-0.36%
60.78
+0.35%
64.0074
+0.27%
70.8457
-0.08%
1.1068
+0.32%
1477.06

Защита Силуанова: бизнесу гарантируют стабильные правила игры и компенсируют санкции

10 октября, 22:50
73
История с предложением помощника президента Андрея Белоусова изъять полтриллиона рублей у российских компаний подошла к логическому завершению. Для крупных инвесторов, которые согласятся вложиться в различные проекты, написали отдельный закон, гарантирующий им стабильность правил игры и защиту от государства. Как он будет работать?
В правительстве почти год обсуждали, как мотивировать бизнес вкладываться в российскую экономику. Спор, наконец, формально окончен. На заседании правительства 10 октября первый вице-премьер Антон Силуанов заявил, что кабмин поддержал законопроект о защите и поощрении капитальных вложений, передает агентство ТАСС.
Он должен гарантировать бизнесу стабильность, но не любому бизнесу, а тому, кто согласится заключить с государством соглашение и инвестировать крупные деньги в различные проекты. Правительство считает, что таким образом оно заставит бизнес вложить в экономику не менее 8 трлн рублей до 2024 года и тем самым выполнить майский указ Путина, предусматривающий, что к этому сроку инвестиции должны вырасти до 25% ВВП. По итогам 2018 года они составили 20,6%.

С чего начались споры?

В августе 2018 года помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять сверхдоходы у 14 компаний — всего около 500 млрд рублей — и направить их в инвестпроекты. Идея потрясла бизнес, чиновники и бизнес сели за стол переговоров. В итоге предложение просто изъять деньги переросло в другое — создать специальный вид соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), благодаря которым крупные компании захотели бы сами инвестировать в долгосрочные проекты на территории России.
Бизнес и чиновники стали обсуждать условия для СЗПК, основным требованием компаний была стабильность правил игры. Однако переговоры затянулись. Как рассказывал Forbes один из миллиардеров, участвовавший в обсуждениях, бизнес стал запрашивать у государства все больше льгот и преференций. «Коллеги стали выдвигать слишком много условий для этих инвестиций. Все пытаются максимально защитить свои вложения», — объяснял он.
К сложностям прибавились и внутриведомственные распри. Минфин написал свой вариант законопроекта и уже планировал внести его в правительство. Но в сентябре вице-премьер Дмитрий Козак его раскритиковал, увидев в нем «коррупционные риски», и написал свой. Законопроект Козака назывался «О поощрении и защите частной инвестиционной деятельности в России».
Принципиальная разница между двумя документами в ответе на вопрос, кто и в когда может претендовать на возмещение потерь со стороны государства. Козак предложил считать почти все изменения условий в худшую сторону ущербом для компании. И предложил дать бизнесу право через суд потребовать у государства возмещения убытков. Также вице-премьер настаивал на введении переходного периода в три года для всех инвесторов по всем законам, которые меняют налоги — на добычу полезных ископаемых, на прибыль и так далее.
Минфин же, напротив, предлагал основные льготы предоставить только тем компаниям, которые заключат с государством специальные соглашения. Им Минфин готов был возмещать потери от действий государства.
Оба текста к 10 октября были внесены в правительство. Соединить оба законопроекта — «как ежа с ужом» — было невозможно, говорит Forbes источник в правительстве.
В итоге чиновникам пришлось выбирать. Выбор, как стало понятно из выступления Антона Силуанова, пал на проект Минфина.

Что предлагает Минфин?

Согласно версии законопроекта от 13 сентября, с которой ознакомился Forbes, и тому, что сказал на заседании правительства вице-премьер, основные положения закона сводятся к следующему:
На все инвестпроекты в России распространяется правило о трехлетней отсрочке на вступление всех законов, которые ухудшают правила ведения бизнеса. Это общий инвестрежим. Однако за его нарушение не предусмотрены санкции, бизнес не сможет потребовать компенсации за ухудшение условий. Компании, чьи инвестпроекты будут достаточно крупными, смогут заключить с государством соглашение и получить право на компенсацию, если условия все же ухудшатся, например, если правительство увеличит налоги.
Заключить такое соглашение смогут не все, а те, кто вложит в проекты не менее определенной суммы. Ее размер зависит от сути проекта. Например, для проектов в социальной сфере минимальная сумма вложений определена в 250 млн рублей при общей стоимости проекта не менее 1 млрд рублей. Для проектов в цифровой экономике, сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности планка собственных инвестиций составляет 1,5 млрд рублей при стоимости проекта от 7 млрд рублей. Для инвестпроектов в иных сферах экономики — это 5 млрд рублей и 25 млрд рублей соответственно.
Соглашение можно будет заключить на срок до шести лет для проектов, в которых объем инвестиций компании меньше 5 млрд рублей, на срок до 15 лет при объеме инвестиций компании от 5 до 10 млрд рублей и на срок до 20 лет — при инвестициях свыше 10 млрд рублей. Соглашение могут продлить еще на шесть лет, если компания реинвестирует доходы (не меньше 1 млрд рублей) от проекта. Регуляторные условия останутся неизменными для заключившей соглашение компании в течение срока этого соглашения, потом новые налоги и сборы распространятся и на нее.
Расторгнуть соглашение можно только в суде. Также компания получит право потребовать от государства изменения условий соглашения, к примеру, если попадет под санкции, мешающие проекту, или если санкции будут введены в отношении России.
Антон Силуанов уточнил, что законопроект еще будут дорабатывать, но уже через две недели его планируют внести в Госдуму. Правительство просит принять законопроект в осеннюю сессию.

Сработает ли

Какие компании претендуют на сделку с государством, пока неясно. По данным Минфина, ведомство уже собрало заявки на 407 проектов стоимостью более чем 30 трлн рублей. Какие это компании, выяснить не удалось. Минфин не раскрывает состав заявок. Среди тех, кто открыто заявлял о желании заключить договор с правительством, был, например, совладелец группы «Илим», миллиардер Захар Смушкин.
Оценки законопроекта среди экспертов и представителей бизнеса разнятся. Так, источник Forbes в крупной российской компании, участвующей в обсуждениях законопроекта, говорит, что «предложения Минфина дают хоть какие-то гарантии бизнесу, а в законопроекте Козака вместо того, чтобы гарантировать хоть что-то, начались разговоры о переходном периоде», - объясняет собеседник Forbes.
«Это не комплексная программа и работа по поддержке будущих вложений, а скорее простое распределение инвесторов по новым режимам», — ругает проект партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова. По ее мнению, стабилизационная оговорка — о неизменности условий для бизнеса в течение определенного времени — это не новация. Подобные «особые обстоятельства» действуют в инвестиционных соглашениях, в том числе концессионных и ГЧП. Из-за этого могут возникнуть проблемы. «Это может похоронить в согласованиях без того непростые будущие концессионные и ГЧП проекты, которые регулируются своими отдельными федеральными законами», — поясняет Годунова.
Идея законопроекта хороша, однако нужно учитывать и другие факторы, которые будут мешать реализации инвестпроектов, говорит руководитель аналитических проектов «Эксперт Бизнес-Решения» Вита Спивак.
«В идеальном мире это отличный законопроект, прекрасно, что государство сигнализирует о том, что инвесторам, правда, только крупным, будут помогать. Но нужны и другие вещи, например справедливые суды, защита частной собственности», — поясняет она.
Сам факт того, что для привлечения частных инвестиций нужно создавать отдельный закон, уже наводит на мысли, что с экономикой происходит что-то не то, замечает генеральный директор консалтинговой компании «Вальтер Констракшн» Евгений Вальтер.
«Предполагается, что государство будет ограничивать само себя, но кто в это всерьез поверит?» — иронизирует он. По его мнению, подобные законы имеют адресный характер и улучшению общего инвестклимата не помогают.
«Такие миллиарды и такие идиоты». Белоусов узнал, кто раскрыл СМИ его план изъять у бизнеса 500 млрд рублей
Наверх