+1.94%
79.72
+0.13%
66.4207
-0.22%
77.8845
-0.19%
1.1727
-0.37%
1194.95

Валютная нервозность: что будет с рублем из-за введения санкций США

10 апреля, 23:10
77
Курс рубля к доллару и евро обвалился до минимума за два года. Падение обусловлено эмоциональной реакцией инвесторов на риски от американских санкций. Продолжения обвала не будет, если не вмешается геополитика, считают эксперты
Фото: Павел Головкин / AP
Российский фондовый рынок после обвального понедельника во вторник, 10 апреля, демонстрировал более спокойную динамику — индекс Мосбиржи перешел к росту в рамках коррекции. Но возможный масштаб последствий от ужесточения американских санкций и ухудшения отношений между Россией и Западом осознали инвесторы на валютном рынке. В результате доллар США, на закрытии торгов 9 апреля стоивший 60,3 руб., утром 10-го вырос до 63 руб. (максимум с декабря 2016 года), а евро с 74,26 руб. — выше 78 руб. (такого не было с апреля 2016 года). По состоянию на 20:30 курс евро составлял 77,74 руб. (+3,04 руб.), курс доллара — 63,00 руб. (+2,34 руб.).
Предыдущие падения курса рубля к валютам, например в апреле 2016 года, происходили в основном на фоне резкого снижения нефтяных котировок. Сейчас рубль падает, несмотря на растущие цены на нефть: сегодня цены на нефть марки Brent выросли на 3%, до $70,72.
Официальный курс евро, определяемый ежедневно ЦБ РФ, вырос сразу на 4,97 руб., или 6,9%, — с 11 апреля курс установлен на уровне 76,85 руб. (накануне ЦБ оценил евро в 71,88 руб.). Одновременно с этим установленный регулятором курс доллара вырос на 3,8 руб., или 6,5%, — с 58,57 до 62,37 руб.​
Почему падает рубль
Предпосылки для ослабления рубля в апреле и мае были и до объявления об американских санкциях, говорят на рынке. По прогнозам специалистов Райффайзенбанка, ослабление под воздействием фундаментальных факторов ожидалось к концу апреля, так «как в апреле сальдо счета текущих операций ($6,2 млрд) все еще превышает объем покупок валюты Минфином ($4,2 млрд)», говорится в сообщении банка. Эту точку зрения подтверждает и Сергей Королев из «Церих Кэпитал». «Плановое ослабление рубля в апреле и мае было прогнозируемо. Среди влиявших на это факторов — увеличение валютных интервенций Минфином, рост ключевых ставок ФРС и снижение ставки в России и, соответственно, ослабление интереса инвестора к операциям carry trade (заимствование валюты государства с низкой процентной ставкой, ее конвертация и вложение в инструменты государства с высокой ставкой). «Введение санкций послужило триггером для этого ослабления», — говорит эксперт.
6 апреля​ Минфин США ввел новые санкции против крупных российских бизнесменов и компаний, в том числе алюминиевого гиганта UC Rusal, ведущего деятельность по всему миру. Инвесторы пытаются переосмыслить геополитические угрозы для российского суверенного долга, так как Минфин США в начале года предупредил, что введение таких санкций будет чувствительно для американских инвесторов, объясняет главный аналитик Росбанка Евгений Кошелев.
По словам Кошелева, еще одна причина ослабления рубля — эскалация ближневосточного конфликта. На прошлой неделе о химической атаке в сирийском городе Думе, в результате которой погибли 60 человек, сообщали активисты. США обвинили в случившемся правительство Башара Асада, действующее при поддержке России. Президент США Дональд Трамп 9 апреля пообещал принять решение об ответных мерах Вашингтона на случившееся. По мнению Кошелева, эти новости могут добавить эмоционального давления на рубль и российские активы.
Евро к рублю рос немного более активно, чем доллар. Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова объясняет это тем, что под санкции в первую очередь подпадают именно долларовые транзакции и компании считают, что им безопаснее сейчас находиться в европейской валюте.
Еще одна причина падения рубля — внесенный в конгресс США на прошлой неделе законопроект, который предусматривает введение санкций в отношении России за ее причастность к отравлению бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери (российские власти причастность категорически отрицают). Авторы законопроекта, члены палаты представителей демократ Хоакин Кастро и республиканец Майкл Тернер, предлагают в числе других мер запретить американским участникам рынка любые операции с российскими государственными облигациями, выпущенными по истечении полугода после принятия решений о санкциях. Кроме того, в документе предлагается запретить операции с долгом крупнейших российских банков (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Промсвязьбанк). Вероятность принятия такого закона в США сейчас оценивается как невысокая.
Законопроект был внесен в конгресс еще 5 апреля и тогда прошел почти незамеченным. Однако во вторник, на фоне общей нервозности на рынке, этот законопроект стал фактором давления на рубль. Новость о внесении в конгресс США законопроекта о введении санкций в отношении нового российского суверенного долга добавляет негатива в сложившейся ситуации, отметил в разговоре с РБК ведущий аналитик группы анализа долговых рынков Промсвязьбанка Михаил Поддубский. «Мы наблюдаем самоподдерживающийся процесс на фоне эмоциональной реакции: рубль ослабевает, ряд участников рынка не могут выдержать такое движение и закрывают свои позиции по российским активам, что, в свою очередь, приводит к дополнительному давлению на рубль», — объясняет эксперт.
Что будет с курсом дальше
Курс рубля стабилизируется, когда прояснится ситуация относительно дальнейших санкций и геополитической напряженности, прогнозируют опрошенные РБК эксперты. Но, как указывает главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик, в краткосрочной перспективе маловероятно возвращение курса к уровню 57–58 руб. за доллар, коррекция может занять несколько месяцев. «В целом возможен сценарий (при условии отсутствия в дальнейшем негативного влияния извне) — мы увидим откат курса ближе к уровню 60 руб.», — допускает Лисоволик.
По оценкам главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, стабилизация курса может произойти уже в течение месяца. «По сегодняшнему движению видно, что если на рынке нет предложения от экспортеров, курс может очень быстро двигаться вниз. В целом рынок очень волатильный», — описывает она текущую ситуацию. Но рассчитывает: «После турбулентности и включения всех рисков в рынок мы вернемся к уровню 60 руб. за доллар».
Делать долгосрочные выводы на основании текущего ослабления рубля рано. «Вскоре могут последовать коррекция и стабилизация валюты на более высоких уровнях (по сравнению с теми, что были до скачка курсов из-за санкций). Понять, насколько длительным может быть текущее снижение курса рубля, помогут события ближайших недель, в том числе геополитические», — заключает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.
«По мере стабилизации ситуации и оценки рисков поддержка со стороны нефти не даст рублю провалиться. Думаю, что возврат курса к 60–61 руб. вполне возможен при отсутствии дополнительного потока негатива», — согласна аналитик УК «Альфа-Капитал» Дарья Желаннова, отмечая, что геополитические риски, например от эскалации конфликта в Сирии, крайне сложно предсказывать.
Каковы последствия для экономики
На фоне текущего ослабления рубля инфляция по итогам года может составить 3–4%, предполагает аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов. Если текущий курс рубля не краткосрочное явление, а новая реальность на ближайшие месяцы, то он скажется на темпах роста инфляции — при курсе 62–63 руб. за доллар инфляция к концу мая—июню может расти дополнительно на 0,1–0,2% месяц к месяцу, предрекает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Ослабление рубля не окажет существенного влияния на уровень инфляции — ее показатель может вырасти максимум на 0,2–0,3% в годовом выражении, успокаивает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов​.
По последнему прогнозу ЦБ от 23 марта, инфляция составит 3–4% по итогам 2018 года и будет находиться вблизи 4% в 2019 году. Минэкономразвития ранее прогнозировало, что в апреле—мае инфляция будет находиться в диапазоне 2,1–2,2%, а в июне годовой рост цен может опуститься ниже 2%.
Текущее ослабление рубля может повлиять на темпы снижения ключевой ставки ЦБ, отмечают эксперты. На ближайшем заседании 27 апреля ЦБ вполне может взять паузу в последовательном снижении ключевой ставки, предполагает Дроздов из «Финама». ЦБ снижал ставку пять раз подряд, до 7,25% (последний раз — 23 марта), и до объявления американских санкций собирался снижать ее и дальше до достижения равновесного уровня (между 6–7%). Ставка может не снижаться по крайней мере до июня—июля, а возможно — и до сентября, когда прояснится ситуация с урожаем (фактор влияния на инфляцию), предполагает Владимир Тихомиров. Пауза в снижении ставки возможна, но поводом для изменения денежно-кредитной политики курс рубля не станет, считает Станислав Мурашов. Он ждет, что к концу года ставка будет на уровне 6,75%.
Сам ЦБ пока демонстрирует спокойную риторику, комментируя происходящее на финансовых рынках. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что сейчас рынок столкнулся с «коррекцией» и обычной для таких случаев повышенной волатильностью, так что ЦБ не видит рисков для финансовой стабильности, хотя и обладает «широким набором инструментов», чтобы в случае необходимости вмешаться. Одним из таких инструментов могут стать валютные интервенции. «Валютное РЕПО никто не сворачивал, если будет необходимость, этот инструмент всегда есть у нас в запасе. Вопрос — будет ли спрос. Если будет в целях финансовой стабильности необходимость его применить, то почему бы нет», — сказал 10 апреля на конференции ВШЭ первый зампред ЦБ Сергей Швецов (цитата по «Интерфаксу»).
Для потребителя одним из заметных возможных эффектов от ослабления рубля может стать рост цен на импортные товары. Европейские производители электроники и бытовой техники уже предупредили российских ретейлеров (в частности, «М.Видео» и «Эльдорадо») о возможном пересмотре закупочных цен на 5–10%.
Кому выгодно укрепление валюты
Бенефициары ослабления рубля — федеральный бюджет и экспортеры, сходятся во мнении опрошенные РБК аналитики. Слабый рубль создает очень комфортные условия для сырьевых экспортеров, указывает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. По этой же причине сложившийся курс выгоден бюджету — рублевая цена на нефть после падения курса превышает 4 тыс. руб. за баррель, напоминает аналитик, хотя комфортным уровнем для бюджета считается цена уже 3300 руб. за баррель.
Ослабленный рубль поможет экспорту, считает глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин. «Ряд отраслей, скорее всего, заработают на данном курсе. Тем самым в целом [платежный] баланс будет неплохим, это не повлияет сильно на экономический рост», — сказал Кудрин журналистам на Биржевом форуме в Москве.
Если абстрагироваться от всех остальных аспектов, то ослабление рубля действительно выгодно бюджету, соглашается Александра Суслина из Экспертной экономической группы (ЭЭГ). «Если то, что сейчас происходит, никак не приведет к снижению цен на нефть, не приведет к ограничениям в плане объемов экспортируемых товаров, то нефтегазовых доходов придет больше», — говорит Суслина.
Федеральный бюджет на 2018 год сверстан исходя из среднегодового курса 64,7 руб. за доллар, в январе—марте средний курс доллара не превышал 57 руб., следует из данных ЦБ. Бюджет сверстан, в краткосрочной перспективе ожидается повышение уровня доходов (в рублях от экспорта в связи с высоким уровнем цен на нефть и снижением курса рубля), пока Минфину не о чем беспокоиться, говорит Суслина. «Минфин начнет беспокоиться тогда, когда из бюджета потребуется выделить деньги на поддержку бизнесменов, попавших под санкции. Пока это только слова и конкретных указаний не дано», — напоминает она.
Кто может пострадать от падения рубля
Если курс валюты вырастет сильнее, чем это наблюдается сейчас, то он окажет влияние и на бюджет, и на экономику, и на благосостояние граждан, предупреждает Суслина из Экспертной экономической группы. Напряженность, которая складывается сейчас на рынках, — это угроза стабильному развитию, сокращение широких налоговых баз, говорит она. «Может получиться, что нефтегазовых доходов будет приходить больше, а налоговые базы по другим налогам будут снижаться из-за общего ухудшения макроэкономической ситуации», — размышляет эксперт. В сложившейся ситуации инвесторы могут потерять интерес к России из-за высокого уровня риска, предполагает Надоршин из «ПФ Капитала». «Тогда все планы развития экономики — ускорение роста, повышение производительности, индустриализация 4.0 — останутся нереализованными», — говорит он.
«Пострадают все. Больше всего это ощутит условный средний класс — люди, которые привыкли путешествовать и покупать импортные товары», — прогнозирует Суслина. Для менее обеспеченных слоев удар будет менее существенным, «но общий уровень цен все равно вырастет — невозможно покупать только все отечественное», утверждает эксперт. Логика ретейла такова, что если вырастет цена на импортные огурцы и помидоры, то цены поднимут и на отечественную продукцию, поэтому уровень цен будет расти вместе с курсом, считает экономист.
По данным Росстата, доля импортных потребительских товаров в России по итогам третьего квартала 2017 года составляла 35%, доля импорта в продовольствии — 22% (по итогам 2014 года — 42 и 34% соответственно).
Из-за ослабления рубля прежде всего пострадают компании, ввозящие товар из-за границы, сказал РБК профессор финансов Российской экономической школы Олег Шибанов. От ценовой реакции импортеров будет зависеть, какие категории населения сильнее всего почувствуют на себе последствия падения рубля, продолжил он. «Если они (компании-импортеры. — РБК) не будут резко менять цены на импортные товары, то ударит по всем [категориям] примерно одинаково», — сказал Шибанов.
Ослабление рубля приведет к увеличению инфляционного давления, зарубежный туризм для населения станет дороже, но девальвация рубля ниже 10% в целом некритична, полагает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. «Скачок валют не вызовет роста цен на продукты первой необходимости, наименее защищенные слои населения не пострадают от этого скачка», — уверен Тремасов.
Платежеспособный спрос населения сократится, считает доцент Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Олег Филиппов. Продукция российской промышленности, использующей импортное оборудование, станет еще менее рентабельной. «Комплектующие, промышленное оборудование будут закупаться по более высокой цене. За это заплатит население, у которого и так платежеспособный спрос падает», — резюмировал Филиппов.​
Наверх