+0.00%
73.09
+0.00%
61.4632
-0.09%
75.4686
-0.00%
1.2288
+0.00%
1335.58

Заокеанское влияние: придется ли ЦБ снова спасать рубль

11 апреля, 23:50
19
Минфин США помог курсу рубля подняться от минимальных за два года значений к доллару и евро. Пока движения курса российской валюты определяются внешними новостями, время вмешательства ЦБ в ход торгов не пришло, считают эксперты
Фото: Георгий Шпикалов / ТАСС
Рубль, курс которого к евро и доллару обваливался 11 апреля до 80 руб. и 65 руб. соответственно, частично отыграл падение предыдущего дня, поднимаясь до 62 руб. за доллар и 76,8 руб. за евро. Позитивной новостью для игроков рынка стало заявление министра финансов США Стивена Мнучина о том, что его ведомство по-прежнему не поддерживает введение санкций против российского госдолга. Такая новость появилась на лентах Bloomberg в 18:59 мск, и с этого времени начался отскок курса рубля в сторону укрепления.
До этого рубль падал к доллару и евро в течение трех торговых сессий подряд: снижение началось в понедельник на фоне введения американских санкций против российских бизнесменов, политиков и топ-менеджеров, а также против компаний, в том числе торгуемых на международных биржах UC Rusal и En+, подконтрольных Олегу Дерипаске, и продолжилось обвалом во вторник, в том числе на опасениях о распространении санкций на российский госдолг. Утром в среду резкое снижение продолжилось, ​и курс европейской и американской валют впервые с марта 2016 года превысил уровни 80 и 65 руб. соответственно. Катализатором падения рубля стало обострение ситуации в Сирии. Власти США в начале недели пообещали ответные действия в адрес Дамаска после сообщений о химической атаке в сирийском городе Дума, а в среду, 11 апреля, воинственную риторику подогрел президент Дональд Трамп. ​«Россия обещает сбивать любые ракеты, выпущенные по Сирии. Готовься, Россия, они прилетят. Они будут хорошие, новые и «умные»!» — написал президент США в своем Twitter. Сразу после этого рубль резко упал к доллару, а фондовый рынок растерял все позиции, набранные за утро.
Во второй половине дня ситуация немного стабилизировалась, и по состоянию на 19:00 евро и доллар росли к рублю на 1,2–1,5%: курс евро был на 1,2 руб. выше уровней закрытия торгов 10 апреля и составлял 79,05 руб., а курс доллара показал рост на 80 коп., до 63,82 руб. После того как Минфин США высказал свою позицию по госдолгу, рубль укрепился еще сильнее и по состоянию на 20:30 находился на уровнях 62,83 руб. (-19 коп.) к доллару и 77,63 руб. (-22 коп.) к евро.
Источники РБК на валютном рынке отмечают, что укрепление курса рубля никак не связано с действиями ЦБ. «В 2014 году действия ЦБ на рынке были видны косвенно, по выставлению многомиллиардных заявок на покупку рубля. Сейчас таких крупных заявок нет, — говорит собеседник РБК. — В таких условиях курс растет исключительно на внешних новостях».
Кроме заявления Минфина США на курс рубля могли позитивно повлиять еще несколько факторов: увеличение цены на нефть до 73$ — максимума с 2014 года, а также заявления российского Минфина о временной приостановке покупок валюты для стерилизации сверхдоходов бюджета, перечислил аналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Однако это лишь краткосрочные факторы, согласно базовому сценарию курс рубля должен быть сейчас в пределах 64–65 руб. и в перспективе он вернется к этому уровню, предупреждает аналитик.
ЦБ еще во вторник дал понять, что пока рисков для финансовой стабильности не видит и не будет прибегать к «системному вмешательству». Воздействие регулятора на рынок пока ограничивается словесными интервенциями и прекращением покупок валюты для Минфина в рамках бюджетного правила. Но еще 10 апреля ЦБ допустил, что в случае необходимости может вернуться к практике предоставления валюты через механизм РЕПО и валютных интервенций. РБК опросил экспертов о возможных сценариях вмешательства регулятора в ситуацию с падающей российской валютой​, если резкое снижение курса рубля из-за сложной геополитической ситуации продолжится.
Старый инструмент​
Центробанк активно использовал валютные интервенции, когда его основным ориентиром была не инфляция, как сейчас, а курс рубля. Банк покупал валюту на рынке, чтобы рубль вписался в «валютный коридор» (границы колебаний курса национальной валюты к евро и доллару). Однако 10 ноября 2014 года ЦБ объявил о полном отказе от использования валютного коридора и регулярных валютных интервенций. Тем не менее уже в конце ноября курс российской валюты столкнулся с «избыточной волатильностью», вследствие чего возникли риски для финансовой системы и сформировались «устойчивые девальвационные и инфляционные ожидания», характеризовал тогда ситуацию ЦБ.
В итоге регулятору 1 декабря вновь пришлось выйти на внутренний валютный рынок (тогда он потратил за полмесяца более $10 млрд). Окончательный отказ от валютного коридора вылился в «черный вторник» 16 декабря 2014 года, когда курс доллара вырос до 80 руб., а евро преодолел отметку 100 руб. (в ночь на 17 декабря ЦБ вынужденно повысил ключевую ставку с 10,5 до 17%).
В следующий раз Банк России вернулся к регулярным операциям на валютном рынке в мае 2015 года, покупая по $100–200 млн в день для пополнения международных резервов. Регулятор приостановил покупку валюты только в конце июля из-за роста волатильности на внутреннем валютном рынке. С тех пор ЦБ не проводил валютные интервенции на рынке от своего имени. С февраля 2017 года ЦБ выступает агентом Минфина при операциях по покупке иностранной валюты в рамках бюджетного правила для стерилизации сверхдоходов бюджета. В апреле Минфин планирует купить валюты на 240 млрд руб.
Время для интервенций не пришло
Последовательность действий ЦБ, если регулятор все-таки решит вмешаться, будет выглядеть так: валютное РЕПО, затем ужесточение процентной политики и лишь в последнюю очередь — валютные интервенции, считают аналитики Росбанка. При этом они отмечают, что вопрос о необходимых условиях для валютных интервенций остается для рынка открытым.
Опрошенные РБК аналитики уверены, что на данном этапе нет необходимости в дополнительных мерах по защите рубля со стороны ЦБ. Регулятору имеет смысл вмешаться в ситуацию лишь при увеличении курса доллара на 15% к текущему курсу, считает Мурашов.
Помимо уровня курса на решение регулятора вмешаться в ситуацию будет влиять и волатильность на рынке, считают эксперты. «Если высокая волатильность сохранится, интервенции ЦБ имеют смысл. Сейчас волатильность есть (она находится на уровне 20% при обычном уровне 12%), но если она снизится, надобность в валютных интервенциях пропадет», — говорит Мурашов.
С ним соглашается и аналитик УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин. «К валютным интервенциям регулятор может прибегнуть в случае, если сильная волатильность на рынке станет угрожать финансовой стабильности. Но пока для этого предпосылок нет», — считает он. Условия для вмешательства регулятора появятся, если, например, будет слишком большой спрос на валюту, большой отток капитала, рассуждает эксперт.
Волатильность рубля усиливает то обстоятельство, что маркетмейкеры (крупные банки и финансовые организации, которые определяют текущий уровень валютного курса за счет значительной доли своих операций в общем объеме мирового рынка) практически не участвовали в торгах, что привело к увеличению расходов участников на конвертацию валюты, говорит начальник дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук. Он сравнивает ситуацию с 2014 годом, однако отмечает, что тогда масштабы волатильности были значительнее.
Ведущий аналитик Промсвязьбанка Михаил Поддубский считает, что проведение аукционов валютного РЕПО или предоставление валютной ликвидности участникам рынка могут удовлетворить их потребности. Однако, если будет наблюдаться быстрый отток со стороны нерезидентов, эти инструменты могут быть не слишком эффективны. По мнению Поддубского, по мере того как эмоции на рынке будут сходить на нет, рубль может компенсировать часть понесенных потерь, поэтому ЦБ, возможно, вовсе не придется прибегать к специальным мерам.
Даже если регулятор решит воспользоваться валютными интервенциями, вряд ли они будут эффективны в сложившейся ситуации, говорит Мурашов. «Направленные валютные интервенции эффективны, только когда они сбивают спекулятивный настрой на рынке. Однако, если курс ослабляется под влиянием фундаментальных причин, как сейчас, они могут оказаться неработающими», — объясняет эксперт. ​
По мнению экономиста Citi Артема Заигрина, ЦБ не станет прибегать к операциям РЕПО и валютным интервенциям до тех пор, пока на рынке не появится новых рисков. «Есть все основания полагать, что Банк России использует все доступные рычаги для стабилизации рынка, в том числе и интервенции, только в случае углубления кризиса в отношениях между США и Россией на фоне сирийского вопроса, а также лавинообразного ускорения ослабления рубля», — говорит эксперт. Пока же, если ослабление рубля не будет отыграно и повлияет на динамику инфляции, то Банк России, скорее всего, обратится к процентной политике и приостановит цикл снижения ключевой ставки, полагает Заигрин.
Наверх