-1.24%
78.51
+0.82%
61.6330
+0.18%
72.1318
-0.62%
1.1705
-0.08%
1290.31

Аналитики оценили шансы на повышение рейтинга России с «мусорного» уровня

22 февраля, 19:10
105
Агентства S&P и Fitch в пятницу объявят о своих решениях по кредитному рейтингу России. В правительстве надеются на возвращение в инвестиционную категорию, но аналитики указывают, что пока аргументов в пользу этого не так много
Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС
«Позитивные» прогнозы по суверенным рейтингам России от S&P и Fitch могут и не трансформироваться в повышение самих рейтингов, указывают инвестбанкиры и экономисты. Оба агентства опубликуют свои плановые решения по России в пятницу, 23 февраля. Рынок прежде всего ждет объявления от S&P, потому что это агентство по-прежнему держит российский рейтинг на «мусорном» уровне.
Экономических аргументов недостаточно
Суверенный кредитный рейтинг России находится на «мусорной» (спекулятивной) отметке у S&P (BB+) и Moody’s (Ba1). Из большой тройки рейтинговых агентств только Fitch оценивает российский рейтинг как инвестиционный (BBB-), при этом прогноз по рейтингу у всех трех агентств позитивный. В прошлом месяце Moody’s последним улучшило прогноз до позитивного, похвалив российские власти за «предусмотрительную» бюджетную политику и макростратегию, которая «справилась с нефтяным шоком и воздействием международных санкций».
«Хотелось бы, конечно, чтобы рейтинговые агентства объективно посмотрели на ситуацию. Я думаю, что в предыдущих заключениях они учитывали неопределенность с санкциями. Сейчас тоже, конечно, неопределенность существует, но меньше, чем месяц назад», — говорил журналистам на форуме в Сочи в середине февраля министр финансов Антон Силуанов. Россия преодолела сложные времена, а власти «не расклеились и мобилизовались» — это не должно остаться незамеченным для рейтинговых агентств, подчеркнул он.
Экономические аргументы в пользу повышения рейтингов имеются, однако этого еще недостаточно, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Шанс есть, потому что Россия демонстрирует очень хорошие бюджетные показатели. Но контекст для принятия решения предполагает, что сейчас очень трудно опираться только на экономические индикаторы. Приходится брать в расчет общий геополитический расклад», — объясняет Орлова.
Когда США в начале февраля выпустили доклад о санкциях по госдолгу России (он фактически стал рекомендацией отказаться от таких ограничений), у инвесторов возобновились ожидания повышения рейтинга, отмечает главный экономист банка ING по России и СНГ Дмитрий Полевой. Позитив в первую очередь вызовет повышение рейтинга от S&P, говорит он. Рынок пристальнее следит за действием этого агентства, добавляет и Орлова, ведь если оно решится на повышение, Россия наконец перейдет с «мусорного» уровня на инвестиционный.
Чтобы институциональные инвесторы причисляли долговые инструменты страны к инвестиционной категории, обычно требуются соответствующие рейтинги от двух агентств из большой тройки. Многие фонды ориентируются в своих портфелях на глобальные индексы, такие как Bloomberg Barclays Global Aggregate, а если S&P повысит рейтинг России до инвестиционного, ее евробонды попадут в этот индекс.
Однако аналитик S&P Карен Вартапетов на этой неделе заявил Bloomberg, что рост ВВП в прошлом году (1,5 вместо 2,1%, ожидавшихся правительством) был «разочаровывающим», а корпоративное кредитование стагнирует. Нужны «позитивные триггеры», отметил Вартапетов, — ускорение роста ВВП и сокращение проблем в банковской системе. Такое мнение стало негативным сигналом, который может свидетельствовать, что агентство решило взять больше времени на принятие решения, указывает Полевой. Фактором, который поможет агентствам более уверенно повышать прогнозы, могла бы стать программа реформ от президента Владимира Путина, добавляет он.
Что не нравилось S&P
«Рецессия закончилась, но товарные рынки, санкции и слабые институты препятствуют потенциальному росту», — писали аналитики S&P в сентябре, когда присваивали рейтинг России в прошлый раз. Они высказывали опасения из-за санкций, сырьевой направленности российской экономики и ее структурных ограничений: доминирующей роли государства, низкой производительности, неблагоприятной демографической ситуации и «сложного» инвестклимата.
Что касается Fitch, то повышению рейтинга от этого агентства, судя по его предыдущим комментариям, мешали санкции, но теперь риски снизились, а бюджетная устойчивость улучшилась, отмечает Полевой. «Fitch, с одной стороны, может и не повышать [рейтинг]. Но они могут пойти и дальше, остаться своего рода «белой вороной», — рассуждает он. Впрочем, такой шаг окажет «минимальное» влияние на рынки — настроения инвесторов изменятся только при двух инвестиционных рейтингах.
S&P «вполне может повысить рейтинг на одну ступень», полагает старший аналитик центра экономического прогнозирования Газпромбанка Кирилл Кононов. Повышение от Fitch «возможно, хотя не факт, что оно произойдет именно сейчас», указывает он. На оба решения будут влиять одни и те же факторы, отмечает аналитик: динамика ВВП и доходов населения, цены на нефть, санкции и состояние бюджета. «В пользу повышения также выступает тот факт, что динамика основных экономических индикаторов в целом соответствовала ожиданиям обоих агентств, при том что прогноз по рейтингу был позитивным в обоих случаях», — добавляет Кононов.
Вероятность низка
Вероятность повышения российского рейтинга 23 февраля относительно невысока, считают аналитики «ВТБ Капитала». Они рассчитали на основе суверенных рейтингов 66 развивающихся стран, что вероятность повышения рейтинга таких государств у S&P составляет 30%, а у Fitch — 8%. Данные о том, что вероятность повышения агентством S&P рейтинга любой страны спустя год после присвоения позитивного прогноза составляет 30% (Россия получила позитивный прогноз от S&P как раз год назад), добавляют «веса аргументам тех, кто считает, что на этой неделе S&P повысит рейтинг России».
«Несмотря на недавние улучшения многих макроэкономических показателей и качества макроэкономической политики в России, повышение рейтинга вряд ли произойдет в рамках предстоящего пересмотра», — пишет главный экономист Нордеа Банка по России Татьяна Евдокимова. Рост замедлился, конкретики по реформам нет, а кредитование хоть и растет, но за счет потребительского сектора (вместо корпоративного), отмечает она, — а именно эти факторы перечисляло S&P в своем прошлом релизе по рейтингу.
Повышение рейтинга, как правило, обеспечивает спрос на активы страны, отмечает Евдокимова. Однако практика показывает, что у государств, недавно получивших инвестиционный рейтинг, «такое рейтинговое действие не всегда приводит к большому притоку портфельных инвестиций». Тем более что российские облигации уже торгуются как актив с инвестиционным рейтингом и потенциал их роста ограничен, указывает аналитик. В «обозримой перспективе» вероятность повышения рейтинга остается, но «существенного позитивного влияния» этого фактора на курс рубля не будет, считает Евдокимова.
Наверх