+0.97%
63.56
-0.35%
63.9388
-0.10%
70.7000
+0.25%
1.1057
+0.51%
1501.00

Долги и страх: что убивает экономику

6 июня, 14:20
166
Открывшийся в четверг, 6 июня, в Санкт-Петербурге международный экономический форум начался неутешительно. На первой сессии чиновники говорили о стимулах для роста российской экономики и сошлись на том, что нынешние темпы увеличения ВВП нельзя назвать высокими. Перед Россией нависла угроза рецессии.
«У нас нет возможности для серьезного прорыва», — пессимистично констатировал глава Счетной палаты Кудрин.
По его словам, влияние нацпроектов на рост экономики ограничивается минимальными 1%.
«Нам нужно больше», — отметил он.
Однако, если ничего не изменится, сделать это невозможно.
В частности, как констатировал Алексей Кудрин, сейчас бизнес не доверяет российской судебной системе. Он вспомнил свое любимое произведение Александра Пушкина, день рождения которого отмечается как раз 6 июня, — «Дубровский», где речь идет о том, что богатый помещик Кирилл Троекуров подкупает суд и «совершает рейдерский захват» поместья Андрея Дубровского.
Подобное, по мнению Кудрина, можно и сейчас наблюдать в России.
По его словам, арест основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви стал настоящим шоком для экономики, повлекшим удвоение оттока капитала из РФ.
«С начала этого года отток капитала удвоился и сейчас достиг уровня более $40 млрд»,
— сказал Кудрин.
В целом, по его прогнозам, в ближайшие годы наш потенциал роста — около 2% или ниже. Так что выполнить цели, поставленные в майском указе президента, — войти в пятерку крупнейших экономик мира к 2024 году — не удастся.
Пессимистичным оказалось и выступление главы Минфина Антона Силуанова. В стабильности нет смысла, если доходы населения не растут, считает он.
«Какой смысл в стабильности, когда в действительности нам нужно создавать новые рабочие места, нам нужен рост экономики, рост доходов населения. Поэтому обеспечить (рост доходов населения) без новых предприятий, без новых производств — это невозможно», — заявил Силуанов.
Рост экономики действительно невысокий, всего 0,5% за первый квартал.
«Тем не менее, мы это и ожидали. Это следствие тех изменений, которые и в налогах в том числе произошли», — пояснил вице-премьер.
Глава Минфина все же надеется на то, что нацпроекты будут способствовать росту российской экономики.
«Они точечно бьют у нас по тем проблемам, которые раньше не решались. Что имеется в виду: производительность труда, инфраструктура, стимулирование экспорта, малый и средний бизнес... Уверен, что это даст увеличение темпов экономического роста», — сказал он.
Силуанов также добавил, что налог на прибыль растет больше, чем на 30%, «соответственно, и прибыли росли в прошлом году и сейчас увеличиваются». Но они не идут на инвестиции, потому что предпринимателям нужны стабильные условия.
При этом, по мнению главы Минфина, инциденту с Калви придается слишком большое внимание.
«Понятно, что есть инцидент с Калви, у нас есть такие инциденты и с нашими российскими бизнесменами. Такие же инциденты есть на Западе, смотрите — сколько, но почему-то об этом не говорят и много внимания не уделяют», — посетовал первый вице-премьер.
«Не надо рассматривать конкретный инцидент так предметно, надо в целом решать проблему», — призвал Силуанов, добавив, что решение как раз в изменении законодательства, реформе судебной системы и правоохранительных органов.
Всеобщим пессимизмом, по всей видимости, заразился также глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Как правило оптимистичный, он по сути даже упомянул в ходе сессии возможность рецессии.
Неконтролируемый рост потребительского кредитования является одним из основных рисков для российской экономики, заявил Орешкин.
«Мое мнение заключается в том, что наивысший риск рецессии в России мы можем получить из-за проблемы «пузыря» потребительского кредитования»,
– сказал Орешкин.
По его словам, основная часть кредитов приходится на домохозяйства, которые выплачивают по ним более 40% своего ежемесячного дохода. «Это очень тяжелая ситуация», – сказал министр.
«Последние 12 месяцев на сегодняшнюю дату у нас прирост портфеля 1,8 трлн руб., 2% ВВП создано необеспеченным потребительским кредитом. Здесь явно есть и социальные, и экономические последствия», – заявил он.
Впрочем, присутствующая на сессии глава Центробанка не согласилась с ответственностью Банка России за возможную рецессию.
Она отметила, что рост потребительского кредитования растет высокими темпами, но ЦБ его пытается охладить. Но темп роста потребкредитования не выше, чем ипотечного. Поэтому ситуация не является критической и не несет рисков для экономики страны, считает Банк России.
Так, доля долгов в российской экономике составляет примерно 14% от ВВП. В других странах этот процент несопоставимо выше.
«Риска для финансовой стабильности нет», — уверена Набиуллина.
Тем более что в октябре вступят в силу предельные ограничения на размер долга на домохозяйства, и это снизит нагрузку для заемщиков.
При этом глава ЦБ вернула ответственность за рост экономики ведомству Максима Орешкину. По ее мнению, необходимо искать первопричину, почему люди залезают в долги.
«Люди берут кредиты не от хорошей жизни»,
— резюмировала Набиуллина.
Необходимо думать о том, как увеличить темпы роста доходов и решить проблемы рынка труда, призвала чиновница.
«Тогда им не нужно будет для поддержания уровня жизни брать кредиты», – заключила Набиуллина.
Впрочем, по итогам сессии осталось непонятным, удастся ли поднять уровень жизни россиян и избавить бизнес от административных барьеров.
Наверх