+4.19%
47.72
-0.84%
75.5370
-0.52%
89.7002
+0.32%
1.1875
-1.55%
1805.50

Апостроф: почему украинцы уезжают на чужбину

15 мая, 11:40
167
Женщина в аэропорту
На Украине происходят революции, меняется власть, но жизнь простых людей лучше не становится. Власти своим бездействием убивают не только страну, но и патриотизм в собственных гражданах.
Кризис, обусловленный пандемией коронавируса, в очередной раз показал непрофессионализм власти. Украинские чиновники становятся активными и вспоминают о гражданах, только когда нужно сделать красивую «картинку» для рейтинга. Понимание этого тупика заставляет миллионы украинцев искать лучшей жизни на чужбине.
«Апостроф» продолжает серию материалов о простых украинцах-заробитчанах (гастарбайтерах — прим. ред.), вернувшихся домой из-за пандемии коронавируса. Сегодня мы рассказываем истории двух людей, которые в 2014 году добровольцами ушли на фронт, а позже были вынуждены уехать из Украины в поисках заработка.
Зарплаты в разы больше, но работаешь, как дурная лошадь
До того, как поехать в Польшу, Артем был участником Евромайдана, а потом добровольцем ушел в АТО — служил в рядах ВСУ в 8-й отдельной автосанитарной роте в 2014-2015 годах. «Начали под Иловайском — с первых дней попали на настоящую войну. Затем прикомандировали к морской пехоте в сектор «М» под Мариуполем возле Толаковки. После этого вместе с 93-й механизированной бригадой были под Донецким аэропортом — Пески, Опытное, Тоненькое. Затем были под Авдеевкой, после чего вернулись в морскую пехоту и катались вдоль моря», — вспоминает ветеран.
В 2016-м вступил в ряды патрульной полиции в Кременчуге, где проработал два с половиной года. Затем работал охранником, но такая работа ему не понравилась. Поэтому решил с еще двумя бывшими участниками АТО поехать работать в Польшу. Работу нашли на заводе LG Chem по производству электродвигателей к электромобилям под городом Вроцлав. Артем поехал на работу на полгода по рабочей визе. Поскольку ее срок истекал 4 апреля, вернулся на Украину вместе с началом введения карантина.
«Виза закончились, и мы спокойно уехали. Правда, на последнем поезде. Есть сайт „Друг‟ от МИД (добровольной регистрации украинских граждан при путешествиях за границу — прим. «Апострофа»), на котором можно было зарегистрироваться, если хочешь уехать. Но, чтобы организовать поезд из Перемышля в Киев, государство «сбило» 800 гривен с каждого пассажира. Но об этом наши государственные органы молчат. Я считаю, что это маразм. Был прикол с Новыми Санжарами — тех из Китая бесплатно вывезли, а все остальные — что, не люди?» — возмущается Артем.
Пока Артем планирует оставаться на Украине и уже подыскал себе работу — какую, пока не говорит, ведь еще не устроился. «Я родину люблю. Поживем — увидим, после окончания карантина буду что-то решать. Но Польша мне не нравится. Там, кроме зарплаты, ничего хорошего нет. Зарплаты там действительно от наших больше в разы — получал около 900 евро. Но работаешь, как дурная лошадь. К тому же далеко от дома, от семьи. Да и вам любой может сказать, что мы там никто», — рассказывает ветеран.
Кто пожил за границей, не захочет оставаться на Украине
«У меня такое ощущение, что не власть, а клоуны сидят в кабинетах. Мало того, что на Украине ничего не делают, да еще и за границу не пускают. Мало того, что люди оттуда много денег присылают, так хотят еще и налоги какие-то ввести — это страшно бесит, — возмущается бывший пограничник Олег Грынчак. — Я настолько был когда-то патриотом, даже ушел добровольцем во время мобилизации, а теперь не пошел бы в любом случае. Потому что они привыкли только прикарманивать все».
Олег по призыву служил во внутренних войсках, поэтому с началом войны в 2014-м решил пойти на фронт. Вспоминает, что из Ивано-Франковска семь добровольцев писали рапорты, чтобы их отправили в АТО, но ни один туда не попал. Олега отправили пограничником на Закарпатье. После демобилизации Олег Грынчак вернулся на свое домашнее предприятие, где делал окна и двери. Столярное дело он унаследовал от деда, который его всему и научил.
«Когда-то у нас можно было этим зарабатывать, а сейчас — не особо: очень много требований, доска дорогая, шпаклевки и наждачки — все дорого. А люди лучше купят „бумажные‟ двери из МДФ, чем нормальные деревянные, хотя цена сейчас на них практически одинаковая. С приходом Порошенко начался вообще дурдом — надо было платить много налогов, поэтому я на все плюнул, закрыл и поехал за границу», — говорит мужчина.
Впервые работал укладчиком тротуарной плитки и бордюров в чешском Брно. Получал полторы тысячи долларов. Второй раз нашел работу столяром по производству окон и дверей. Работал сначала на работодателя и получал 100 чешских крон в час, в среднем выходило 32 тысячи в месяц. Теперь будет работать напрямую с заказчиком как подрядчик. Фирма открыла ему двухлетнюю визу, но пока Олег не может выехать — венгры закрыли границу как раз в день, когда он собирался ее пересекать.
«Мне сказали, что визу будут открывать в течение полугода, поэтому мы со знакомым набрали заказов на окна и двери. Виза пришла через два месяца, но я уже должен был доделать то, что взял. Закончил работу и на следующий день выехал — и за километр перед нами венгры границу закрыли, пускали только своих. Выехал бы на день раньше — было бы супер. Сидел бы в Чехии — фирма на карантин не закрывалась, потому что люди работают далеко друг от друга», — рассказывает Олег.
«Виза есть в базе данных, но в паспорте стоит только полугодовая. То есть мне надо поехать в Чехию, сдать в полицию паспорт и получить двухлетнюю визу. Сейчас венгерские границы открыты, но, говорят, пересечение чешской границы зависит от смены пограничников, — одни пускают, другие не пускают. Из восьми моих знакомых шестерых пустили, а двух завернули. У них какая-то несогласованность в законодательстве вышла. Но если меня сейчас чехи завернут обратно, то виза сгорит», — жалуется он.
«А оставаться на Украине за 6-8 тысяч, то пусть они идут подальше! Они пенсионерам должны платить такую пенсию, а не рабочим», — возмущается Олег. Олег Грынчак рассказывает, что имел возможность пойти на завод на Украине на ставку 18 тысяч. Но под конец месяца денег почти бы не оставалось. «На украинские зарплаты можно разве что жить, а отложить что-то или начать строительство нереально», — говорит он.
«Украинцы пытаются друг друга съесть. В Польше не работал, но дважды был проездом. Так поляки, кажется, еще хуже наших относятся друг к другу. В Чехии люди лучше. С чехом спокойно говоришь, он не говорит тебе, что ты украинец и какого ты черта сюда приехал. Поэтому скажу, что кто пожил за границей и увидел, как люди нормально живут, не хотят оставаться на Украине. В Чехии я вообще не устаю, после работы у меня хватает сил приготовить себе еду. И даже в воскресенье я иду на работу, если нечем заняться», — рассказывает Олег.
Так получилось, что перед первой поездкой Олег поссорился со своей женой, и пока был на заработках, она подала на развод, а он даже не мог приехать из-за условий пересечения границы. Их дочь ходит во второй класс, занимается спортивной гимнастикой, и Олегу нужны деньги на поддержку своего ребенка. Поэтому в ближайшее время он планирует рискнуть и попробовать прорваться через границу.
Наверх