+0.13%
83.50
+0.00%
70.6361
+0.01%
81.9697
+0.01%
1.1604
+0.05%
1799.15

CMC: насколько опасно для России отключение от SWIFT?

11 июня, 02:00
201
Банк, принимающий платежные карты «Мир»
Еще в апреле Европарламент принял резолюцию, в которой призвал в случае войны с Украиной отключить Россию от международной платежной системы SWIFT. Юридической силы эта резолюция не имеет, но в Кремле она не прошла незамеченной. Дмитрий Песков заявил, что потенциальная потеря доступа к SWIFT представляет собой серьезную угрозу, которую нельзя полностью исключать.
Подобные призывы звучат не впервые. Великобритания еще в августе 2014 года предложила европейским лидерам отключить Россию от SWIFT. Алексей Кудрин тогда оценил, что отключение сократит российский ВВП на 5%. Однако затем на Западе решили, что такая мера приведет к слишком резкой эскалации напряжения или, как заметил Дмитрий Медведев, будет равнозначна «объявлению войны», поэтому кампанию свернули.
С тех пор вероятность применения этого «оружия массового поражения» остается низкой. На руку России играет высокая степень ее взаимозависимости с Западом. В случае отключения наибольшие потери понесли бы США и Германия, потому что американские и немецкие банки чаще всего пользуются SWIFT для проведения операций с российскими банками.
Тем не менее Москва учла опыт Ирана, для которого отключение от SWIFT обернулось потерей почти половины доходов от экспорта нефти и сокращением международной торговли на 30%. Для российской экономики последствия были бы столь же разрушительными, особенно в краткосрочной перспективе.
Россия сильно зависит от SWIFT, ведь ее многомиллиардные контракты на поставку углеводородов подразумевают расчеты в американских долларах. Отключение прервало бы все международные сделки, резко усилило бы волатильность рубля и привело бы к массовому оттоку капитала. Поэтому начиная с 2014 года Москва предприняла ряд шагов, направленных на минимизацию рисков и экономического ущерба от возможного отключения.
Национальная платежная система
Если российские банки будут отключены от платежных систем Visa и MasterCard, все внутренние операции можно будет проводить через Национальную платежную систему, но осуществлять международные переводы станет намного труднее.
В апреле 2014 года США внесли в черный список многие российские банки, после чего Visa и MasterCard перестали их обслуживать и запретили им использовать свои платежные системы. Через месяц российские власти приняли закон о создании Национальной платежной системы «Мир», которая полностью принадлежит Центробанку и выполняет функции клирингового центра для внутрироссийских платежных операций.
Сегодня к системе «Мир» привязано более 73 миллионов карт, на нее приходится примерно четверть от общего количества внутрироссийских операций. Такой быстрый рост объясняется тем, что карты «Мир» стали массово и безальтернативно выдавать пенсионерам, бюджетникам и другим получателям выплат от государства.
Однако за пределами России пользоваться картой «Мир» по-прежнему очень непросто. В полном объеме ее услуги доступны только в Армении, а также в Южной Осетии и Абхазии. Некоторые операции можно осуществлять в Турции, Киргизии, Узбекистане и Казахстане. В других странах ряд транзакций доступен для тех карт «Мир», которые выпущены совместно с международной системой Maestro, китайской UnionPay и японской JCB. То есть вопреки громкому названию пока карту не назовешь глобальной.
В среднесрочной перспективе еще одной альтернативой SWIFT для внутрироссийских операций могла бы стать Система передачи финансовых сообщений (СПФС), запущенная Центробанком в 2014 году. В 2020 году объем переданных через СПФС сообщений удвоился и достиг 13 миллионов, но по сравнению со SWIFT это весьма скромные цифры.
К российскому аналогу SWIFT присоединилось более 400 финансовых институтов, в основном российских банков, однако ключевые игроки вроде зарубежных UniCredit, Deutsche Bank и Raiffeisen Bank и российских банков «Тинькофф» и «Восточный» пока не торопятся подключаться. Для привлечения новых участников Центробанк использует и стимулы — тарифы за пользование системой примерно вдвое ниже, чем у SWIFT, и угрозы — в 2019 году Счетная палата предложила сделать подключение к российской системе обязательным для всех банков, работающих в России.
В настоящее время через СПФС проходит 20% всех внутренних переводов, а к 2023 году Центробанк рассчитывает увеличить ее долю до 30%. Однако, чтобы стать привлекательной альтернативой для коммерческих компаний, система должна преодолеть технические ограничения. В отличие от SWIFT, работающей круглосуточно, операции через СПФС можно проводить только по будням в рабочие часы, а размер сообщений ограничен 20 Кб.
Несмотря на все усилия российских властей, СПФС с трудом удается привлекать зарубежных участников и конкурировать со SWIFT, которой пользуются более 11 тысяч организаций.
Зарубежные альтернативы
Из-за ограничений в работе СПФС многие полагают, что более реалистичной альтернативой на случай отключения России от SWIFT могла бы стать китайская Система трансграничных межбанковских платежей (CIPS). Предполагается, что благодаря экономической мощи Китая у юаня больше шансов преуспеть в конкуренции с долларом на международном уровне.
Однако и CIPS еще не скоро сможет заменить собой SWIFT. На международных финансовых рынках на юань приходится менее 2% платежей, что выглядит довольно бледно на фоне евро, британского фунта и иены, не говоря уже о долларе с его 40-процентной долей. Платежная система CIPS остается очень маленькой — около 0,3% от размеров SWIFT, а превращению юаня в международную валюту мешает то, что Пекин по-прежнему жестко контролирует движение капитала ради предотвращения финансовой волатильности.
Тем не менее CIPS могла бы стать региональной альтернативой SWIFT, например, на постсоветском пространстве. Ключевой вопрос в том, будут ли российская и китайская системы вырабатывать какое-то совместное решение, или же CIPS просто вытеснит СПФС. К CIPS присоединились 23 российских банка, тогда как в СПФС есть только один китайский участник — Банк Китая.
Другой вариант предлагает Олег Дерипаска, не понаслышке знающий, что такое американские санкции. По его мнению, для осуществления трансграничных операций стоит ускорить введение цифрового рубля, которое было согласовано Центробанком в октябре 2020 года. В отличие от децентрализованных криптовалют цифровые валюты, эмитируемые Центральным банком, контролируются государством — именно к этому и стремятся российские власти.
Предполагается, что первый прототип цифрового рубля будет готов к концу 2021 года, а опробуют его в Крыму, находящимся под международными санкциями. Цифровые валюты, контролируемые властями, планируют вводить и другие центральные банки, однако у России мотивация сильнее, поскольку она стремится ослабить зависимость от доллара, продвинуть рубль на международные рынки и снизить риск санкций.
Впрочем, совсем не очевидно, что контролируемые центральными банками цифровые валюты способны ослабить гегемонию доллара и смягчить риск санкций. Цифровой рубль будет таким же токсичным, как и обычный, и вряд ли им можно будет расплачиваться за пределами страны. Конечно, его можно использовать для цифровых расчетов между конкурентами и противниками США вроде России, Ирана и Турции, но только в региональном масштабе.
Обойти американские санкции при помощи цифровых валют тоже можно лишь до определенной степени. С марта 2018 года американское Управление по контролю за иностранными активами не проводит различий между сделками, осуществляемыми в обычной валюте и в цифровой, когда рассматривает вопросы, связанные с соблюдением санкционного режима. Это означает, что вести дела с учреждениями или лицами, находящимися под санкциями, будет по-прежнему запрещено. Управление по контролю за иностранными активами также разрабатывает новые инструменты, чтобы с их помощью анализировать и отслеживать операции на основе блокчейна и собирать информацию об осуществляющих их лицах.
Наконец, Россия, стремящаяся снизить свою зависимость от американских платежных систем, может извлечь выгоду из действий, предпринимаемых Европой, которая в последнее время пытается противостоять доминированию США на финансовых рынках. В ответ на повторное введение Вашингтоном санкций против Ирана ЕС запустил Инструмент для поддержки торговых обменов (INSTEX) как альтернативу SWIFT.
В настоящее время INSTEX ограничивается только сферой торговли гуманитарными товарами, которая разрешена в рамках американских санкций, однако другие игроки внимательно следят за попытками ЕС бороться с односторонними санкциями США. В будущем ЕС планирует повысить эффективность INSTEX, а такие страны, как Россия и Китай, уже показали, что готовы сотрудничать с европейцами в этих начинаниях. ЕС также пытается снизить зависимость от расчетных центров и платежных систем вроде Visa и MasterCard, в которых доминирует доллар.
Разумеется, предстоит пройти еще долгий путь, прежде чем эти инициативы смогут стать достойными конкурентами SWIFT, причем США всегда способны ответить, ударив по европейским компаниям с помощью вторичных санкций. Однако сама идея, что ЕС осмелился создать альтернативу платежным системам, завязанным на США, обнадеживает Москву и Пекин.
Наверх