+0.76%
62.68
-0.01%
62.9679
-0.51%
70.6538
-0.50%
1.1221
-1.43%
1425.11

$17 млрд на кону: что может потерять Россия из-за переворота в Венесуэле

24 января, 19:00
303
Россия за последние десять лет выдала Венесуэле кредитов на $17 млрд. РБК разбирался, насколько вероятна их выплата, если в стране произойдет смена власти
Игорь Сечин и Николас Мадуро
(Фото: Carlos Becerra / Bloomberg)
В Венесуэле, поддерживающей тесные отношения с Россией с начала 2000-х годов, произошла попытка государственного переворота: новым президентом провозгласил себя спикер парламента Хуан Гуайдо, в этом статусе его признали почти все страны Латинской Америки, кроме Мексики, Боливии и Кубы. В качестве временного лидера Гуайдо признали США, а Евросоюз призвал к перевыборам президента Венесуэлы.
Однако Николас Мадуро остается у власти, лояльность ему сохраняют армия и спецслужбы.
Россия вложила в Венесуэлу миллиарды долларов кредитов и инвестиций; насколько их возврат теперь под угрозой — разбирался РБК.
Каракас получал от Москвы займы и госкредит
По расчетам агентства Reuters, сделанным в августе 2017 года, с 2006 года правительство России и госкомпания «Роснефть» предоставили Венесуэле кредиты или кредитные линии на общую сумму не менее $17 млрд.
Венесуэла никогда не публиковала всю информацию о своих долгах перед Россией, и сумма, которую насчитало Reuters, основывалась только на объявленных кредитах и кредитных линиях. Она включала аванс на $6 млрд, который «Роснефть» заплатила венесуэльской госнефтекомпании PDVSA за поставки («Роснефть» платит заранее, PDVSA поставляет нефть потом). На 30 сентября 2018 года — последнюю отчетную дату «Роснефти» — непогашенная часть предоплат составляла $3,1 млрд без учета процентов, которые «Роснефть» не раскрывает, следует из презентации компании (.pdf).
В декабре 2018 года Мадуро приезжал в Россию и встречался с президентом России Владимиром Путиным. По итогам переговоров Мадуро объявил о подписании контрактов с российскими партнерами, гарантирующих инвестиции на $5 млрд в нефтедобычу в Венесуэле и на $1 млрд — в добычу золота. Но со стороны российских властей подтверждения не было, и Мадуро не предоставил никаких деталей относительно сроков инвестиций и доли в них российских компаний. Скорее всего, никаких новых вложений сделано не было.
В декабре 2011 года Россия предоставила Каракасу госкредит на сумму до $4 млрд для финансирования поставок в Венесуэлу российской продукции военного назначения. Венесуэла использовала минимум $3,6 млрд из этого кредита для закупки российских вооружений.
Но республика не смогла регулярно обслуживать этот кредит, допустив в 2016–2017 годах по меньшей мере две просрочки процентных платежей. В ноябре 2017 года Россия в третий раз реструктурировала этот кредит: общий долг Венесуэлы был зафиксирован на уровне $3,15 млрд, срок окончательного погашения смещен на 2027 год. При этом в 2018–2023 годах объем платежей по кредиту будет минимальным, сообщил российский Минфин, не раскрыв деталей соглашения.
Что будет с выплатой госкредита
Попытка переворота в Венесуэле вызывает опасения по поводу возможного изменения порядка и сроков возврата задолженности перед правительством России, сказал РБК партнер юридической фирмы «Вестсайд» Сергей Водолагин. Учитывая тяжелую экономическую обстановку в стране, нельзя исключать, что Венесуэла попросит о новой реструктуризации долга. Это возможно как со стороны действующего режима Мадуро, так и со стороны нового правительства в случае смены власти.
Венесуэла попросит о новой реструктуризации с вероятностью 100%, считает партнер юридической фирмы Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. «Потому что Венесуэле нечем платить по долгам», — пояснил он.
Переговоры в случае смены режима будут проходить в рамках Парижского клуба кредиторов, указывает Рачков. По данным Парижского клуба, на конец 2017 года Венесуэла была должна $5,77 млрд членам клуба в рамках займов, не являющихся официальной помощью в целях развития. Это как раз могли быть российские или китайские двусторонние кредиты. За 2017 год сумма таких займов для Венесуэлы увеличилась почти в два раза.
«Российский, китайский (Китай одолжил Венесуэле более $50 млрд через соглашения «нефть в обмен на кредиты». — РБК) и публично торгуемые долги Венесуэлы, вероятно, столкнутся с необходимостью реструктуризации / продления сроков выплат, поскольку Венесуэла не в состоянии выплачивать эти долги», — заявила РБК старший научный сотрудник Центра по новой американской безопасности (CNAS) Рэйчел Зимба. Частные кредиторы Венесуэлы, которые уже не получают выплаты (облигации находятся в дефолте), «скорее всего, будут очень разочарованы». А Россия может потребовать больше активов в обмен на облегчение долгового бремени Венесуэлы, считает Зимба.
Ситуация сейчас очень подвижная, понадобится время, пока наступит экономическая и политическая ясность, оговаривается она. Положение с долгом осложняется американскими санкциями против Венесуэлы и тем фактом, что истинный размер венесуэльских долгов остается неизвестен.
Однако источник РБК в финансово-экономическом блоке российского правительства говорит, что опасений, что в случае смены режима Венесуэла прекратит обслуживать российский госкредит, пока нет. Россия предоставляла кредит государству, а не конкретному руководителю, подчеркнул источник. «По большому счету вопрос о кредитах сильно преждевременный», — заключил собеседник РБК.
Украинский прецедент
Россия уже сталкивалась с ситуацией, когда смена дружественного режима на недружественный в стране-клиенте приводила к отказу платить по старым долгам. В 2013 году Россия одолжила $3 млрд режиму Виктора Януковича на Украине, а через несколько месяцев после этого в стране произошла смена власти. В результате этот кредит, выданный через покупку еврооблигаций правительства Украины, остается невозвращенным — Москва и Киев судятся из-за него в английском суде.
Ситуация с украинским кредитом была достаточно уникальной. После смены власти Украина не отказывалась от обслуживания этого займа и продолжала выплачивать проценты в пользу России. Однако Киев считал, что этот долг носит коммерческий характер, то есть Россия является таким же держателем евробондов, как и любой другой коммерческий кредитор. В ноябре 2015 года Украина провела реструктуризацию задолженности по всем выпускам еврооблигаций со списанием части долга, а Россия единственная отказалась принять в ней участие, настаивая на межгосударственной форме кредита и необходимости выплатить всю сумму. Только после этого Киев отказался возвращать $3 млрд, а на суде стал утверждать, что Россия фактически заставила его взять этот кредит.
В случае с Венесуэлой, очевидно, ситуация иная, поскольку Каракас сам просил Россию о кредитах.
Что происходит с погашением долга «Роснефти»
Венесуэльская госкомпания PDVSA к 2017 году набрала в виде авансов от «Роснефти» $6 млрд и отдает этот долг нефтью. Однако ее поставки задерживаются, и в ноябре 2018 года глава «Роснефти» Игорь Сечин даже летал в Венесуэлу, встречался с Николасом Мадуро и поднимал этот вопрос, сообщало Reuters со ссылкой на источники.
В апреле 2018 года «Роснефть» и PDVSA подписали соглашение о рефинансировании долга, по которому венесуэльская компания обязалась поставить «Роснефти» больше нефти в счет просроченных поставок — из расчета примерно 380 тыс. барр. в день вместо прежних 310 тыс. барр., по данным Reuters.
Кроме того, «Роснефть» обладает залоговыми правами на 49,9% акций американского нефтеперерабатывающего оператора CITGO, принадлежащего PDVSA. Швейцарская торговая «дочка» «Роснефти» Rosneft Trading получила залоговые права в ноябре 2016 года в качестве обеспечения по кредиту, выданному PDVSA на сумму ориентировочно $1,5 млрд. Американские политики неоднократно выражали опасения, что «Роснефть» может реализовать права на залог и забрать себе почти половину американского НПЗ, но «Роснефть» говорила, что не собирается управлять CITGO и в крайнем случае продаст залог.
Представитель «Роснефти» отказался комментировать возможные риски из-за смены власти в стране.
У каких российских компаний был бизнес в Венесуэле
Структуре Газпромбанка GPV LAV (входит в GPB Global Resources) принадлежит 40% в компании Petrozamora — совместном предприятии с PDVSA. Но в третьем квартале 2016 года Газпромбанк продал 83% GPB Global Resources за $248,4 млн, покупатель не раскрывался (по информации двух источников РБК, актив мог перейти к менеджменту GPB Global Resources). Представитель Газпромбанка заявил РБК, что так как банк сейчас не реализует инвестиционные проекты в Венесуэле, то финансово-экономические риски для бизнеса в связи с последними событиями там расценивает как минимальные.
В Венесуэле также работала подконтрольная российским бизнесменам Владимиру и Андрею Агаповым канадская компания Rusoro Mining. В сентябре 2011 года Венесуэла национализировала ее золотодобывающие активы, в 2016 году Rusoro добилась в международном арбитраже компенсации — $1,28 млрд, но так ее и не получила. В 2018 году Венесуэла перечислила компании первый транш — около $100 млн, но они пока остаются на счетах канадского банка, который не перечисляет их Rusoro из-за американских санкций.
Торговли между Россией и Венесуэлой практически нет
Армия Венесуэлы почти полностью оснащена российской техникой, как утверждают в «Рособоронэкспорте». Но торговли между странами практически нет, как нет и российских инвестиций в венесуэльскую экономику.
За девять месяцев 2018 года товарооборот России и Венесуэлы составил лишь $79 млн (на 99% это российский экспорт). Данные о прямых инвестициях из России в Венесуэлу Центробанком не раскрываются, поскольку речь идет, видимо, об одной несущественной инвестиции: ЦБ не публикует сумму инвестиций в страну, если это единственное вложение, с которого можно таким образом снять статистическую анонимность.
Наверх