-11.36%
72.91
+1.23%
75.6100
-0.03%
85.5830
-0.03%
1.1319
+0.17%
1791.40

ВТБ решил «побороться» с ЦБ в вопросах регулирования экосистем

28 июня, 11:10
192
ВТБ считает, что предложенные ЦБ ограничения для небанковских вложений несправедливо затрагивают активы за пределами его экосистемы. В ЦБ же заявляли, что планируют регулировать так, чтобы банки не могли уклониться от новых правил
Фото: Андрей Любимов / РБК
Фото: Андрей Любимов / РБК
ВТБ намерен направить в Банк России свои замечания к докладу о регулировании экосистем, чтобы убедить его не вводить жесткие требования к участникам рынка, сообщил журналистам член правления госбанка Дмитрий Пьянов. По его словам, некоторые идеи ЦБ «наиболее жестко» бьют по группе ВТБ.
«Мы собираемся с этим аргументативно побороться», — сказал Пьянов.
Банк России 23 июня выпустил консультативный доклад, в котором описывались возможные ограничения для банков, желающих развивать экосистемы. Но в ЦБ признавали, что подход к регулированию будет шире и де-факто затронет так называемые иммобилизованные активы банков — основные средства, земли, вложения в недвижимость, технологии или нефинансовые компании.
«Сейчас, пока это такой хайп и нет регулирования, все экосистемное. Куда ни посмотри, все инвестиции экосистемные. Но как только будет регулирование, все тут же будут говорить: «Ой, это не экосистема, это партнерские отношения, это венчур». Чтобы не было арбитража, мы поэтому и стали смотреть шире», — объяснял логику регулятора глава департамента обеспечения банковского надзора ЦБ Александр Данилов.
В планах ЦБ — к 2023 году установить для банков риск-чувствительный лимит (РЧЛ). Это предельная доля вложений кредитной организации в иммобилизованные активы относительно ее совокупного капитала. Чтобы ее рассчитать, банкам придется разбить все иммобилизованные активы на группы и умножить их объем на специальные повышающие коэффициенты иммобилизации — полученный результат должен вписаться в лимит на уровне 30% капитала банка (к 2025–2027 годам). При превышении лимита скорректированная стоимость активов должна вычитаться из капитала, что будет оказывать давление на основные нормативы банка.
Что не устраивает ВТБ
ВТБ не согласен с тем перечнем иммобилизованных активов, которые привел в докладе Банк России. По словам Пьянова, такой подход предполагает «рестриктивное регулирование» основных средств банков и залогов, полученных ими по плохим кредитам.
«Основные средства по определению используются в основной деятельности банка, то есть это те средства производства, с которыми банки осуществляют свои банковские услуги. Какое-то дополнительное капитальное регулирование основных средств, которые тоже переоцениваются mark to market (переоценка по рынку. — РБК) с помощью независимых оценщиков, мы считаем особо несправедливым», — подчеркнул топ-менеджер. Он уточнил, что собственные средства ВТБ прирастают в основном за счет инвестиций в технологии.
Пьянов также отметил, что меры ЦБ могут ограничить и развитие экосистемы ВТБ. «Если бы то, что изложено в этом документе, вступало бы в ближайшее время в действие, то, по нашим оценкам, в части развития экосистем мы были бы вынуждены полностью переключиться исключительно на партнерский формат построения экосистем без какого-либо инвестирования в активы. А такие проекты мы ведем», — сказал член правления ВТБ.
ВТБ уже выстраивает экосистему по открытому принципу вместе с партнерами. Но среди них есть компании, где у госбанка доли в капитале. ВТБ, в частности, владеет 17,28% акций ретейлера «Магнит» и развивает с ним платежный сервис Magnit Pay. ВТБ также держит на балансе 7,93% акций «Ростелекома», с которым как минимум до 2025 года планирует развивать сервисы на основе big data.
Доклад Банка России подтверждает верность стратегии ВТБ, но новые ограничения «понуждают» развивать ее без вложений и думать, что делать с существующими инвестициями, отметил Пьянов.
По итогам первого квартала 2021 года активы, дополняющие банковский бизнес ВТБ, составляли 609,6 млрд руб., или 3% совокупных активов группы, следует из отчетности по МСФО. Их них 38,1 млрд руб. приходится на цифровые активы, 234,2 млрд — на активы, полученные в результате урегулирования проблемной задолженности, а 337,3 млрд — на долгосрочные инвестиции.
«Мы оценивали активы, дополняющие банковский бизнес, в 619 млрд руб. По духу консультационного доклада Центрального банка, это можно считать денежным выражением иммобилизованных активов», — сказал Пьянов, подчеркнув, что эта сумма не включает величину основных средств.
Наверх