+2.20%
61.64
-0.87%
66.2781
-0.61%
75.6280
+0.26%
1.1411
+0.18%
1226.03

Дедолларизация по-европейски: как ЕС хочет уйти от гегемонии доллара

5 декабря, 23:30
50
Еврокомиссия представила «дорожную карту» по расширению международной роли евро в торговле и финансовых потоках. РБК разбирался, как Европа собирается это делать и каковы перспективы
Фото: Leonhard Foeger / Reuters
Европейская комиссия (исполнительный орган ЕС) в среду, 5 декабря, опубликовала план по укреплению глобальной роли евро. Брюссель хочет сделать евро более привлекательным в международных расчетах и в глобальной финансовой системе, расширить применение евровалюты на рынках нефти и газа и в стратегических индустриях (в частности в самолетостроении).
«Пришла пора, когда евро должен развить свою глобальную роль. Евро должен отражать политический, экономический и финансовый вес еврозоны и поддерживать сбалансированный, основанный на правилах международный политический и экономический порядок» (вице-президент Еврокомиссии по вопросам евро и социального диалога Валдис Домбровскис, пресс-релиз комиссии).
В опубликованных программных документах не говорится прямо о необходимости сломать мировую гегемонию доллара, но это подразумевается. «Европейские компании по-прежнему торгуют в американских долларах на ключевых стратегических рынках, зачастую даже если торгуют между собой. Это подвергает бизнес валютным рискам и политическим рискам, таким как односторонние решения, которые напрямую затрагивают долларовые транзакции», — заявляет Еврокомиссия, намекая на действия администрации Дональда Трампа, вредящие деловым интересам Европы.
Почему Европа недовольна господством доллара?
Европейская экономика вполне сопоставима с американской по масштабу и сложности, но евро остается на вторых ролях. Годовой ВВП еврозоны по паритету покупательной способности в 2017 году составил $14,9 трлн, а США — $19,4 трлн (оценки Всемирного банка), но доллар играет несравнимо более весомую роль.
  • Доллар исторически пользуется «непомерной привилегией» мировой резервной валюты (по выражению французского президента в 1970-х годах Валери Жискар д'Эстена).
  • Доля доллара в глобальных валютных резервах центробанков составляет 62% против лишь 20% у евро.
  • Доллар является естественным выбором для торговых операций между неамериканскими компаниями благодаря высокой ликвидности доллара и минимальным издержкам его использования.
  • Около 85% импорта энергоносителей в Евросоюз оплачивается в долларах.
Как политика Трампа подталкивает ЕС?
Эксцентричная политика Трампа (выставление импортных пошлин против европейских товаров, односторонние санкции против торговых партнеров ЕС и т.д.) вынуждает европейцев задуматься о своем экономическом суверенитете. «Спусковой крючок — усиливающаяся политизация доллара и использование санкций», — говорит РБК научный сотрудник европейского аналитического центра Bruegel Элина Рыбакова.
«Администрация Трампа превращает экономическую политику в оружие, из-за чего положение евро на мировых рынках становится вопросом внешней политики, а не просто экономики», — написали аналитики Центра за европейскую реформу (Centre for European reform) накануне презентации плана Брюсселя.
  • В документе «К более сильной международной роли евро» (.pdf) Еврокомиссия прямо указывает на «экстерриториальные действия третьих стран, как в случае с восстановлением [американских] санкций против Ирана, и вызовы международным правилам управления и торговли» как на основания проводить политику укрепления статуса евровалюты. Заново введенные администрацией США санкции против Ирана послужили причиной для раскола между Брюсселем и Вашингтоном по этому вопросу: в сентябре политики Германии и Франции начали обсуждать создание независимой от США платежной системы, чтобы позволить европейским компаниям продолжать закупки иранской нефти без риска их блокировки.
  • Еврокомиссия также указывает на риск от международных санкций для долларовых транзакций европейского бизнеса. Россия в этом контексте не упоминается, но понятно, что Брюссель опасается, что внезапные санкции США против российских компаний могут заблокировать их долларовые расчеты с европейскими партнерами. Например, когда США в апреле неожиданно ввели санкции против Rusal Олега Дерипаски, европейские алюминиевые заводы остались без сырья — глинозема, который поставлял Rusal.
  • Укрепление финансового суверенитета ЕС стало актуальной задачей в условиях выхода США из сделки по Ирану, сказал РБК чиновник Министерства финансов Франции на условиях анонимности. Кроме того, добавил он, есть риск американских ограничений в отношении таких энергетических проектов, как Nord Stream 2 и «Ямал СПГ», в котором участвует французская компания Total. «Это наша задача как представителей правительства — создать структуру, через которую смогут торговать французские фирмы», — отметил собеседник РБК, хотя и подчеркнул, что «последнее слово всегда за частным сектором».
Что конкретно планирует делать Европа?
В плане Брюсселя пока нет конкретных мер — их предстоит выработать в консультациях с европейскими компаниями и другими заинтересованными игроками. Такие консультации начнутся в 2019 году.
Общая логика такова.
  • Нефтегазовый импорт. Прежде всего Европа хочет отвязать от доллара сделки в энергетическом секторе. Исторически доллар доминирует в европейской торговле углеводородами. Сделки на физическом рынке нефти и на рынке «бумажных» фьючерсов ориентированы на эталонные марки, такие как Brent, WTI, Dubai или Urals, и все они котируются в долларах. На рынках природного газа картина для евро более благоприятная: сделки в европейских газовых хабах заключаются в британских фунтах и евро, как и контракты по импорту в Евросоюз газа из Норвегии. Но большинство импорта из других стран, включая Россию, номинировано в долларах.
Для исправления этой ситуации Еврокомиссия рекомендует странам ЕС включать в свои межправительственные соглашения с третьими странами о поставках энергоносителей типовое положение об использовании евро как валюты по умолчанию. Брюссель также хочет, чтобы участники европейских энергетических рынков больше использовали евро: например, ценовые агентства, такие как Platts и Argus, должны начать котировать физическую нефть в евро, а биржевые операторы должны развивать номинированные в евро фьючерсы и опционы на нефть и нефтепродукты.
  • Финансовый рынок. Еврокомиссия предлагает расширить пул евроактивов, доступных для международных инвесторов, в частности за счет предложенного в мае нового инструмента — облигаций частного сектора, обеспеченных государственными бумагами стран еврозоны. Кроме того, Брюссель поддерживает создание собственной европейской системы мгновенных платежей, которая не будет зависеть от операторов за пределами Евросоюза.
  • Международный валютный рынок. На сегодняшний день все самые ликвидные валютные пары включают доллар. А торговля в парах, не включающих доллар, часто осуществляется через доллар как валюту-посредник: чтобы обменять валюту X на валюту Y, приходится сначала обменивать X на доллары, а затем эти доллары обменивать на Y. Еврокомиссия собирается запустить консультации с участниками финансового рынка, чтобы понять, как можно убрать возможные барьеры для евро на валютном рынке и увеличить ликвидность евровалюты.
  • Стратегические отрасли (самолетостроение, торговля металлами и минеральным сырьем, продовольственными продуктами). Почти все счета в авиастроительной отрасли выставляются в долларах, приводит пример Еврокомиссия, даже если речь идет о европейских авиапроизводителях, таких как Airbus. Брюссель намерен начать консультации с отраслевыми игроками с целью найти способы расширения торговли в евро на рынках металлов и минерального сырья, сельхозтоваров, а также в транспортном секторе (самолетостроение, железные дороги, морское судоходство).
«Увеличение доли евро в международной торговле — реалистичная цель в среднесрочной перспективе. Торговля энергоносителями — здесь очевидный первый кандидат», — сказала РБК Элина Рыбакова. Но более активное использование евро в качестве резервной валюты стран потребует дальнейших экономических и финансовых реформ Евросоюза, «и это видится менее вероятным в ближайшее время».
Могут ли Россия и Европа найти общий интерес?
Российские власти в последнее время много говорят о дедолларизации. Стремление ЕС усилить роль евро совпадает с намерениями России по снижению зависимости от доллара, считает Рыбакова. Россия и ЕС имеют тесные экономические связи и у них есть возможность нарастить объем торговли в евро, полагает экономист.
На пути увеличения доли евротранзакций между Россией и ЕС стоят два основных препятствия, предупреждает Рыбакова в статье на сайте Bruegel. Первая трудность заключается в том, что торговля нефтью в большинстве случаев осуществляется в долларах и быстро поменять сложившийся порядок не удастся.
Второе препятствие — низкая ликвидность пары евро/рубль, особенно учитывая падение рубля после западных санкций. «Это увеличит издержки ввиду того, что в торговых контрактах будут предусмотрены риски из-за возможных скачков валюты», — поясняет эксперт.
Наверх