+1.12%
85.72
-1.09%
70.3281
-0.94%
81.8760
+0.15%
1.1642
+0.55%
1793.35

Апостроф: как Украине не скатиться в Средневековье без газа

4 сентября, 10:20
105
Жительница поселка Марьинка Донецкой области в бомбоубежище
Несмотря на решительные протесты Киева, скандальный газопровод "Северный поток-2", по которому газ должен поставляться в обход украинской территории, скорее всего, все же будет достроен и запущен в эксплуатацию. Украина пытается получить гарантии компенсации газового транзита в Европу, который россияне хотят остановить после ввода в строй "Северного потока-2", но США и Германия нам их дать не могут, а путинская Россия — не хочет. Не получила Украина конкретики по этому вопросу и в Вашингтоне, где 1 сентября Владимир Зеленский встречался с Джо Байденом. "Апостроф" выяснял, что можно сделать для минимизации рисков, связанных с "газопроводом Путина", включая угрозу энергобезопасности страны в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
Цены на газ в Европе нынешним летом высоки как никогда. Этому в значительной мере способствует Россия, которая снижает поставки топлива в страны ЕС, в том числе, по украинскому маршруту.
Действия РФ, в принципе, понятны — таким образом ее руководство подталкивает Евросоюз к скорейшему вводу в эксплуатацию газопровода "Северный поток-2", по которому газ будет поставляться в обход транзитных стран, в том числе, Украины. Дескать, чем быстрее он начнет работу, тем быстрее будут решены вопросы с поставками топлива и, соответственно, цены упадут.
В том, что это чистой воды шантаж, сомнений не было и раньше, но последние события на европейском газовом рынке развеяли последние из них.
Так, 18 августа из-за ошибочной информации о том, что физические поставки газа по "Северному потоку-2" уже начались, цены на европейских хабах мгновенно обвалились на 10%.
Достаточно быстро котировки отыграли обратно вверх. Но на следующий день появилась уже более корректная информация — российский "Газпром" сообщил, что поставки по газопроводу начнутся до конца 2021 года.
И снова цены рухнули, пробив отметку в 500 долларов за 1 тысячу кубометров, выше которой они держались уже некоторое время.
Таким образом, можно с уверенностью констатировать, что на сегодня газовый рынок Европы всецело зависит от скандального российского газопровода. Чего, собственно, и добивались в Кремле.
При этом, после того, как стало понятно, что никакого газа в "Северном потоке-2" нет (к тому же он еще не достроен, а лицензирование его деятельности также займет какое-то время), цены на хабах снова выросли — хоть и не до максимумов, зафиксированных в начале августа.
Украина в тисках геополитики
Как известно, "Северный поток-2" продвигает не только Россия, но и Германия. В Берлине не устают повторять, что это — чисто коммерческий проект, не имеющий ничего общего с политикой (при этом не только на Украине, но и, например, в Польше убеждены в обратном). Оно и понятно — газопровод исключит из поставок российского газа транзитные страны (при этом в случае Германии — это, скорее, даже не Украина, а Польша и Беларусь), а сама Германия станет одним из крупнейших газовых хабов Европы благодаря сухопутным продолжениям "Северного потока" и "Северного потока-2" — OPAL, NEL и EUGAL.
При этом в Германии действуют директивы Евросоюза, согласно которым одна и та же компания не может одновременно производить газ и транспортировать его по территории ЕС. Во имя сохранения честной конкуренции компания-транзитер, а в случае с "Северным потоком-2" это — "Газпром" — должна предоставлять половину своих мощностей другим поставщикам.
Россияне всеми силами пытаются вывести "Северный поток-2" из-под действия этих директив, однако 25 августа Высший земельный суд Дюссельдорфа (Германия) решил, что оснований для этого нет.
Такое решение может отодвинуть сроки введения в эксплуатацию газопровода, но вряд ли поставят крест на самом проекте.
К тому же, в Кремле ищут пути обхода европейских правил поставок газа. И, похоже, уже "нащупали" один их них. На днях стало известно о письме главы госкомпании "Роснефть" Игоря Сечина в адрес президента РФ Владимира Путина, в котором "настоящий Игорь Иванович" (под "ненастоящим" подразумевался Игорь Иванович Шувалов, в 2000-х возглавлявший аппарат правительства) просит Владимира Владимировича разрешить "Роснефти" экспортировать газ в Европу по агентскому соглашению с "Газпромом" (у "Газпрома" есть монополия на транспортировку экспортируемого газа, тогда как сам экспорт могут осуществлять разные компании — "Апостроф").
Сечин в своем письме Путину не говорит, по какому именно маршруту "Роснефть" хочет поставлять свой газ, но отмечает, что эти поставки "будут способствовать снятию ограничений со стороны антимонопольного законодательства ЕС в отношении допустимой загрузки газопроводов "Северный поток-1" и "Северный поток-2", а также OPAL" (цитирование текста российского издания "Коммерсант", которое ссылается на упомянутое письмо).
Если такое соглашение между "Роснефтью" и "Газпромом" будет подписано, последний формально выполнит директиву ЕС. Другое дело, как на это посмотрят в контролирующих органах Евросоюза, учитывая, что речь идет о двух российских государственных энергетических монополистах.
В июле США и Германия пришли к согласию по "Северному потоку-2", в результате чего Вашингтон решил не препятствовать достройке и вводу в эксплуатацию газопровода.
Нынешнему американскому президенту Джо Байдену сделка с немецким канцлером Ангелой Меркель была крайне необходима, прежде всего для того, чтобы реанимировать дружеские отношения США и ЕС, которые изрядно подпортил его предшественник Дональд Трамп, и это особенно важно в свете ожидаемого противостояния Америки с Китаем. С этим же связаны и заигрывания Байдена с Россией — у нынешней американской администрации еще теплится надежда на то, что Москва не пойдет на дальнейшее сближение с Пекином и не примет сторону последнего в его противостоянии с Вашингтоном.
В этой большой геополитической игре Киев оказался разменной монетой, хотя США и Евросоюз (по факту, Германия) пытаются сохранить лицо, обещая нашей стране защиту от России, в случае, если Москва "будет использовать энергетику в качестве оружия или будет предпринимать агрессивные действия против Украины" (цитата заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд).
Но это — слишком размытая формулировка, не дающая представления о том, каким образом наши западные партнеры намерены нас защищать.
Кто даст гарантии
Украине же нужны гарантии сохранения энергетической безопасности, в частности, продолжения транзита газа через нашу территорию после 2024 года, когда истечет срок действия нынешнего контракта с РФ. Такие гарантии наша страна хочет получить от Германии и США.
"Я хочу понять, что будет получать Украина и что может потерять наше государство после того, как закончится транзитный договор в 2024 году, и кто дает конкретные гарантии Украине", — заявил украинский президент Владимир Зеленский в ходе совместного с Ангелой Меркель брифинга 22 августа в Киеве. По его словам, "более конкретные вещи" по этой теме должны были обсуждаться на переговорах главы Минэнерго Украины Германа Галущенко с министром экономики и энергетики Германии Петером Альтмайером и министром энергетики США Дженнифер Грэнхолм, которые состоялись на следующий день, 23 августа, на полях саммита "Крымской платформы".
Однако к чему пришли стороны (и пришли ли), неизвестно. Вполне возможно, что пока ни к чему конкретному. По крайней мере, 26 августа в телевизионном эфире генеральный директор ООО "Оператор ГТС Украины" Сергей Макогон отметил, что пока никаких гарантий продолжения транзита нет, и переговоры с США и Германией продолжаются: "Мы считаем, что наиболее весомой гарантией является возобновление или продолжение существующего договора сейчас, не дожидаясь 2025 года, на следующие 15 лет".
Но дело в том, что такого рода гарантии Украине может дать только Россия. А она этого делать не собирается. Владимир Путин после переговоров с Ангелой Меркель, которая побывала в Москве накануне своего визита в Киев, заявил, что транзит через Украину будет осуществляться, если в этом будет необходимость.
У Украины, впрочем, есть конкретные предложения по продолжению транзита по нашей территории. Их изложил глава НАК "Нафтогаз Украины" Юрий Витренко.
"Наиболее реалистичной гарантией сохранения транзита через Украину является:
— перенос точек передачи газа в действующих контрактах "Газпрома", согласно которым газ сейчас идет в Европу через Украину, на границу РФ-Украина, чтобы сами европейские компании заказывали транзит газа через Украину до 2035 года;
— создание на электронной платформе "Газпром экспорта" ("дочка" "Газпрома", осуществляющая экспорт газа) точки поставки дополнительных объемов газа на границе РФ-Украина; снова-таки, чтобы европейские покупатели этого газа сами могли заказывать транзит газа через Украину;
— разблокирование доступа к украинской газотранспортной системе со стороны РФ для других экспортеров газа в Европу, в частности, из Центральной Азии", — написал Витренко в Facebook.
При этом, по его словам, это — не прихоть Украины, а выполнение европейских правил газового рынка: "Если Россия не хочет играть по европейским правилам, то "Северный поток-2" никогда не должен заработать".
Правда, мы пока не знаем позицию России по этому поводу, а также мнение наших европейских, в частности, немецких партнеров.
Судьба украинского маршрута
При этом в российских СМИ в последнее время раскручивается истерия по поводу, якобы, недостаточных запасов газа в украинских подземных хранилищах. Нынешние объемы сравниваются с прошлогодними, и они действительно более скромные. Напомним, к началу отопительного сезона 2020-2021 годов в ПХГ Украины было более 28 миллиардов кубометров топлива, что стало рекордом за последние десять лет. Свою роль в этом сыграл коронавирус, обваливший спрос на газ в Европе и, вследствие этого, цены на него.
Неудивительно, что нынешним летом запасы на треть ниже, чем год назад. По состоянию на начало августа, в хранилищах находилось более 17 миллиардов кубов газа, что соответствует плану правительства. При этом НАК "Нафтогаз Украины" планирует до начала отопительного сезона закачать в ПХГ еще порядка 3 миллиардов кубов. И этого объема, по идее, вполне должно хватить нашей стране для нормального прохождения осенне-зимнего периода.
Что касается алармизма пропагандистских СМИ России, то здесь, в принципе, все понятно: заявив о дефиците топлива в украинских хранилищах, легко вернуться к любимой мантре о том, что "Украина тырит газ", а от нее еще легче подвести к идее, что именно этим наша страна займется, когда зимой у нас не останется собственного топлива, а потому транзит через украинскую территорию станет рискованным.
Впрочем, транзит через нашу страну в ближайшие три года сохранится, по крайней мере, "Газпром" обязан оплачивать транспортировку не менее 40 миллиардов кубометров газа в год (в период с начала 2021 до конца 2024 год), независимо от реальных объемов прокачки. Так, например, было в 2020 году, когда российский монополист транспортировал через нашу страну всего 55,8 миллиарда кубов газа вместо установленных контрактом 65 миллиардов кубов, при этом все равно оплатил контрактные объемы.
Но что будет после этого, — с этим полная неопределенность.
"Фактически, спрос на природный газ в Европе будет определять степень потребности в украинском маршруте. А потому не исключена ситуация, когда с 2025 года для России не будет критичной необходимости использовать наш маршрут транспортировки газа", — сказал в разговоре с "Апострофом" эксперт энергетических программ Украинского института будущего Андриан Прокип.
При этом, по его словам, многое будет зависеть от фактора конкуренции между различными транзитными маршрутами.
"Украинский маршрут может конкурировать, если будет передача газа на восточной границе Украины (сейчас точкой передачи является западная граница, и об этом также говорит глава "Нафтогаза" Юрий Витренко — "Апостроф"), потому что тогда, например, Словакия и Италия смогут выбирать более выгодный маршрут, а для них — это через Украину, и таким образом создавать спрос на наш маршрут, — пояснил эксперт. — Поэтому есть большая вероятность, что транзит продолжится. Какими будут его объемы, и будут ли они удовлетворять Украину, — сложный вопрос".

Энергобезопасность Украины под угрозой

Однако от объемов транзита по нашему маршруту зависят не только доходы государства, но также, собственно, поставки топлива в нашу страну. Ведь не секрет, что значительная часть импорта газа на Украину осуществляется по так называемому "виртуальному реверсу" (российский газ, закупаемый европейскими трейдерами, не пересекает западную границу Украины), а потому, если РФ прекратит транспортировку топлива через нашу территорию, или существенно сократит объемы транзита, в стране может образоваться дефицит газа.
Но каких-то конкретных путей решения этой проблемы власть не озвучивает.
"Официально никто ничего не говорит, официальные лица неофициально говорят, что все ОК, но у многих специалистов возникают вопросы, действительно ли все ОК?", — отметил Андриан Прокип.
По словам эксперта, в принципе, Украина могла бы возобновить закупку газа в России, которая была остановлена в ноябре 2015 года (тем более, что решение Стокгольмского арбитража, теоретически, открывает перед Киевом такую возможность), "но только если потом не начинается выкручивания рук и шантаж".
А в это, учитывая прошлый опыт, верится с трудом.
Проблему могло бы решить существенное увеличение внутренней газодобычи. Более того, в 2016 году на уровне правительства были утверждены амбициозные планы наращивания добычи, согласно которым в 2020 году мы должны были выйти на показатель 27,6 миллиарда кубометров при сокращении потребления до того же уровня за счет внедрения программ энергоэффективности. Но из этой идеи, к сожалению, ничего не вышло: в прошлом году газодобыча не дотянула даже до 20 миллиардов кубометров (19,74 миллиарда кубов), а потребление топлива в 2020 составило 29,84 миллиарда кубометров.
В минувшем марте премьер-министр Денис Шмыгаль обозначил новый дедлайн выхода страны на полное газообеспечение за счет собственной добычи — 2025 год (при этом собственно объем добычи глава правительства не назвал). Этот срок вполне понятен — именно в 2025 году закончится действие транзитного контракта с РФ, и возникнет угроза появления дефицита топлива в стране, о чем было сказано выше. Вот только дополнительных предпосылок для увеличения добычи сейчас — по сравнению с 2016 годом — не появилось, а потому всерьез рассчитывать на прогресс в этом вопросе не стоит.
Также можно было бы рассчитывать на сокращение потребления газа в стране за счет энергосбережения (чего, судя по приведенным цифрам, не произошло), однако и здесь не все так однозначно.
"Роль энергосбережения очень важна, если оно не приводит к снижению уровня благосостояния украинских граждан, — отметил в комментарии изданию руководитель специальных проектов научно-технического центра "Психея" Геннадий Рябцев. — Но там делаются очень странные посылы, которые выдаются за истину, и нам сейчас навязывают огромное количество задач, которые превращают Украину в нечто средневековое".
Что же тогда нужно делать, чтобы минимизировать описанные выше риски?
Для начала следует, что называется, "переосмыслить" отечественную газотранспортную систему (ГТС), считает Андриан Прокип. Он напомнил, что украинская "труба" рассчитана на существенно большие объемы транспортировки топлива, чем нынешние (ГТС используется не только для транзита, но и для доставки газа внутренним потребителям — "Апостроф").
"Систему нужно переосмыслить и перестроить. Перестраивать ее можно под новые потребности, например, газо-водородные смеси. Но понятно, что это будет стоить бешенных денег. Поэтому главный вопрос — сколько это будет стоить, и кто за это заплатит", — сказал он.
В последнее время много говорится о возможностях использования нашей ГТС для транспортировки "зеленого" водорода в Европу, который, по идее, будет производиться на Украине, но это, все же, достаточно отдаленная перспектива. Кроме того, до сих пор не понятно, за какие средства модернизировать "трубу" под эти цели — у Украины таких денег нет, а готов ли ЕС вложиться в такой проект, — неизвестно.
Время действий, а не разговоров
"Зеленый" водород, безусловно, имеет большие перспективы, и Украина должна участвовать в проектах по его производству и транспортировке. Но не менее важно сейчас принять меры по минимизации угроз, связанных с "Северным потоком-2". И принимать такие меры должны не США с Германией, а правительство Украины.
"Это не от внешних факторов зависит, и это, к сожалению, никак не могут понять (или делают вид, что не понимают) наши элиты", — заявил Геннадий Рябцев.
Он напомнил, что на Украине разработана стратегия энергетической безопасности, которой определены стратегические цели и задачи: "Эти задачи нужно просто реализовать — они вполне реалистичны с точки зрения ресурса. Пора переходить от постоянного пересмотра существующих программных документов к их тщательному выполнению".
По словам Рябцева, первое, что нужно сделать, это определить, сколько нашей стране нужно газа сейчас, и сколько его понадобится в последующие годы. После этого, нужно понять, какие у страны есть внутренние ресурсы — насколько мы можем увеличить добычу, и реально обеспечить себя топливом собственной добычи, и сколько для этого потребуется времени и средств.
"Если окажется, что нам недостаточно внутреннего ресурса для того, чтобы обеспечить себя газом, нам необходимо определить, откуда мы можем взять недостающий газ, — кто может быть поставщиком, и есть ли у этих поставщиков газ на перспективу. Также нужно понять, что может воспрепятствовать наращиванию добычи и импорту, то есть определить перечень угроз, которые нужно нейтрализовать. Собственно, этого достаточно для того, чтобы начать действовать", — резюмировал Геннадий Рябцев.
Наверх