп еще не объявил свои драконовские пошлины на ввоз из Турции металлов – и никакие миллиарды долларов из казны, пожалуй, не смогли бы остановить напор. Теперь же, когда в основном прямые меры воздействия на Турцию, кажется, исчерпаны, а размер движения превзошел и так все нормы приличия – эффект налицо.

Начав кредитовать свои коммерческие банки в твердой валюте, ЦБ Турции на время удовлетворил потребность банков в долларах и евро и лишил их поводов приобретать иностранную валюту по исключительно дорогому курсу на бирже. А также ЦБ ограничил лимиты банков на валютные спекулятивные операции, заставил увеличить обеспечительную денежную "подушку" под банковские операции – и дал своему валютному рынку как минимум передышку. Представителям крупного турецкого бизнеса, очевидно, тоже предложили понять, что приходит самое время менять накопленную валюту по суперкурсу на национальные лиры: продавай, а то проиграешь.

Несколько ближайших дней лире еще предстоит пройти тест на стрессоустойчивость. Но если она выдержит и спекулятивный напор ослабнет, а валютный курс продолжит колебания хотя бы где-то между условными границами в 5 лир снизу и 6,5 лиры сверху за один доллар, не приближаясь больше вплотную к отметке в 7 лир, то можно будет констатировать, что турецкий ЦБ одержал эту победу над "происками мирового капитала и империализма" не только для себя, но и для всех развивающихся рынков.

Воспрянут тогда окончательно не только Индия, Мексика или ЮАР, где и без того уже с середины дня понедельника начались сильные отскоки национальных валют обратно против дальнейшего укрепления доллара, а вероятный тогда разворот настроений по доллару может ждать

и основные пары форекс: евро/доллар, фунт/доллар. Ведь если устояло в итоге самое слабое на сегодня звено – турецкая валюта, против которой была предпринята беспрецедентная психическая и финансовая атака, то какие основания доллар имеет укрепляться дальше против того же евро?

Неужели пара лишних подъемов ключевой ставки ФРС, по 0,25% каждый, стоят дальнейшего сумасшедшего укрепления доллара, когда и по самой евровалюте со следующего года начнут поднимать ставки, и по "британцу" этот процесс тоже хоть и очень медленно, да идет, уже с прошлой осени… Ставки поднимают и в Канаде: доллар в этом отношении больше не одинок.

Или доллар покупают так мощно, предвкушая близкую победу США в торговых войнах со всем миром, но не рановато ли? Еще совсем недавно доллар не покупали, а продавали – при каждом тревожном твите Трампа и при решении ввести очередные пошлины или другие торговые ограничения, избежать сближения с торговыми партнерами. Теперь же рынок кардинально изменил мнение и считает, что американцы с долларом и пошлинами, с веером санкций в руках всесильны – просто потому, что делают, что хотят? Навряд ли эта точка зрения будет преобладать долго. Пока США напоминают своими действиями слона, который пытается разнести вдребезги чужую посудную лавку, но при этом рассчитывает, что все пострадавшие владельцы лавок по-прежнему станут покупать их американский iPhone, а не предпочтут более дешевые, но тоже качественные Samsung или Xiaomi, например, которые собирает вполне благопристойно ведущий себя сосед. При сильно упавшей лире или другой изрядно подешевевшей национальной валюте, замечу, покупать вещи, которые втридорога оцениваются в долларах, весьма накладно, и позволить это сможет себе в развивающихся странах все меньше людей. Так что и цена, и дружба без подстав имеют значение.

И вот на этих шатких основаниях – достаточно неторопливый рост процентных ставок по доллару, даже с учетом уже состоявшихся за последние 3 года повышений с накопленным эффектом влияния на доллар, плюс будущая предвкушаемая частью инвесторов победа США по итогам нескольких раундов торговых войн – и строится вся игра? Спекулятивные фонды ведут с весны планомерное наступление на валюты emerging markets. Они буквально взяли в кольцо аргентинский песо и южноафриканский рэнд, мощно давят на индийскую рупию и на российский рубль, покушаются даже на устойчивость китайского юаня. Любопытно при этом, что банк Аргентины внял рекомендациям либеральных экономистов и таки повысил свои ставки – теперь аж до 45%. А банк Турции и Эрдоган повышать ставки категорически отказываются: говорят, что экономика тогда загнется, а в плане заградительного эффекта нынешние уровни ставки возле 18% годовых и так вполне высоки. А раз результат один и тот же, следовать ли рекомендациям МВФ, или живя по собственным экономическим рецептам, то еще вопрос, кто выберется из-под завалов раньше в итоге.

В отношении Турции такое ощущение, что акулам хедж-фондов просто была дана команда "фас". Их словно спустили с цепи, сказав, что они могут творить в отношении Турции все, что угодно. Причины в политической плоскости: месяц от месяца усиление власти Эрдогана все меньше устраивает как европейцев, так и администрацию Трампа. Турция – страна НАТО и недавний кандидат на вступление в ЕС, но она все дальше уплывает от своих западных партнеров, решает собственные задачи и сближается с Россией, что прежних союзников не устраивает: союзников по большей части уже больше бывших и мнимых. Попытка сместить турецкого президента с помощью переворота два года назад бесславно провалилась, и этим летом, пользуясь некоторыми явными слабостями турецкой финансовой системы, западные фонды предприняли атаку на лиру.

Хедж-фонды решают свои простейшие задачи: извлечь из гигантского обвала лиры такой же весомый денежный куш. Давят, пока есть возможность и пока лира легко сравнительно легко прогибалась и сыпалась. Позволяет стечение обстоятельств, включая рост внешнего долга. В то же время ВВП Турции увеличился по прошлому году на 4,7% и оценивался почти под триллион долларов – во всяком случае по прошлогоднему курсу еще до резкого падения лиры. Уронить валюту из конца второго десятка мировых экономик – задача не из легких, но… так сложилось. Похожим образом в 1998 г. велись валютные атаки в Юго-Восточной Азии, которые спровоцировали тогда серьезный азиатский кризис, ударивший в отложенном режиме рикошетом через 2-3 года тогда и по ведущим странам.

Политика хедж-фонды интересует мало, только денежная выгода, но… адреса заказчиков, выдавших негласное разрешение пересечь красную черту, очевидны: не зря же Трамп решил едва ли не добить лиру в пятницу немыслимыми пошлинами в 50% на сталь и в 20% на алюминий. США вообще хотят, чтобы как можно меньше стран, очевидно, поставляли в страну сырье, металлы – просто хоть какую-либо продукцию, которую американцы в состоянии произвести сами. Стали вводить пошлины и санкции направо и налево – против Китая и Европы, Ирана и России.

Стоило только Турции заметно отойти в сторону от союзнических обязательств перед НАТО и повести самостоятельную линию на Ближнем Востоке, тоже далеко не всегда безупречную и по-восточному хитрую, вспомним курдскую проблему – и проблемы не замедлили себя ждать. Турки демонстрировали все меньше желания видеть натовские войска на собственной территории, как и присутствие американских советников и агентов влияния после истории с попыткой переворота. Вывели из США свой золотой запас и выразили готовность торговать с расчетами не в долларах, а в национальных валютах, заказали российские комплексы С-400, вместо того чтобы попросить поставки систем ПРО у НАТО – и оказалось, США не готовы щадить и Турцию. Эрдоган ясно увидел, что организационная поддержка, а то и сама идея попытки переворота против него, родилась именно в США – и он перестал притворяться, что готов вести дела с американцами as usual – как будто ничего не случилось.

В ответку в Турцию прилетела гиперинфляция, атака на лиру и попытка потеснить Турцию с подобающего и достойного этой страны места в системе международной торговли. Но если Турция сумеет доказать, что она достаточно сильна, чтобы выстоять, а очередная ближайшая пара атак доллара на лиру провалится, то и исключить из оборота торговли с США и Европой турецкую значительную долю будет проблематично. Мало того, ослабшая лира еще и может временно помочь турецкому экспорту получить конкурентные преимущества – нет худа без добра.

Экономика Турции, конечно, далеко не так велика по объемам, как экономики Китая или Японии, и не имеет того же уровня технологического прорыва на сегодня. И тем не менее Турция – одна из крупнейших в плане торговли стран, не наравне с БРИКС, но она близка к этой организации. Если доллар сможет одолеть лиру и обновить максимумы в паре USD/TRY еще разок-другой до конца августа или к началу сентября, то это значит, что доллар будет укрепляться еще и быстро – и не только к лире. В том числе и в паре с той же европейской валютой укрепление доллара станет тогда еще более заметно, чем сейчас. Это вполне возможный еще пока сценарий. Если же случится более на сегодня вероятное и подтвердится большой отскок в самых слабых звеньях цепочки: в лире, в бразильском реале, в рупии, в рэнде, если стабилизируется мексиканский или тем более аргентинский песо и если окажутся неуспешными или недолговечными попытки прорваться выше 7 юань за доллар, прорыва так и не случится, или же попытки курса доллар/юань вырваться выше будут быстро пресечены, то доллар станет вести себя по-другому и во всех форекс-парах: более адекватно и частично отыграет уже набранную высоту".
Наверх