-2.59%
60.22
+0.63%
66.7604
+0.09%
75.4570
-0.54%
1.1303
+0.18%
1226.03

Donya-e Eqtesad: 100 долларов за баррель вряд ли что-то изменят

5 октября, 11:10
136
Нефтеперерабатывающий завод в Порт-Артуре, штат Техас
ИА «Ирна»: Пока Иран пытается выработать собственную стратегию для эффективного противодействия «нефтяным» санкциям, цена самой нефти на мировом рынке, как многие ожидают, может достигнуть 100-долларовой отметки (за баррель). Но наряду с этим конкуренты Ирана также пытаются закрепить свои позиции на рынке с целью увеличения продаж и роста доходов.
Ряд стран-производителей нефти уже нацелились на азиатские рынки, куда традиционно экспортировал Иран, а другие производители планируют увеличить доходы от продаж «черного золота» на европейских рынках.
Ожидается, что в течение месяца США введут в одностороннем порядке против Ирана новые санкции, значительная часть которых как раз затронет экспорт нефти. Однако в ожидании этих санкций реакция на рынке «черного золота» началась незамедлительно, и цены уже бьют рекорды, не обновлявшиеся с ноября 2014 года.
При этом эксперты и аналитики смотрят на перспективы цен на рынке по-разному, и многие из них — довольно скептически. Мнения, по сути, разделились: одни говорят о том, что цены останутся в диапазоне 80-90 долларов за баррель и вряд ли станут «трехзначными», по крайней мере, в ближайшее время. Другие утверждают, что при сохранении спроса и предложения на рынке на нынешнем уровне перспективы дальнейшего роста цен сохранятся, и прогноз на 100 долларов за баррель не так уж далек от реальности.
Конечно же, в данном случае важен не только фактор спроса и предложения, но и поведение самих государств, являющихся традиционными покупателями иранской нефти. К примеру, хоть тот же Китай ранее и заявил о том, что санкции США никак не скажутся на объемах экспорта из Ирана в страны Восточной Азии, многие сообщения с рынков крупнейшей китайской нефтехимической компании «Синопек» (Sinopec) говорят как раз о снижении иранского экспорта, что влечет за собой дальнейший дисбаланс на мировом рынке.
Но следует также понимать, что не все покупатели ведут себя одинаково. Например, Япония, резко снизившая импорт нефти из Ирана в период, пока действовали предыдущие санкции в отношении Ирана, сейчас в преддверии новых санкций рассматривает закупки из Ирана как приоритет и стремится закупить как можно больше именно иранской нефти. Это позитивный сигнал для иранской экономики. И в данной ситуации, стратегия США, планирующих свести экспорт иранской нефти почти к нулю, уже представляется крайне неэффективной.
Но из-за того, что нынешняя ситуация с ценами на нефть связана не только с экономическими переменными, но во многом также зависит и от текущей политической обстановки, в настоящее время нельзя выстроить точный прогноз ситуации на мировом рынке. И судить о том, как поведут себя цены на нефть, очень сложно, даже на краткосрочную перспективу.
Цена не будет трехзначной
Авторитетный специалист и аналитик рынка энергоресурсов Муртаза Бахрузифар говорит, что большого роста цен ожидать не следует: «Цена за баррель скорее всего не достигнет 100-долларовой отметки, и нынешний рост цен имеет больше стихийный, нежели закономерный характер. В начале ноября, когда после ввода санкций пройдет некоторое время, колебания на рынке неизбежно прекратятся, и если и будет незначительный рост цен, то он не примет неконтролируемый характер».
«Не следует ожидать цены даже в 90 долларов в краткосрочной перспективе, или даже того, что стоимость превысит 85 долларов за баррель», — добавил эксперт.
Бахрузифар напомнил также об опыте предыдущих санкций, когда рынок ежедневно терял 1,5 миллиона баррелей экспорта из Ирана, но подчеркнул, что та же Россия сейчас вышла на наивысший уровень нефтедобычи за весь период, начиная с распада СССР. В других нефтедобывающих странах, как например, в Венесуэле, имеются некоторые сложности, но учитывая объемы стратегических запасов нефти и объемы торговли в таких странах, как Китай, едва ли можно допускать, что мировой нефтяной рынок столкнется с кризисной ситуацией.
«Уже сейчас некоторое количество нефтяного экспорта Ирана "ушло" с мирового рынка, — рассуждает Бахрузифар. — Но даже если объем экспорта из Ирана увеличится на миллион баррелей, одновременно с этим с рынка будет "уходить" до 700 тысяч, из чего следует, что ситуация с ценами на рынке едва ли изменится кардинально».
При этом эксперт подчеркнул, что провозглашенная США цель свести к нулю нефтяной экспорт Ирана практически невыполнима. «Несомненно, вслед за введением американских санкций, экспорт иранской нефти снизится, однако от того, что с рынка и так постепенно уходит часть иранского экспорта, вряд ли это вызовет резкий всплеск цен».
Борьба конкурентов за место Ирана на рынке
Эксперт напомнил также о том, что у Ирана на нефтяном рынке есть и конкуренты, о которых тоже не следует забывать. Он подчеркнул, что одним из основных нынешних конкурентов Ирана является Ирак, который к тому же предполагает увеличить объемы добычи. «И в последние годы Ирак на самом деле демонстрировал устойчивую тенденцию роста нефтедобычи, — говорит Бахрузифар. — И изначально планы этой страны по увеличению объемов нефтедобычи были очень амбициозными. Но в конечном итоге им пришлось остановиться в своих планах на отметке в 6-7 миллионов баррелей (в сутки)».
«С другой стороны все эти годы свои объемы нефтедобычи увеличивала и Россия. Насколько мы можем судить по имеющимся цифрам и данным, именно Россия заняла на европейском рынке то место, что ранее принадлежало Ирану. В результате, Европа даже "не заметила" сокращения поставок нефти — поскольку отсутствие иранского экспорта почти полностью компенсировал российский».
Нефтеперерабатывающий завод в Иране
Касательно Саудовской Аравии аналитик отметил, что эта страна также может увеличить объемы нефтедобычи на два миллиона баррелей, и этот рост может осуществиться уже в краткосрочной перспективе, и потом продолжаться еще в пределах полугода, однако проблема в том, что контролировать полгода ситуацию на нефтяном рынке и сохранять на нем равновесие в отсутствие Ирана экономике даже этой страны может оказаться не под силу.
Альтернативы нефти из Ирана все равно нет
Экс-директор департамента международных связей Иранской национальной нефтяной компании Мохсен Камсари в интервью ИА «Ирна Плюс» также затронул вопрос об увеличении объемов нефтедобычи со стороны Саудовской Аравии, как и диверсификации поставок нефтяного сырья. Он также отметил по этому поводу, что у королевства нет таких мощностей, чтобы полностью заменить сырье, которое ранее на рынок предлагалось Ираном, и главное — добывать нефть в таком объеме в течение продолжительного времени.
«Саудовская Аравия уже и так, насколько могла, увеличила объемы своей добычи на тех месторождениях, которые разведаны и функционируют, и на них она не сможет получать продолжительное время нефтяное сырье — умеренной и "сильной" кислотности. И ей однозначно придется уже в скором времени вернуться к прежним объемам добычи».
По мнению данного специалиста, Россия и Саудовская Аравия не смогут стать в полной мере альтернативой нефти Ирана. Причина в том, что иранская нефть, и средняя, и окисленная, представляет собой совершенно особый тип нефтяного сырья, и полностью заменить его на рынке большинство конкурентов не сможет. Не сможет, поскольку та нефть, которая предлагается сейчас на рынок как очень насыщенное сырье, в основном представляет собой так называемую «легкую нефть». Она имеет значительные отличия от иранской нефти, которая преимущественно является «тяжелой». Поэтому в мире совершенно справедливо обеспокоены тем, что в случае полного закрытия мировых рынков для поставок иранской нефти, мы все столкнемся с полным нарушением сложившегося баланса на рынке нефтесырья, как умеренного по кислотности, так и «сильно кислого».
Дорогая нефть — «обоюдоострое» оружие для производителей
Камсари признал подобную ситуацию очень желательной для спекулянтов, подчеркнув, что «все это создает почву для роста цен». Однако в то же время он отметил, что не следует забывать и другое: рост цен на нефть подобен обоюдоострому лезвию. Он может повлечь за собой рост производства «сланцевой нефти», что немедленно повлияет на объемы предложения на нефтяном рынке, а это уже не позволит ценам вырасти больше определенного уровня.
Камсари также отметил, что сейчас сложно прогнозировать, до каких пределов могут вырасти цены на нефть. Но, безусловно, та напряженность на рынках, которая возникает из-за предполагаемого ухода с рынков Ирана, создает некоторую почву для спекуляций. И в таких условиях, отмечает эксперт, рост цен до отметки в 100 долларов за баррель вполне можно допустить. Однако только при условии, если предложение останется на прежнем уровне.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх