-1.37%
47.62
+0.70%
76.3902
+0.56%
91.2405
-0.13%
1.1944
+0.05%
1783.95

ЕП: на какие дивиденды может рассчитывать Украина после отравления Навального?

16 сентября, 01:00
121
13 мая 2020. Ангела Меркель на заседании кабинета министров в Берлине, Германия
Россию не впервые ловят на месте преступления: это касается военной агрессии против постсоветских стран, или, когда предоставляют доказательства о вмешательстве в избирательные процессы западных стран, когда разоблачают кибератаки, организованные Россией… Список очень длинный.
В эти дни наблюдаем очередной драматический ход событий: официальный Берлин заявил об отравлении известного кремлевского оппонента Алексея Навального отравляющим веществом из семейства «Новичок». Но пока правительство Германии ждет официальных объяснений из Москвы, многие известные немецкие политики уже высказались: без российского государства здесь не обошлось.
Эта история подняла в Германии волну возмущения — от правительства требуют введения более жестких санкций против РФ. Прежде всего, это касается пресловутого «Северного потока — 2», который уже почти достроен. Эксперты, работающие в сфере энергетики, отмечают, что остановить его запуск могут только санкции.
Поэтому аналитики Центра «Новая Европа» проанализировали, насколько возможным является введение ограничений против российского проекта, учитывая новые обстоятельства.
Последнее немецкое предупреждение
Были времена, когда отношения между Берлином и Москвой казались безоблачными. Так, в 2007 году едва ли не единственной проблемой, которую активно обсуждали в мировой прессе, был инцидент, когда Путин (говорят, сознательно) напугал Ангелу Меркель, запустив в переговорную комнату своего лабрадора.
За прошедшие годы Меркель лично приложила немало усилий для развития российско-германского партнерства, и она точно не рассчитывала на внешнеполитические пощечины от Кремля. Но с тех пор многое изменилось. Сейчас Меркель имеет все основания воспринимать российскую проблему как персональное поражение.
В Бундестаге наконец поняли, что все это время в России не очень и стремились к какой-то модернизации или воплощению демократических идеалов, а только пользовались европейской доверчивостью. Причем канцлеру хватало терпения.
За почти пятнадцатилетнее нахождение на посту она пережила немало досадных моментов, чтобы потерять последние капли надежды относительно политики Владимира Путина. Можно вспоминать, как Германия закрывала глаза на провокации и операции российских спецслужб в других странах; можно предположить, что немцам были не очень близки проблемы Молдавии, Грузии или Украины, где Россия не гнушается никакими методами. Но чего Берлин не смог игнорировать и простить — это российские спецоперации на немецкой земле.
Это и история о якобы изнасилованной мигрантами несовершеннолетней россиянке Лизе в Германии в 2016 году (провокация должна была ударить по рейтингу, в том числе политической силы Ангелы Меркель в разгар миграционного кризиса). И хакерские атаки на электронную почту немецкого канцлера, которые происходили из России. Или когда Германию всколыхнуло прошлогоднее убийство в Берлине чеченского полевого командира (прокуратура считает, что его убили по заказу правительства России).
Но то, что именно в Германии официально установили вероятную, но на самом деле достаточно очевидную причастность российской верхушки к отравлению Навального, стало самым драматичным приговором для всех намерений и усилий Ангелы Меркель работать с Россией на основе диалога.
Сейчас немецкие массмедиа не только развенчивают действия российского руководства, но и активно обсуждают пути реагирования. Идея моратория на завершение строительства «Северного потока — 2» звучит едва ли не чаще всего. Бундестаг просто не может игнорировать шквал публичной критики и чрезвычайного внимания к этому вопросу в немецких массмедиа.
Сколько раньше не пыталась Украина привлечь внимание немцев к этой проблеме, сколько не призывали и не прибегали к жестким действиям (вплоть до введения санкций) трансатлантические партнеры Берлина из США, однако наиболее эффективной в этом плане оказалась — как бы парадоксально это не звучало — сама Россия.
Немецкие расклады
Как уже говорилось, большую роль в увязывании отравления Навального с приостановкой строительства газопровода «Северный поток-2» сыграли ведущие немецкие СМИ. Так, с момента отравления российского оппозиционера один из самых популярных немецких журналов Der Spiegel опубликовал около сорока материалов, связанных с «Северным потоком — 2» и делом Навального.
Заголовки красноречивы: «Борьба за последние несколько метров» (недостроенными остаются сто шестьдесят из двух тысяч четырехсот шестидесяти километров трубы), «Меркель в ловушке России», «Кремль обвиняет Берлин в блефе», «Боль и отчуждение: история Навального, вероятно, существенно изменит атмосферу между Меркель и Путиным».
Активно освещали последние события как крупнейшая ежедневная газета Германии Süddeutsche Zeitung («Меркель и Путин: доминирование России в эскалации»), так и издание Frankfurter Allgemeine Zeitung («"Северный поток — 2" противоречит немецким интересам»).
Таблоид Bild, имеющий больше всего читателей в Германии, также открыто критиковал проект: на днях издание опубликовало комментарий с заголовком «Nord Stream — Mord Stream» («Северный поток — смертельный поток»).
Повышенное внимание СМИ к инциденту фактически создало окно возможностей для того, чтобы поднять осведомленность немецкого населения об угрожающих последствиях проекта «Северный поток — 2» и развеять мифы, которыми он окутан благодаря мощной лоббистской работе россиян.
Конечно, медийное внимание повлияло и на обсуждение существования «Северного потока — 2» политиками.
С одной стороны, главный вывод может показаться малоутешительным — большинство сторонников «Северного потока — 2» не отказались от своих взглядов, разве что стали несколько более осторожными в подборе аргументов.
С другой же стороны, мы видим коррективы публичных заявлений на высшем уровне. И пусть эти видоизменения пока касаются нюансов и не являются однозначными, но чиновники высшего звена наконец-то заговорили о противоречивом характере «Северного потока — 2» и едва ли не впервые отошли от мантры о «газопроводе без политики». Более того, появились те, кто предполагает введение ограничительных мер на уровне Европейского союза.
Кто за санкции?
Правящие партии Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС) в целом выступают за то, что строительство «Северного потока — 2» стоит продолжать, но о монолитности позиции говорить уже нельзя.
Так, например, за завершение строительства газопровода и против увязки этого вопроса с отравлением Навального выступили: традиционно пророссийский премьер земли Северный Рейн-Вестфалия Армин Лашет (один из претендентов на пост председателя ХДС, то есть партии Меркель); председатель ХСС и премьер Баварии Маркус Зедер; премьер Саксонии Михаэль Кречмер.
Зато с острой критикой против строительства газопровода выступил нынешний председатель комитета по иностранным делам Бундестага Норберт Реттген, конкурент Лашета в состязании за лидерство в партии, который, правда, критиковал проект и раньше.
Еще один претендент на председательство в ХДС Фридрих Мерц, который ранее поддерживал «Северный поток — 2», на днях предложил ввести двухлетний мораторий на его строительство. Не исключила появление возможности санкций против газопровода и министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр.
Сама Меркель не делает категорических заявлений, но в ее позиции заметны изменения. До недавнего времени она выступала за то, чтобы не смешивать экономику и политику (то есть достраивать «Северный поток — 2» несмотря на отравление Навального). Впрочем, на днях спикер правительства Штеффен Зайберт сделал заявление, что Ангела Меркель «не исключает ничего».
Еще один участник правительственной коалиции, Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), которая традиционно считалась благосклонной к России и выступала за построение «Северного потока — 2». В целом в партии не поддерживают приостановление проекта. Впрочем, министр иностранных дел ФРГ Гайко Маас, который также является социал-демократом, на днях выразил надежду, что РФ не заставит ФРГ изменить свою позицию относительно «Северного потока — 2». И хотя такое предостережение главного немецкого дипломата кажется слишком мягким, именно Маас стал первым чиновником такого уровня, кто вынес вопрос «Северного потока — 2» и отравления Навального на немецкую политическую повестку дня.
Не исключил введения санкций против России в ответ на отравление Навального и вице-канцлер и министр финансов ФРГ, социал-демократ Олаф Шольц.
Оппозиционные партии в целом остались в пределах своих традиционных позиций. Зеленые и так всегда выступали против «Северного потока — 2». Свободные демократы (СвДП) заняли осторожную позицию. И хотя в их рядах есть ряд лоббистов проекта, в целом заявление фракции отвечает интересам Украины. Зато пророссийски настроенные «Левые» и «Альтернатива для Германии» (АдН), наоборот, поддерживали проект.
Более того, они продвигают и другие нарративы Кремля. На днях депутат от «Левых» Севим Дагделен туманно отметила, что образцы яда попали в руки Федеральной разведывательной службы и, соответственно, и западных спецслужб в 1990-х годах. Таким образом, мол, нельзя делать никаких выводов о происхождении яда и отравителя.
А представитель партии «Альтернатива для Германии» Лейф-Эрик Гольм заметил, что ФРГ не может «похоронить десять миллиардов евро в Балтийском песке из-за своего гиперморализма».
Стоит принять во внимание, что внешняя политика неразрывно связана с внутренней. Через год в Германии состоятся федеральные выборы, поэтому действия и позиция немецких политиков часто являются элементом борьбы за пророссийский электорат. Число пророссийски настроенных избирателей на самом деле незначительное, но для «Левых» или АдГ даже это количество является критически важным.
Что сдерживает Меркель?
Против жесткой реакции играет тот факт, что преступление совершено на территории России, поэтому возникает вопрос относительно оснований для санкций. Однако совсем не реагировать — политически сложно. «Внимание к России настолько острое, что Ангела Меркель просто не сможет не отреагировать» — это главная идея всех немецких дипломатов и аналитиков, с которыми приходилось беседовать в последние дни.
Наши собеседники в один голос заявляли, что если бы все зависело от одного канцлера, то, наверное, решение было бы принято быстрее. Но, к сожалению, по этому поводу нет консенсуса не только в правящей коалиции, но и внутри партии самой Меркель. Поэтому большинство немецких экспертов сейчас скептически настроены относительно того, что немецкое правительство готово к ужесточению санкций в отношении России (даже на уровне ЕС).
Однако есть одна возможность, которая способна многое изменить. Все зависит от самой России. Германия, которая со всей ответственностью относится к букве закона, предоставила Москве право объяснить ситуацию.
Конечно, у немцев нет иллюзий относительно того, что Россия проведет честное и прозрачное расследование отравления, о котором ее все призывают. Немецкое правительство придерживается скорее дипломатического ритуала, чем действительно рассчитывает на конструктивное сотрудничество со стороны Кремля. Там еще помнят о «готовности России сотрудничать в аналогичных ситуациях — это отравление Литвиненко, Скрипалей или катастрофа MH17».
Но как именно будет оформлен отказ Москвы, предсказать сложно. Чем больше глупостей она будет делать, тем вероятнее будет жесткая реакция, как Германии, так и Евросоюза в целом.
Позиция ЕС важна, ведь Берлин не станет прибегать к односторонним действиям. Германия, в принципе, старается избегать таких действий в международных отношениях, опасаясь навешивания ярлыков о «немецком диктате». Именно поэтому для Берлина, например, важно, что не только немецкая сторона участвует в диалоге с Россией для прекращения войны в Донбассе, но также к этому процессу приобщена и французская дипломатия.
В этом случае солидарность еще важнее. Немецкие политики уверены, что в случае отказа от «Северного потока — 2» Россия точно подаст в арбитраж и сможет добиться компенсации, если не будут должным образом оформлены основания для такой меры. Лично для Ангелы Меркель также имеет большое значение правовое обоснование санкций.
К слову, о весе позиции Меркель. Канцлеру осталось пребывать на посту непродолжительное время. После выборов, которые состоятся не позднее чем через год, будет сформировано новое правительство, а Ангела Меркель, как она сама обещала, отойдет от дел. Другие политики при таких условиях приобретают статус «хромой утки» — лидера, уже теряющего влияние. Но это вовсе не про Меркель. Она остается одним из самых популярных политиков в стране — согласно последнему опросу, ей доверяют более 60 процентов немцев. Это число действительно вызывает удивление, учитывая, что Германией она руководит четвертый срок подряд.
Можно было бы предположить, что в последний год пребывания у власти такое высокое доверие могло бы заставить Ангелу Меркель пойти на смелый шаг; возможно, даже вопреки мнению ее однопартийцев… Но, видимо, секрет популярности и влиятельности немецкого канцлера и заключается в ее взвешенности и рационализме. Поэтому в этой ситуации все будет зависеть от уровня дерзости российской реакции.
Как действовать Украине?
Наша позиция здесь совершенно очевидная — наше государство последовательно предостерегало Германию от поддержки «Северного потока». Поэтому нет ничего удивительного в том, что украинская дипломатия продолжает настаивать не только на остановке строительства «Северного потока — 2», но и на временном моратории на закупку российских энергоносителей в целом. Важно при этом взвешенно подбирать аргументы — не фокусироваться лишь на вопросе транзитных сборов, чтобы самой не создать образ государства, которое «Северный поток — 2» волнует, прежде всего, как сугубо экономический проект. Тем более, что наибольшая угроза от обходных газовых маршрутов лежит в плоскости безопасности.
Сейчас Украине важно через различные каналы представлять четкие месседжи о том, что Украина имеет достаточную транзитную способность, наш трубопровод находится в надлежащем состоянии, зато достройка и запуск «Северного потока — 2» поддерживает и открывает новые возможности для российской агрессии.
Для Киева важно учитывать нынешнюю ситуацию и для решения других вызовов, связанных с Россией. В дипломатических кругах сообщают, что Россия совсем недавно поднимала вопрос на уровне немецкого МИД о смягчении санкций Европейского союза. Один из аргументов — перемирие в Донбассе, которое длится уже более месяца. Немецкие дипломаты ответили отказом еще до того, как стало известно об отравлении Навального «Новичком», поскольку в Берлине понимали как хрупкость нынешнего режима тишины, так и недостаточность одного лишь перемирия для пересмотра санкционной политики.
А при новых обстоятельствах (да еще и из-за недавнего нарушения перемирия) Россия точно не в той кондиции, чтобы даже намекать на смягчение действующих санкций. Подытоживая, заметим, что сейчас стоит вопрос не о том, быть или не быть санкциям, а о том, какого масштаба будут санкции в дальнейшем. В том числе — будет ли включать новая волна ограничений запрет на достройку и запуск «Северного потока — 2».
Наверх