+1.42%
87.79
+0.34%
76.3666
+0.04%
86.8517
-0.30%
1.1373
-0.28%
1813.85

Bloomberg: Путин доведет Европу до переохлаждения и рецессии

16 декабря 2021
93
Северный поток - 2
Как утверждает Владимир Путин, «подлинная суверенность Украины возможна именно в партнерстве с Россией». Помимо того очаровательного противоречия, которое заключено в этом высказывании, оно демонстрирует, насколько далеко планы российского президента касательно Украины выходят за рамки газовых поставок, которые подпитывали предыдущие кризисы. (На официальном сайте Кремля вы можете прочитать это довольно растянутое эссе целиком.) Однако, если Россия решит вторгнуться на Украину (снова), воздействие этого решения на энергетические рынки наступившей зимой — это то, с чем необходимо будет столкнуться западным странам.
Самая очевидная точка воздействия — именно это больше всего беспокоит Вашингтон — то, что Европа получает примерно 40% своего газового импорта из России. В прошлом ссоры между Москвой и Киевом иногда приводили к перебоям в поставках, потому что транзитные трубопроводы пролегали через территорию Украины. Чтобы этого избежать, был построен газопровод «Северный поток — 2», который связывает Россию и Германию напрямую. Соединенные Штаты рассматривают это как часть рассчитанного на несколько десятилетий проекта, в рамках которого газ используется в качестве оружия для разобщения европейских союзников. Для Германии «Северный поток — 2» — это способ диверсифицировать маршруты поставок с целью минимизации рисков, которые влечет за собой покупка большого количества газа у России.
Путин с радостью пользуется напряженностью в отношениях между Вашингтоном и Берлином. Вероятность того, что запуск «Северного потока — 2» будет заблокирован, мала, как бы Соединенным Штатам ни хотелось этого добиться. Газопровод уже построен и ожидает лишь одобрения регуляторов. На газовом рынке Европы уже царит сильная нервозность, а газовые хранилища заполнены всего 62% — в противовес 80%, которые являются средним показателем для этого времени года. Когда в ноябре немцы отложили принятие решение о сертификации «Северного потока — 2», и без того заоблачные цены на газ в Европе скакнули еще выше. Поэтому в такой ситуации любые угрозы Германии перекрыть дополнительные поставки газа самой себе будут звучать неубедительно. Кевин Бук (Kevin Book) из компании ClearView Energy Partners сказал: «Пилить ветки, на которых вы сидите, можно только в мультфильмах».
Выражая поддержку Украине в минувшие выходные, новый канцлер Германии Олаф Шольц (Olaf Scholz) постарался быть осторожным и не упоминать «Северный поток — 2» напрямую. Эта двойственность перекликается с тем совместным заявлением, с которым его предшественница выступила в июле. Тогда Германия пообещала «принять меры на национальном уровне и добиться эффективных мер на общеевропейском уровне, включая введение санкций, ограничение экспортных возможностей России по экспорту в Европу энергоносителей, в том числе газа, и/или принятия действенных мер в других экономически значимых сферах».
Эдакий дипломатический эквивалент «посмотрим, как пойдет, ладно?» Стоит отметить, что, хотя Соединенные Штаты на публике требуют от Германии занять четкую позицию в том случае, если Россия атакует, в законопроекте об оборонном бюджете, принятом Палатой представителей США ранее в декабре, нет ни слова о санкциях в отношении «Северного потока — 2».
Если уж на то пошло, то Шольц заинтересован в том, чтобы этот газопровод получил разрешение на запуск как можно скорее. Чем больше времени займет этот процесс, тем выше риск, что сертификации помешает какой-нибудь новый агрессивный шаг России в отношении Украины. Это подчеркнет слабость Германии и, возможно, спровоцирует раскол внутри и коалиционного правительства Германии, и Евросоюза. А прекращение дискуссий по поводу «Северного потока — 2» может отодвинуть на второй план ту проблему, которая доминировала и вызывала разногласия в трансатлантических дискуссиях.
При условии, что немцы не станут блокировать газопровод, который еще даже не был запущен, может ли Россия приостановить газовые поставки, столкнувшись с какими-то другими контрмерами? Это возможно, учитывая экзистенциальное значение Украины для Путина. Однако, если этой зимой он обречет Европу на смесь гипотермии и рецессии, это сплотит его противников, лишив его тех преимуществ, которыми он пользовался до сих пор.
Симбиоз, лежащий в основе российско-европейских газовых отношений — первой нужны деньги и экспертные знания, а второй нужны тепло и электроэнергия, — позволял этим отношениям работать более полувека, даже в период холодной войны. Однако теперь Путин агрессивным образом проверяет эту связь на прочность. Даже если напряженность на украинской границе пройдет без каких-либо серьезных инцидентов, отказ «Газпрома» пополнить европейские газохранилища в этом году и жесткая риторика Путина в вопросе либерализации европейского энергетического рынка, вероятно, уже нанесли долгосрочный ущерб.
В краткосрочной перспективе энергетическое оружие может продемонстрировать свою эффективность в процессе навязывания собственной воли странам-импортерам, потому что уровень потребления является относительно неизменным. Однако история некоторых друзей Путина по группе ОПЕК+ и его собственных прежних столкновений с Украиной показывает, что долгосрочные последствия — к примеру, решение клиентов диверсифицировать источники поставок — могут нанести серьезный ущерб. Этот фактор имеет особое значение теперь, когда Европа занимается реализацией своих амбициозных «зеленых» планов, подкрепляемых эффективным тарифами на выбросы, что несет в себе серьезный риск для экспорта России.
Тем не менее, мы говорим о Путине и Украине. Вместо того чтобы заставить его сделать паузу, осознание того, что крупнейший потребитель его энергоносителей намеревается перейти на экологически чистые источники энергии, может вынудить Путина пойти ва-банк. Если зависимость европейцев от российского газа будет неизбежно уменьшаться, тогда ожидание только ослабляет позиции Путина. Что бы ни означал этот «энергетический переход», он не сможет положить конец энергетической геополитике.
Наверх