+0.06%
68.26
+0.00%
74.2400
-0.03%
89.5446
-0.03%
1.2062
-0.04%
1814.85

Армiя Inform: крымская «Таврида» — дорога смерти

26 ноября 2020
185
Строительство автомобильных подходов к мосту через Керченский пролив
После оккупации Крыма Россия начала воплощать в жизнь несколько масштабных проектов, касающихся обеспечения жизнедеятельности полуострова. Они достаточно затратны, а эффективность большинства из них довольно сомнительна. Это такие прожекты, как «энергомост», мост через Керченский пролив, реставрация Бахчисарайского заповедника и строительство Симферопольской объездной дороги.
В России в свое время даже создали специальную «Целевую программу экономического развития Крыма и Севастополя до 2020 года», на реализацию которой из федерального бюджета выделены «космические» средства — почти семьсот пятьдесят миллиардов рублей. В ее рамках на территории полуострова запланировано строительство и реконструкция более четырехсот объектов. Используя Крым как военную базу, РФ не жалеет средств, с целью создания для армии и флота надлежащих условий для осуществления переброски, развертывания и дислокации.
Но при реализации этих «проектов» мнение местных жителей оккупант учитывает в последнюю очередь, хотя все эти «стройки века» в СМИ преподаются как грандиозное улучшение жизни крымчан. Только теперь крымчане уже понимают, что их обманули. Однако выступать против «российской военной машины» довольно опасно. Поэтому аборигенам приходится мириться с тем, что их дом превращают в безлюдную пустыню — полигон. Ведь эти «проекты» разрушают крымскую экологию, и отчасти необратимо.
За три часа из Севастополя в Керчь…
Один из крупнейших «проектов», который оккупанты реализуют в Крыму — это строительство так называемой федеральной трассы «Таврида» длиной двести пятьдесят три километра, имеющей четыре полосы с рукавами для съезда, стоимость проекта — почти сто сорок миллиардов рублей. Трасса проходит через весь полуостров и соединяет Керчь с Севастополем.
По прогнозам так называемого «Минтранса Крыма», проезд по «Тавриде» от Керчи до Симферополя займет около двух часов, а от Керчи до Севастополя — немного меньше чем три часа. Уже построено девяносто пять мостов и путепроводов, создано восемнадцать транспортных развязок, тридцать надземных пешеходных переходов с лифтами для маломобильных граждан. После окончания строительства трасса, как говорят чиновники из Крыма, сможет принимать до сорока тысяч авто в сутки.
О начале строительства трассы «Таврида» оккупационные власти сообщили в мае 2017-го года. Сдать ее в эксплуатацию изначально планировалось в 2018-м году (до открытия «крымского» моста), однако позже срок перенесли на два года. В августе прошлого года Аксенов пообещал Путину завершить «Тавриду» к декабрю 2020-го года. Сейчас готовность трассы оценивается более чем в девяносто пять процентов.
За годы строительства трассы ее стоимость неоднократно росла, как и стоимость «Крымского моста». На этапе подготовки проекта дороги заявленная стоимость составляла пятьсот пятьдесят миллионов рублей за километр (!), что втрое больше даже дорогих автомагистралей до Олимпиады в Сочи-2014. Российские дорожники, которые успешно «осваивали направо и налево» федеральный бюджет, подчеркивали, что трассу они строят на века, применяя «суперасфальт». В качестве рецептуры якобы использовался карельский щебень, каменный отсев из Краснодарского края, местный известняк и специально модифицированный битум, который позволяет сохранить покрытие при температуре от —22 до +64 градусов.
Все происходило, как когда-то в Советском Союзе: авралы и опережения графика, недоработки и просчеты, флаги и торжественные речи… Путин на вертолете облетел часть дороги, а потом сел за руль Aurus Senat Sedan стоимостью восемнадцать миллионов рублей (двести тысяч евро), который специально во время его поездок и визитов по территории России доставляют из Москвы. Он проехал несколько десятков километров и, как положено, пафосно поблагодарил строителей, указал на незначительные (по его мнению) недостатки: на трассе следует строить больше спусков для удобства туристов, чтобы те могли где угодно съехать «к морю».
Путин невольно открыл интересную особенность «Тавриды» — там мало съездов с трассы, транспортных «карманов», мест остановок и стоянок. Трасса предназначена для того, чтобы как можно быстрее добраться из пункта А в пункт Б — а это уже откровенно военная задача. Цель — из материка в Крым в целом и Севастополь в частности беспрепятственно доставлять военные силы и средства. Стоит лишь в нескольких местах перекрыть заезды на трассу, и «Тавридой» можно быстро перебрасывать значительное количество войск. Поэтому дорожники и построили такое совсем малое количество съездов и выездов, ведь трасса в любой момент может использоваться для военных целей, поэтому лишний местный автотранспорт, выезжающий на дорогу, тут совсем неуместен.
Трасса обмана
Однако местное население прозвали «Тавриду» дорогой смерти. Еще с начала строительства жертвами этой трассы стали сотни человек. Причина — огромное количество автомобильных аварий. Резкий рост ДТП со смертельным исходом правозащитники в Крыму фиксировали еще в 2018 году. Строители спешили открыть движение по трассе до момента ввода в эксплуатацию Керченского моста. За первые шесть месяцев 2019-го года на трассе произошло шестьдесят три аварии, что почти втрое больше, чем на «старой» дороге. Погибли девятнадцать человек. Зная о ее опасности, многие местные жители предпочли не пользоваться новой дорогой.
Издание «Крым.Реалии» сообщает, что особенно тяжелой ситуация становилась в месяцы летнего туристического сезона, когда нагрузка на трассу резко возрастала. Огромной проблемой для безопасности движения становились грузовики, которые, согласно правилам, вообще не должны появляться на трассе, если температура воздуха превышала тридцать два градуса. В случае поломки на трассе у машин часто не было возможности съехать на обочину, и они создавали дополнительную опасность для других участников движения. Иногда «Таврида» просто превращалась в «мясорубку» из железа и человеческих тел…
Пользователи соцсетей о «Тавриде» пишут следующее, что на ней на протяжении сотен километров нет даже места, где можно съехать с трассы — ни заправок, ни туалетов, ни кафе. Переехав Керченский мост, приходится непрерывно двигаться почти до Симферополя. Часто вдоль обочин стоят фуры, и не дай Бог попасть в «пробку», в которой приходится стоять вплоть до десяти часов. Трасса почти везде оборудована отбойниками и защитными шумопоглощающими экранами, через которые почти невозможно наблюдать за крымскими пейзажами, к тому же эти экраны немного «приглушают» мобильную связь и интернет, поэтому здесь имеются точки, где даже помощь вызвать проблематично.
Кроме того, в местах, где «Таврида» проходит по горной местности, отсутствуют специальные тупики для тех, у кого отказали тормоза, поэтому, «чуть ли не на каждом спуске перевернутые автомобили и тяжело травмированные люди», — делятся впечатлениями от новой трассы пользователи в соцсетях.
А кое-кого из местных жителей строительство «Тавриды» сильно ударило по карману. Им пришлось расстаться более чем с двумя тысячами земельных участков. Больше всего пострадали села под Симферополем. Владельцам участков должны были выплатить компенсацию, однако ни условия выплат, ни суммы никто не обсуждал. Бывшие владельцы надеялись на компенсацию, ориентируясь на выводы независимой земельной экспертизы. Однако крымские власти это не устроило. Выводы не признали и выплаты осуществили по кадастровой стоимости, гораздо ниже рыночной. Фактически, у людей за бесценок отняли наделы.
С фермерами — арендаторами земель, где прошла федеральная трасса, поступили еще проще. Хоть те и заключили долгосрочные договоры на аренду земель и вложили в ее развитие значительные средства — их просто отобрали без всяких компенсаций: виноградники вырубили, а поля закатали в асфальт. Для строительства «Тавриды» двадцать шесть домохозяйств просто снесли, а их жителей переселили в другие дома. Здания, которые остались рядом с трассой, страдают от интенсивного автотрафика. Но оккупанты, сооружая коммуникацию для войск, уверяют местное население, что это все для блага крымчан…
Трасса, которая может «угробить полуостров»
Однако больше всего вреда строительство «Тавриды» принесло экологии Крыма. На этой автомагистрали количество транспорта значительно возрастет, соответственно, увеличится объем вредных выбросов в атмосферу. Причем, этот проект, как оказалось, не предусматривает лесополос вдоль трассы!
Но больше всего пострадали крымские горы, которые просто превратили в карьеры для добычи песка и щебня. До начала сооружения «Тавриды» на полуострове действовало шестьдесят семь карьеров. Ради строительства новой федеральной трассы оккупанты расконсервировали даже старые, уже не действующие. Например, Баксанский карьер, который двадцать лет назад был закрыт из-за угрозы для ближайших сел — Межгорья и Пасечного. Но для обеспечения нового строительства в карьере вновь ведутся взрывные работы, грозящие экологическим бедствием всему району. Местное руководство об этом хорошо знает. Однако действует вопреки протестам людей. В районе из-за разработки этого карьера почти исчезла вода. И вообще, из-за строительства «Тавриды» проблемы с водой угрожают всему степному Крыму, который вскоре превратится в пустыню.
Даже на спутниковых снимках в интернете видны болезненные раны карьеров на теле крымской земли. Как бы не говорили российские автодоровцы, что некоторую часть стройматериалов они завозят из России, но и из крымских карьеров также извлекаются тонны песка и щебня. За последние несколько лет на полуострове начали добывать в несколько раз больше полезных ископаемых, чем раньше.
В качестве примера разрушений, которые уже произошли, — гора Агармыш в Старом Крыму. Местные жители, еще начиная с советских времен, ведут ожесточенную борьбу с добычей здесь щебня, но им пришлось уступить перед оккупационными властями во время сооружения «Тавриды». Сейчас гору почти разрушили. Кроме того, крымские археологи сообщают, что строительство определенных участков федеральной трассы и разработка некоторых карьеров для добычи песка и щебня проводились без какой-либо археологической разведки на территориях заповедников.
Только по официальным данным службы автодорог Крыма, ради строительства магистрали вырубили сто одиннадцать тысяч деревьев и сто шестнадцать тысяч кустов. На небольшом по площади полуострове такие вырубки — уже экологическая катастрофа. Активисты указывают на уничтожение растений, занесенных в Красную книгу. Больше всего убытков нанесено лесам вблизи Севастополя, вырублено более двадцати тысяч деревьев, в основном это крымская сосна, которую весной 2019-го года по инициативе оккупационных властей изъяли из «Красной книги» России. Охранный статус дерева удалось сохранить лишь в Севастополе. Средний возраст уничтоженных деревьев —сорок-восемьдесят лет.
Что касается лесополос, то строители «Тавриды» их тоже уничтожили «под корень», хотя можно было этого не делать, считают крымские экоактивисты: «Сохранить лесополосу и нужно было, и можно. Но ее спилили и продали местным на дрова. За такие дела прорабов надо отдавать под суд. Эти лесополосы росли по пятьдесят-шестьдесят лет! Деревья защищали от шквалистых ветров с востока. Теперь легковые машины будут уязвимы для порывов ветра, а зимой еще и гололед добавится, потому что лесополосы не будут защищать трассу от наносов снега», — заявила изданию «Крым.Реалии» академик, руководитель крымского филиала АНО «ЭКОН» (Центра экспертизы и контроля объектов наследия и культурных ценностей) Ольга Вечер.
Поздние прозрения на пожарищах
Крымский предприниматель, владелец ялтинского зоопарка «Сказка» и парка львов «Тайган» Олег Зубков, который очень радовался тому, что РФ оккупировала Крым, уже изменил свое мнение относительно оккупантов. Он утверждает, что строители трассы «Таврида» намеренно нанесли ущерб экологии Крыма на миллиарды рублей.
«Просто под корень уничтожены посадки из крымской сосны, а она занесена в Красную книгу России, гледичии, грецкого ореха, акации, абрикос и других деревьев, возраст которых был от сорока до восьмидесяти лет. Совокупный ущерб от уничтожения этих лесополос только в денежном выражении составляет миллиарды рублей. Или кто-то сомневается в том, что взрослое дерево сосны крымской в возрасте пятидесяти лет стоит не одну сотню тысяч рублей?» — возмущается бывший адепт движения «Крым-наш».
Зубков даже записал видеообращение из уничтоженной лесополосы, где демонстрирует вырубленную растительность, искренне возмущаясь такими действиям оккупантов: «Лесополосы на десятки километров вдоль „Тавриды"' и прилегающих к ней дорогах просто уничтожены. „Тавриду" строили с одной стороны лесозащитных полос, но почему-то их убрали с двух сторон», — рассказывает Зубков.
Значительно пострадали от «Тавриды» и крымские виноградники. Их владельцы даже не получили компенсации за утраченное имущество, потому что, в связи с оккупационным законодательством, виноградники не являются недвижимостью, поэтому их предложили просто перенести на другие территории (!). В виноделии это звучит как нонсенс…
Свободной земли, на которую возможно перенести виноградники, в Крыму конечно же нет, а покупать пригодные для выращивания винограда «солнечные гектары» — очень дорого. К виноделам оккупационная власть применила «методы убеждения», поэтому о проблеме в прессе почти не сообщалось. Но от инсайдеров из Крыма известно, что у владельцев севастопольского завода шампанских вин «Золотая балка» изъяты несколько гектаров виноградников в районе Сапун-горы. А всего в Крыму более ста шестидесяти гектаров виноградников вырублены из-за строительства «Тавриды»…
И напоследок — несколько предложений из комментариев в соцсетях от крымчан, у которых, наконец, открылись глаза на масштабную экокатастрофу под названием федеральная трасса «Таврида»: «Даже удовольствия от движения по хорошей дороге минимум, потому что видишь только отбойники и стены. По старой трассе едешь — наслаждаешься видами, дышишь лесом, степью, думаешь о том, какой замечательный Крым, остановишься на обочине… а на „Тавриде" Крыма нет. Голая функция и ноль эстетики».
Другие авторы отмечают: подобные «масштабные проекты» здесь реализуют «заезжие варяги», которые не знают, не любят и не понимают Крым. Вот и строятся исключительно для военных такие трассы, как «Таврида».
Поэтому прогнозировать последствия строительства трассы экологи не берутся, но единодушны в том, что позитивных изменений от такого вмешательства человека в жизнь природы ждать не стоит.
Еще одна деталь: комплексной экологической экспертизы строительства трассы «Таврида» оккупационное «Минэкологии» Крыма не проводило вовсе. Мы видим, насколько бессмысленно строители уничтожали уникальные крымские природные зоны, обрушивали ландшафт и нарушили климатическое равновесие — все это невосполнимые убытки, которые могут привести даже к гибели полуострова как уникального природного комплекса. Очень высокую цену Крым будет платить за эту трассу.
Наверх