-0.97%
59.04
-0.27%
63.8719
+0.15%
71.3522
+0.42%
1.1171
-0.14%
1490.23

Delfi: спасет ли Литву «зеленая» энергетика?

25 июня, 01:20
173
Солнечная электростанция в Вакавилле, Калифорния, США
В июне прошлого года все точки над «и» были поставлены окончательно и категорично: принятая Сеймом Литвы в июне «Стратегия национальной энергетической независимости»(СНЭН) определила выбор — «зеленый» курс. Страсти на перепутье Литовская электроэнергетика настолько своеобразна, что так и просит начать рассказ о ней с рубрики «Знаете ли вы?».
Знаете ли вы, что в лучшие для нее годы — в атомной фазе, для внутреннего потребления хватало и половины висагинских мощностей? Что на национальную долю потребления сохранялся в замороженном виде резерв обычных тепловых электростанций, в основном — за счет Литовской (Электренской) ТЭС? Но, тем не менее вводить эти мощности в Литве не стали по одной простой причине — не выгодно! Ведь большинство из них были построены еще в 60-70-е годы. И технически они устарели настолько, что намного дешевле покупать энергию на стороне.
В частности, из 8 блоков в Электренай экономически эффективно не способен работать ни один. Поэтому в 2009 году с помощью испанцев началось строительство 9 энергоблока комбинированного цикла с турбиной, работающей на газе и мощностью 455 МВт. Он был введен в эксплуатацию в конце 2012 года и способен обеспечивать от 20 до 25% потребностей страны. Отсюда вопрос: знаете ли вы, что после закрытия Игналинской АЭС примерно две трети электричества импортируется?
Иными словами, страна из энергоизбыточной превратилась в энергонедостаточную. Причем, нисколько от этого не страдает экономически: именно покупаемое через энергобиржу электричество оказывается самым дешевым. Остальное (примерно треть) производится, исходя уже из соображений стратегии национальной безопасности. На этом справочный ликбез закончу. И перейду непосредственно к теме текста. А именно: попробую нарисовать картинку перепутья, на котором оказалась Литва после того, как напуганная Чернобылем Европа заставила ее закрыть АЭС с типовым советским реактором РБМК — 1500.
Напомню, что первая реакция была обидчиво-задиристой. Обида выражалась в том, что Брюссель по существу вынудил покориться давлению, шантажируя тем, что иначе у Вильнюса будут проблемы на пути евроинтеграции. А задиристость — в политическом решении построить взамен новую — современную АЭС. Эта позиция была наполнена столь высоким пафосом, когда ведущие политики, сменяя друг друга, как мантру из года в год повторяли свою преемственность этим намерениям, подтверждая это различные движения. Велись переговоры с соседями-балтами насчет скинуться, был определен подрядчик в лице японской Хитачи, и даже дата пуска была назначена — 2021 год. Хотя подспудно такой задор отрезвляли, как минимум, два веских соображения.
Первое — развенчание мифа о том, что атомная энергетика дешевая. Стараниями академика Юргиса Вилимаса разъяснялось, что низкая стоимость игналинской энергии была искусственной, потому, что АЭС, доставшаяся по наследству от СССР, не вела амортизационные отчисления. И они не включались в цену. К тому же, с учетом современных технологий и требований по безопасности, новые АЭС намного дороже тех, что строились полвека назад. И получаемая на них энергия совсем не дешевая. И второе: за утекшее время у атомной энергетики появился серьезный конкурент — «зеленая» или так называемая возобновляемая энергетика (ЗЭ или ВЭ). И она развивается столь убедительными темпами, что вполне напрашивается в качестве прекрасной альтернативы. Вопрос закрылся тихой сапой. Никаких официальных заявлений не прозвучало до сих пор. Но в новой СНЭН об АЭС уже нет ни слова.
Зато все планы — в перспективе 2030 и 2050 годов — выстроены под зеленым флагом. Однозначно и бескомпромиссно. А именно: довести к 2030 году долю потребления электроэнергии из «зеленых» источников до 45%, а тепловой — до 90. А к 2050 обоих видов — до 100%. Насколько крутая задача поставлена, можно судить по тому, что в принятой в том же месяце Европарламентом и Евросоветом директиве перед членами ЕС ставится цель довести потребление ВЭ к 2030 году только до 32%. При этом в Стратегии ставится и политическая задача — сократить импорт к 2030 до 30%, а к середине века перейти уже на полное самообеспечение.
Ну, и при этом стать полностью независимыми от РАО ЕС. Или, как выразился министр энергетики Жигимантас Вайчюнас, перестать быть ни энергетическим островом, ни полуостровом. С этой целью в ближайшие пять лет должны быть реализованы два гиперпроекта — синхронизации электросетей с Европой и строительства соединительного газопровода с Польшей. И еще один новый и очень важный акцент — резкое повышение т.н. малой энергетики.
О чем идет речь? О превращении потребителей одновременно и в производителей энергии. Наиболее простой пример — приобрел солнечные модули и аккумулирующее устройство к ним, расположил их на крыше, подключил к электросетям, и, таким образом, стал энергетическим Янусом — сам производишь, сам потребляешь, да еще и излишки поставляешь для других. Важно, что Сейм уже подсуетился и принял целый ряд юридических формул, позволяющих и стимулирующих участие в этом процессе. Молодо-зелено! Принципиально важным, полагаю, переломным аргументом в пользу зелёной энергетики стали быстрые темпы падения цен на нее.
Лидер Зеленой партии, президент Всемирной ассоциации биоэнергетики Ремигиюс Лапинскас в одном из своих интервью привел такие цифры: уже в 2017 себестоимость ветряной энергии опустилась до 5 центов за квч, а тепловой на основе биомассы — до 4-5 центов. При этом стоимость биотоплива в ней составляла только 1 цент, что позволило отказаться от ее дотирования, и появилась реальная перспектива в недалеком будущем отказаться от него и при производстве электричества. Доля солнечной энергетики пока весьма и весьма скромная — порядка 10% даже внутри «зеленой».
Суммируя мнения экспертов, этому можно дать следующее объяснение. Вряд ли причина в себестоимости и цене. Ибо и мировой, и собственный опыт утверждают, что это один из самых дешевых видов ВЭ. Особенно, если учесть финансовую поддержку со стороны государства в виде закупочных цен или дотаций на приобретение солнечных микростанций мощность до 10 квт. Например, в этом году министерство энергетики выделило на эти цели 4,5 миллиона евро. С учетом этого полная окупаемость затрат достигается за — 9 — 10 лет. А когда были высокие закупочные тарифы, она была еще короче — около 5 лет. При этом само оборудование в лучших его образцах расчитано на 30-35 лет экплуатации, и на него обычно даются гарантии до 10 лет. Согласитесь, что среди бытовых приборов трудно подобрать аналог с такими славными параметрами.
Поэтому, если с экономической стороны и существует тормоз, то он связан лишь с консервативной осторожностью, с ожиданиями, что дальше будет еще дешевле. В целом же масштаб потребления обусловлен тем, что в силу своих технологических особенностей солнечная энергетика в мировом тренде в основном ориентирована на частное бытовое потребление, а не на промышленное. Более-менее крупные масштабы солнечных «полей» пока носят в основном лишь исключительный и экспериментальный характер — вроде проекта на Круонской ГАЭС. А частное потребление опять же пока ограничено владельцами частных домов. И таких потребителей-производителей к 2030-му планируется расплодить до 500 тысяч.
Поэтому лидирует ветряная энергетика. Место оператора в этом процессе заняла госкомпания Lietuvos energija(LE), в планах которой довести до 2030 мощности «зеленой» энергетики до 3 гигаватт. Здесь даже подумывают и о проектах в Балтийском море, которые могут начаться в уже в 2021-2022 годах. С этой целью LE ищет партнеров, и на этот призыв, судя по пресс-релизу, уже откликнулось около десятка иностранных компаний. Их она намерена отобрать до конца года. И вообще Литва накопила уже такой технологический опыт, который становится предметом экспорта. Например, проекты литовских биокотелен побеждают на конкурсах в Польше, Белоруссии, Украине и даже в Швеции и Франции.
О том, насколько Литва увлеклась зеленой энергетикой можно судить по тому, что LЕ не только строит ветропарки в стране, но и покупает их в соседних странах. В частности, в мае с.г. подписала договор о приобретении такого парка в Польше — проект группы Pomerania мощностью 94МВт. А всего ставится задача дл 2020 получить в управление в Польше и странах Балтии 400 МВт мощностей по выработке ЗЭ. В общем, в процессе долгих дискуссий Литва выбрала ЗЭ, отказавшись даже от частичной модернизации ТЭС, а в тепловой сделала ставку на строительства небольших котелен. И, пойдя по этому пути, очень скоро почувствовала, что не ошиблась. Ибо, во-первых, ЗЭ является безопасной — ценность, которая в современном мире обретает ведущее значение. Во-вторых, энергия солнца, ветра и биомассы создают вокруг себя глобальные экономические эффекты. Взять солнечную энергетику: благодаря интересу к ней, в стране появилась еще и целая новая отрасль промышленности — научно-производственный кластер, о котором мы довольно подробно рассказывали недавно.
Еще больший размах дает биоэнергетика, создавая массовую занятость в аграрном секторе за счет посадок рапса и кустарника, сбора отходов леса и различных производств для их переработки. «Зеленая энергетика оживляет регионы, создает рабочие места, платит налоги и так поддерживает региональную экономику», — резюмирует в интервью Lietuvos žinios Лапинскас. Подсчитано, что только в секторе биоэнергетики по мере его формирования создано около 8 тысяч рабочих мест. Общим итогом такого развития стало повышение доли ЗЭ в потреблении энергии, по данным «Евростат» за 2017, до 25%. Но с цифрой этой надо быть повнимательней.
При сравнении с европейцами, выше этот уровень только в странах Скандинавии, а также Австрии, Португалии, а также Эстонии и Латвии. Это уже неплохой уровень. Но не следует забывать, что Литва сегодня две трети энергии импортирует. А если считать «зеленку» к собственному производству, то картинка совсем иная — под 80%. Так что, разумно сочетая энергетическое «озеленение» с импортом, Литва имеет вполне реальный шанс стать Зеленым лидером Европы всей. Во всяком случае, нынешняя ее Стратегия не дает иных толкований.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх