+0.32%
85.41
-0.05%
69.7133
-0.13%
80.8709
-0.08%
1.1601
-0.29%
1803.75

Эксперты из России пообещали новый мировой кризис

10 мая, 17:30
210
Накачивание глобальной экономики деньгами вызовет перегрев рынков и новый экономический кризис – в 2025 году. Об этом со ссылкой на доклад Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) сообщает газета «Известия».
Эксперты видят два основных сценария развития мировой экономики – первый вариант предполагает конец пандемии COVID-19 к середине 2021 года. Мировой ВВП будет расти на уровне 4% в год, цены на нефть к концу 2020-х подрастут до $82-85 за баррель.
Второй вариант – пандемия кончится в середине 2022 года, ВВП будет расти на уровне не более 3% в год, нефть будет держаться в диапазоне $50-65 за баррель. И тот, и другой сценарии предполагают циклический спад – якобы в 2025 году ВВП мира будет расти всего лишь на 1-2%. В первом случае произойдет «перегрев» рынков из-за монетарного стимулирования, во втором – усугубится долговой кризис в странах Южной Европы и Турции.
Перспективы российской экономики эксперты ЦМАКП оценивают довольно оптимистично – из-за сырьевого характера динамика будет «сдержанной», ВВП будет расти на 1,5-2% каждый год, а эффект кризиса «сведется к нулю».
Для России экономисты рассмотрели три возможных сценария. «Новая индустриализация» может начаться, если будет развиваться мировая экономика. Этот вариант развития событий подразумевает стимуляцию инвестиций, рост производительности труда, потребления и зарплат.
Главную роль будет играть частный бизнес, а государство выступит каркасом, вокруг которого будет концентрироваться «весь организм российской экономики», которая «способна развиваться интенсивно».
Второй вариант – социальный разворот. В России начнется экономический рост из-за увеличения зарплат, пенсий и минимальной оплаты труда. Это будет давить на прибыль компаний, сдержит модернизацию производства и повлияет на торговый баланс из-за расширения импорта.
Третий вариант – стабилизация, когда из-за общемирового кризиса не будет ни явного стимулирования роста, ни импортозамещения. Повлиять на развитие этих сценариев могут войны, рост реальной безработицы и «утрата социальной стабильности после смены поколений».
В конце марта 2020 года директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева заявила, что из-за пандемии коронавируса мировую экономику ожидает рецессия, подобная спаду при мировом финансовом кризисе или даже хуже.
«Прогноз глобального роста на 2020 год негативный — рецессия, по меньшей мере такая, как во время мирового финансового кризиса или хуже. Однако мы ожидаем восстановления в 2021 году», — приводятся ее слова в заявлении, распространенном по итогам телеконференции министров финансов и глав центробанков Группы двадцати (G20). Но для того, чтобы поднять экономику к следующему году, уверена Георгиева, нужно поставить в приоритет «сдерживание и укрепление систем здравоохранения повсюду». «Экономические последствия есть и будут серьезными, но чем быстрее вирус удастся остановить, тем быстрее и устойчивее будет восстановление», — заверила она.
Глава МВФ также обратила внимание, что развивающиеся страны испытают наибольшие трудности из-за пандемии коронавируса. «Развитые экономики обычно лучше реагируют на кризис, но многие развивающиеся рынки и страны с низким уровнем дохода могут столкнуться с серьезными трудностями», — сказала она.
12 марта газета The Independent сообщила, что предсказавший кризис 2008 года экономист Джесси Коломбо предрек миру новую финансовую катастрофу. По мнению американского эксперта, сейчас на мировом рынке есть сразу несколько пузырей, которые могут лопнуть в любой момент.
Кроме того, ситуацию усугубляют пандемия «смертельного китайского коронавируса, выплеснувшегося за пределы Азии» и затяжной спад в мировой экономике — он начался «задолго до всего этого». Еще один негативный фактор, по словам экономиста — развал сделки ОПЕК+ и рухнувшие до $30 за баррель цены на нефть. Напомним, после длительных переговоров нефтяные цены удалось стабилизировать и приподнять благодаря ограничению добычи.
close
Rebecca Blackwell/AP
Наверх