-0.46%
66.39
-0.64%
64.2677
-0.47%
72.7556
+0.17%
1.1321
+0.18%
1226.03

DN: никто не хочет инвестировать в путинское государство

5 марта, 01:10
100
Экономист Сергей Алексашенко на форуме ВТБ Капитал
«Путин не лучший стратег. Если у него и есть какой-то план, то он называется „Могущественная Россия". Но это не стратегия, это предвыборный лозунг», — говорит экономист Сергей Алексашенко.
С точки зрения Алексашенко, Путин не злой гений. Он — лидер, который правит, как может, бюрократ, который на самом деле не имеет представления, какую Россию он хочет получить.
«Не думаю, что современная Россия такова, как изначально планировал Путин. Он принял множество отдельных решений, которые привели к нынешней ситуации. Это похоже на грибника, который ходит по кругу. Мы в России любим ходить в лес и собирать грибы, но ни у кого нет ни компаса, ни представления о маршруте, так что нередко люди начинают ходить кругами», — объясняет Алексашенко.
С 2013 года Алексашенко живет в США, и я взяла у него интервью по Скайпу. Алексашенко — один из множества либеральных российских экономистов, в последние годы покинувших родину. Среди них — и Сергей Гуриев, ныне главный экономист Европейского банка реконструкции и развития, и Константин Сонин, профессор Чикагского университета.
Гуриев, Сонин и Алексашенко уехали из России, когда получили четкие сигналы, что и их знания, и само присутствие нежелательны.
«Мы мешаем власть имущим, потому что пытаемся говорить о реальном состоянии экономики», — говорит Алексашенко.
В 1990-е годы Сергей Алексашенко считался одним из самых влиятельных экономистов России. С 1993 по 1995 год он был заместителем министра финансов, а потом, с 1995 по 1998 год, — замдиректора Центробанка. Когда в 2000 году к власти пришел Путин, Алексашенко вытолкнули на периферию. Однако он сохранил некоторые посты в правлениях крупных предприятий, в том числе в «Сбербанке» и «Аэрофлоте».
В 2013 году его вытеснили из правления «Аэрофлота», и он уехал из России. Сегодня он живет в Вашингтоне и сотрудничает, например, с аналитическим центром «Брукингский институт» (Brookings Institution).
В России его в прошлом году обвинили в попытках незаконно вывезти советские медали, хотя его в то время даже не было в стране.
«Я собирался съездить в Россию, но получил четкий сигнал, что если сделаю это, меня задержат. Надеюсь, когда-нибудь что-то изменится. Но как и когда, я не знаю».
В своей новой книге «Контрреволюция Путина», которая вышла осенью на русском и на английском языках, Алексашенко описывает российское экономическое развитие как пример упущенных возможностей. Его описание идет вразрез с образом, который обычно транслирует сам Путин.
Путин много раз повторял, что в 2000 году принял страну в состоянии хаоса и отчаяния, общество, «стоявшее на коленях», и поднял государство на ноги. По словам Алексашенко, все было как раз наоборот.
«Когда Путин пришел к власти в 2000 году, все сложные реформы уже были проведены. Его предшественник Борис Ельцин совершил определенные ошибки, но у него была одна общая цель: реформировать Россию по западной модели. И ему действительно удалось развернуть страну в нужном направлении. Кроме того, 2000 год был годом огромных возможностей: впереди — почти десять лет стабильного роста, можно было сделать практически что угодно», — говорит Алексашенко и продолжает:
«Во время кризиса 1998 года рубль девальвировался четыре раза, что было хорошо для предприятий, занимавшихся экспортом. Низкая цена на нефть заставила российские компании работать более эффективно. Затем цена на нефть подскочил, и вслед за ней выросла экономика».
Если бы Путин продолжил политические реформы, российская экономика развивалась бы совершенно по-другому, считает Алексашенко.
«Вместо этого Путин уничтожил все политические реформы, которые провел Ельцин. Среди самых важных были независимый парламент и свобода прессы. Путин демонтировал все это, не сразу, а путем множества мелких решений. Он был бюрократом, который стал президентом по ошибке, и советники говорили ему, что Россия — слабое государство. С точки зрения Путина это значило, что у президента слишком мало власти».
По мнению Алексашенко, невозможно развивать экономику без демократии и хорошо функционирующего правового общества.
«Пока существует оппозиция, власть имущие не могут заметать проблемы под ковер, потому что оппозиция позаботится о том, чтобы о них говорили. Свободная пресса реагирует, когда власти нарушают законы. Независимая правовая система гарантирует инвесторам, что их право собственности в безопасности. Когда Путин отменил все эти институты, Россия перестала быть интересна инвесторам. Никто не хочет инвестировать в страну, где нет никаких гарантий, что ты сможешь воспользоваться прибылью», — говорит Алексашенко.
Китай — тоже не демократия. Тем не менее в Китае экономический рост всегда выше, чем в России. По словам Алексашенко, это в первую очередь связано с тем, что у китайских чиновников нет таких возможностей подгребать под себя успешные компании, как у российских.
«В Китае полиция или чиновники не могут совершать рейды на чужие предприятия, как в России. Однако сейчас Китай постепенно становится еще более авторитарным. Ту же тенденцию мы видим в Венгрии и Польше. В России отсутствие демократии приводит к тому, что экономика продолжает стагнировать. Даже по самым оптимистичным прогнозам российская экономика не станет расти быстрее, чем мировая. А на самом деле должно быть именно так, ведь Россия — развивающаяся страна», — говорит Алексашенко.
По его мнению, Путин очень сильно навредил российской экономике.
«Вред, который нанес Путин, будет еще долго тормозить экономический рост. Когда Россия решит пойти в западном направлении, ей придется проделать огромную работу. Если нам суждено увидеть новое российское экономическое чудо, то случится это не ранее чем через 20-30 лет».
В то же время российская экономика оказалась удивительно выносливой. Несмотря на санкции, низкий рост и практически полное отсутствие иностранных инвестиций, она не рухнула.
«Экономики коллапсируют крайне редко. Этого не случается даже в ситуации войны. В Венесуэле мы видим экономический коллапс, потому что правительство заморозило цены. Если таким же образом попытаются ввести плановую экономику в России, то мы тоже получим коллапс. Но Путин этого не сделает. В России — свободное формирование цен и плавающий курс рубля. Путин не трогает рыночную экономику».
Сергей Алексашенко, 59 лет
Сергей Алексашенко родился в Ликино-Дулево в Московской области. Родители были авиационными инженерами — очень престижная профессия в советские времена. Алексашенко изучал экономику в Московском государственном университете и в 1990-е годы стал одним из ведущих либеральных экономистов страны.
1990-1991
Ведущий эксперт Государственной комиссии по экономической реформе, участвовал в написании доклада Явлинского «500 дней», в котором было выдвинуто предложение, как сделать Россию рыночной экономикой за 500 дней.
1993-1995
Замминистра финансов
1995-1998
Замдиректора российского Центробанка
2000-2008
Должности в инвестиционных и финансовых компаниях «Интеррос», «Антанта-Капитал» и «Меррилл Линч» (Merrill Lynch).
2008-2014
Преподаватель в московской Высшей школе экономики.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх