+0.90%
42.37
+0.00%
77.6319
+0.21%
91.1787
+0.21%
1.1745
+0.44%
1899.30

БН: выдержит ли Белоруссия «идеальный шторм»

23 марта, 13:40
194
Президент Белоруссии Александр Лукашенко
«Предотвратить „идеальный шторм"» — так и называется свежая аналитическая записка экспертов Центра экономических исследований BEROC (Минск) Дмитрия Крука и Катерины Борнуковой. По их мнению, на фоне пандемии коронавируса у нас могут сложиться воедино несколько шоков — нефтяной, валютный, внешней торговли, предложения, внутреннего спроса.
«В совокупности эти шоки порождают „идеальный шторм" для экономики Белоруссии. Без своевременной реакции этот шторм может привести к падению ВВП на 10% и более», — предупреждают аналитики BEROC. И предлагают пакет антикризисных мер.
В их числе — и коммуникация с широкой общественностью, и ускоренный запуск нефтепереработки, и допуск иностранных инвесторов в ранее недоступные для них привлекательные, в том числе «рентные» сектора, и прямая поддержка домохозяйств, в частности — выплата базового дохода всем, у кого источника дохода нет.
Поможет ли в кризис железная рука?
Насколько осознают белорусские власти надвигающуюся опасность и насколько готовы выработать адекватную, эффективную программу действий, чтобы минимизировать последствия «идеального шторма»?
Официальный лидер любит козырять тем, что у нас все по плану и все под контролем. Может, это как раз та ситуация, когда авторитаризм способен блеснуть какими-то преимуществами — управляемостью системы, способностью концентрировать ресурсы на нужных направлениях?
«Впереди — послание президента народу и парламенту, поэтому прорабатываем и анализируем некоторые направления. Возможно, к тому времени обстановка позволит нам сделать определенные однозначные выводы», — сообщил 20 марта Лукашенко, говоря о финансово-экономических угрозах во время посещения научно-производственного частного предприятия «Адани». Послание обычно звучит в конце апреля, так что до вероятного оглашения антикризисной программы властей — больше месяца.
«Я не видел в предыдущих кризисах, чтобы преимущества авторитарной системы чему-то помогли», — заявил в комментарии для Naviny.by экономист Леонид Фридкин. По его мнению, напротив, особенности авторитаризма во многом как раз и приводят к кризисной ситуации. «Главное „достижение" авторитарной системы в этом плане — в сокрытии сначала событий, предшествующих кризису, а потом — его последствий», — считает собеседник.
У нас еще две беды — с поставками нефти и госссектором
По словам Фридкина, в белорусских условиях «идеальный шторм» усугубляется двумя факторами. «Помимо того что весь мир сейчас мается пандемией коронавируса и падением цен на нефть», у нас еще и не урегулированы с Россией вопросы поставок энергоносителей и кредитования, а также «власти никак не могут разобраться с проблемами долгов и неэффективности госсектора».
Действительно, с учетом альтернативных поставок белорусские НПЗ, по данным Белнефтехима, получат в марте лишь около миллиона тон нефти. При том что в прежние годы перерабатывали в месяц примерно по полтора миллиона.
Что будет с поставками на апрель, пока вилами по воде писано. Российские компании, у которых нефти сейчас хоть залейся, пока напоминают собаку на сене, не рвутся заключать контракты с белорусской стороной.
И с внешними долгами у Минска печалька. Они-то в валюте, а этот овес нынче дорог. «Обесценение обменного курса свыше 25%, проседание валютных доходов бюджета грозят существенно усилить нагрузку по обслуживанию долговых обязательств страны», — отмечают аналитики BEROC.
Они рекомендуют инициировать с Москвой и российскими банками переговоры о пересмотре графиков выплат по кредитам перед ними, а также об изменении валюты обязательств по таким кредитам на условную валюту, курс которой определяется как корзина валют стран — участниц ЕАЭС. То же рекомендуется относительно кредитов ЕФСР (которые также контролирует Москва).
Заплатим за игры в «братскую интеграцию»
Отмечу, что львиная доля накопленной задолженности Белоруссии по внешнему госдолгу приходится именно на Россию. Да, и еще один неприятный момент: скоро придет время выплачивать российский кредит на Белорусскую АЭС (до 10 миллиардов долларов). В сегодняшней аховой ситуации особенно четко видно, насколько недальновидным, авантюрным был этот проект. Как говорят белорусы, «не мела баба клопату — купіла парася».
Белорусский руководитель уже обращался к Владимиру Путину с предложением смягчить условия займа на БелАЭС — уменьшить процент и растянуть срок выплаты. Но Москва пока не откликнулась. Не факт, что она согласится реструктурировать выплаты и по другим своим кредитам, которых Белоруссия нахватала изрядно. Сейчас ведь и на Россию надвигаются суровые в финансово-экономическом плане времена.
К тому же в обмен на смягчение условий выданных кредитов Кремль может потребовать, чтобы Лукашенко унял гордыню и возвратился к дорожным картам «углубления интеграции», угрожающим белорусскому суверенитету. Или разместил в Белоруссии российские военные базы.
Вдобавок сейчас, в условиях закрытой границы и экономического спада в России, просто может начать валиться белорусский экспорт на ее рынок. Я уж не говорю о том, что белорусский рубль катастрофически зависит от российского, это мы предельно четко увидели в последние дни по курсам в обменниках.
Короче, Белоруссия сейчас дорого заплатит за многолетние игры руководства в «братскую интеграцию», что привело к удушающей финансово-экономической привязке.
Власти рассчитывают на терпеливость белорусов
«Когда наклевывается очередной кризис, все происходит по стандартной схеме. Сначала власти долго отрицают саму возможность кризиса, утверждая, что у нас все в порядке, потом, когда кризис случается, обвиняют во всем внешние силы, внутренние подрывные элементы или народ, который плохо работает и много ест», — говорит Фридкин.
По его прогнозу, ликвидация последствий нынешнего кризиса сведется, в частности, к тому, что будут вновь введены ограничения, от которых в последние «более-менее тихие, мирные годы» власти отказались. Например, ограничат продажу валюты населению и предприятиям, возвратят обязательную продажу валюты предприятиями. Также не исключены элементы административного регулирования цен.
У государства просто нет ресурсов, чтобы по примеру богатых западных стран «заливать кризис деньгами», отмечает экономист. Поэтому вряд ли власти пойдут на те меры поддержки, о которых просит сейчас малый и средний бизнес (снизить налоговые платежи, заморозить аренду и пр.), «дело ограничится какими-то словесными интервенциями». Также нереально, что всем, кто без гроша, станут выплачивать безусловный базовый доход, считает Фридкин.
На какие условия МВФ Белоруссия не хочет идти
Он обращает внимание на то, что сейчас можно обратиться за кредитом к МВФ, объявившему о широкомасштабной программе поддержки стран, у которых недостаточно ресурсов для борьбы с кризисом. «Причем в отличие от кредита стенд-бай, здесь гораздо меньше условий предоставления», в частности нет требования структурных реформ, подчеркивает собеседник. Но он не уверен, что Минск захочет воспользоваться этой возможностью.
По крайней мере, в кризис властям следовало было бы отказаться от всяких «имиджевых мероприятий — парадов, концертов, игрищ». Но экономист опасается, что и этого не будет, поскольку верхам «зрелища гораздо важнее, чем хлеб насущный для предприятий и бизнеса».
У правящей верхушки не только мало ресурсов, но и нет стимулов проводить предлагаемые независимыми аналитиками меры, считает собеседник Naviny.by. Проблема в том, что белорусские власти «неподконтрольны, неподотчетны, не зависят от мнения электората». А главное — уверены, что не исчерпался главный ресурс — «памяркоўнасць» («покладистость»), терпеливость белорусов и что «на этот кризис его точно хватит», резюмировал Фридкин.
Прочистит ли кризис мозги высокому начальству?
Подход белорусского руководителя к решению экономических проблем красноречиво отразила одна из реплик во время посещения частного предприятия «Адони», которое занимается выпуском медицинской техники и систем безопасности. Назвав предприятие локомотивом инновационной продукции, Лукашенко добавил: «Хотим, чтобы взяли на прицеп наши другие предприятия и тащили за собой, а они пусть производят комплектующие».
У нас постоянно тем, кто работает лучше, норовят навесить балласт типа предприятий-зомби да дышащих на ладан колхозов. Вся экономика — это попытка создать некий гибрид ИТ с «совком». В итоге — никакого прорыва, наоборот — «совок» тащит назад всю экономику.
Рано или поздно идеальный шторм закончится. И тогда может оказаться, что страны с рыночной экономикой быстро восстановятся, а мы по большому счету так и останемся в яме. Насколько кризис прочистит большому начальству мозги, заставит пересмотреть замшелые взгляды на экономику — вопрос открытый.
Наверх