+1.11%
48.28
+0.20%
75.8605
+0.02%
90.7557
+0.02%
1.1964
-1.40%
1783.10

Еспресо: готова ли Украина ко второй волне Covid-19?

20 октября, 03:50
65
Пара в кафе
Ольга Насонова, ресторанный эксперт, директор компании «Ресторанный консалтинг»:
Никто не может быть готов к полному локдауну, потому что это катастрофа для любого бизнеса: нет гостей, нет денег, персонал без заработной платы.
Я знаю, что многие из рестораторов и отельеров ожидали, что в конце октября или в ноябре будет вторая волна и снова введут карантин. Это не новость, этого ожидали. Многие из рестораторов к этому готовились. Но полностью приготовиться, даже психологически, — это невозможно.
Как готовились? Во-первых, те рестораны, которые находятся на арендованных площадях, заранее договорились с арендодателями об уменьшении арендной платы, в некоторых случаях вплоть до нулевой ставки. Предупредили персонал, что в случае карантина все пойдут в отпуск.
Последние полгода — это тяжелый период и для гостиничного, и для ресторанного бизнеса. Как всегда бывает, такие негативные явления порождают всплеск креатива или просто интересных бизнес-открытий, которые могут помочь выжить ресторанам и гостиницам, если будет полный локдаун. Например, та же доставка и кооперационная доставка, индивидуальная работа с клиентами.
Но в любом случае карантин — это всегда убытки. Это будет трудно не только с финансовой точки зрения, но и с психологической. Потому что после полугода карантинной жизни многие находятся в тяжелом психологическом состоянии. И рестораны — одна из разновидностей бизнеса, который сейчас находится под прессингом.
Во время карантина весной закрылись 10-12% ресторанов по всей Украине, кроме Одессы. Еще 10% ресторанов закроются до конца года. И это связано не только с самим карантином, но и с теми экономическими последствиями, которые мы сейчас видим. Например, закроются рестораны, которые были рассчитаны на туристов. Потому что иностранных туристов не было. А украинских во всех городах, кроме Одессы, было гораздо меньше, чем ожидали. Будут закрываться также рестораны, рассчитанные на офисных работников, которые просто не вернулись и работают дистанционно. Рестораны, кафе и кофейни, которые их обслуживали, будут вынуждены закрыться. Потому что в сентябре многие начали работать с надеждой, что офисные работники вернутся. А в некоторые районы городов они не вернулись. Нынешние условия работы ресторанов вполне уместны: возможность работать до 24:00, расстояние между столиками, уборка, маски и перчатки, измерение температуры у персонала. В принципе, этого достаточно для того, чтобы и рестораны и кафе могли работать, и их посетители могли себя защитить. А вот вводить ограничения работы до 22:00 — бессмысленно, потому что вирус не смотрит на часы.
Валерий Пекарь, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы:
Украинская экономика не готова к остановке, она только начала восстанавливаться после первого карантина благодаря ежедневной неутомимой работе украинцев. И если сейчас ее не сорвать, она постепенно восстановится, и уже в следующем году даст значительный рост, на который указывают все основные центры экономической мысли, включая международные.
Если сейчас снова остановить экономику, снова объявить жесткий карантин, это ударит в первую очередь по малому и среднему бизнесу, который просто упадет, — а он и так еле встал. И это означает бешеный рост безработицы, бешеный рост цен. Это достаточно быстро увидит каждый украинец в своем кармане. И мы вместо экономического восстановления получим огромный кризис — до голодных бунтов, что является невероятным позором в нашей богатой аграрной стране.
Если мы не будем принимать жестких ошибочных решений, восстановление украинской экономики после карантина завершится в следующем году. Мы понимаем, что карантин никак не лечит эпидемию. Он просто помогает растянуть ее во времени для того, чтобы не было перегрузки системы здравоохранения. А поскольку система здравоохранения так и не смогла использовать первый карантин для повышения своей состоятельности, это означает, что первый карантин прошел даром для системы здравоохранения. Он не помог преодолеть эпидемию, а только нанес огромный ущерб экономической жизни.
И мы действительно стоим перед огромным экономическим кризисом, который может быть страшнее эпидемии, в том числе для здоровья граждан. Потому что безработица, депрессии, самоубийства, домашнее насилие, уличное насилие, отсутствие лекарств и врачей для лечения хронических болезней заберут гораздо больше жизней, чем забирает коронавирус.
Я не согласен с тем, что правительство будет вынуждено ввести карантин. Потому что если население будет стремительно катиться в нищету, правительство будет вынуждено отменить карантин. Правильное решение — это стремительное повышение состоятельности системы здравоохранения за счет всех возможных ресурсов, и никаких карантинов. Но в то же время постоянное объяснение гражданам, что происходит, почему происходит и что надо делать для того, чтобы преодолеть эпидемию. У нас люди не знают, что делать, если заболели они или их близкие. У нас люди не знают, что делать, если в больницах нет мест. У нас люди не знают, что делать, если они звонят по разным телефонам системы здравоохранения — и никто не отвечает. А во многих городах Украины это уже так.
В случае, если карантин введут, я думаю, предпринимателям поможет эмиграция и попытка начать свой бизнес в другой стране.
Мария Репко, заместитель директора Центра экономической стратегии:
Я так понимаю, вводить новый локдаун не хочет никто, даже в Европе пытаются обойтись какими-то единичными мерами, штрафами за неношение масок даже на улицах, лишь бы не закрывать экономику полностью.
Можно прогнозировать, что правительства всех стран, включая Украину, сделают все возможное, чтобы этот локдаун был как можно более мягким и касался как можно меньшего количества работающих бизнесов. Потому что для экономики удар был очень тяжелым. И только сейчас, в августе-сентябре экономические показатели начали восстанавливаться до докризисных уровней, и то не все.
Любой локдаун может касаться учебных заведений. Семьи с детьми — это те, кто пострадает от такого закрытия в первую очередь. Потому что мало того, что ребенок не сможет ходить в учебное заведение и получать образование, — он будет просто сидеть дома и в лучшем случае делать домашние задания, которые учительница присылает на вайбер, — так еще и родители будут вынуждены сидеть с ребенком дома и потеряют возможность работать. Даже удаленная работа, когда дома ребенок, и нет или бабушки, или няни, или другого взрослого, который бы мог помогать, — это очень тяжело. И особенно незащищенная категория — это одинокие матери с детьми дошкольного и младшего школьного возраста. Для них это огромная проблема.
Если люди готовы помогать себе сами, то в первую очередь родители детей, которые посещают детсад или учатся в младшей школе, должны собраться группой/классом и решить, каким образом обеспечить онлайн-образование для ребенка, пока он сидит дома. Таким образом и один из родителей сможет работать, и ребенок не отстанет от своих сверстников, которые имеют возможность посещать частные школы или учиться дистанционно.
И другое дело — это собственные навыки. Стоит учиться в своей профессии тому, что может помочь перевестись на дистанционную работу. Это или использование новейших технологий, или даже получение новой профессии, или переход в новый сектор, или создание нового бизнеса. Это в первую очередь касается работников таких сфер, как туризм, отельно-ресторанный бизнес.
Павел Кухта, директор по политическим вопросам Киевской школы экономики (КШЭ), бывший исполняющий обязанности министра экономического развития, торговли и сельского хозяйства:
Украинская экономика очень плохо готова ко второй волне коронавируса — и бизнес, и граждане. Потому что очень плохо прошли первый карантин. Потому что правительство не смогло вовремя ввести программу адекватной поддержки граждан и бизнеса, которые не могли работать в карантин. Соответственно, они просто проели сбережения, они имеют очень плохой опыт с того времени, и, в принципе, у них нет тех резервов, чтобы самостоятельно проходить карантин. Поэтому без эффективной программы поддержки экономики точно невозможно вводить новый локдаун.
Впрочем, насколько граждане вообще будут доверять способности правительства обеспечить такую программу на фоне провалившейся и экономической программы прошлого карантина, и противодействия эпидемии, — которая, очевидно, провалена, исходя из той картинки, которую мы сейчас имеем, — я не уверен.
Поэтому я думаю, что наше общество сейчас не готово к какому-то новому жесткому карантину. Это означает, что единственный способ как-то обуздать эту эпидемию — это эффективная работа медицинского блока и всего правительства. Они должны наконец обеспечить систему здравоохранения ресурсами; эффективную работу, расширение этих ковидных больниц, адаптивный каратин и тому подобное.
Единственное, что реально могут делать люди, — это стараться не заболеть, соблюдать социальную дистанцию, надевать маски, беречься. Бизнесы также могут позаботиться о своих работниках: самостоятельно установить правила, которые минимизировали бы риски заболевания. Наверное, это лучшее, что украинцы сейчас могут сделать. Если люди будут это делать массово, это могло бы определенным образом компенсировать несостоятельность политики правительства.
Чтобы быть более защищенными в экономическом плане, стоит экономить средства, не совершать больших затрат: может случиться, что вам понадобятся определенные финансовые резервы. Надо держаться за те доходы, которые есть, рабочие места или бизнес, чтобы пережить это все. И не болеть, потому что когда вы болеете — вы не зарабатываете деньги. Или если у вас переболели работники — бизнес остановится.
Я надеюсь, что все же глубокого кризиса удастся избежать, а это будет просто ухудшение эпидемиологической ситуации, а не экономический кризис, и бизнес не станет увольнять людей. Соответственно, рабочие места будут сохраняться. Но я бы не очень ожидал серьезной поддержки со стороны правительства — и выходил бы из этого, планируя работу.
Что касается карантинных ограничений, если они уже вводятся, я надеюсь, но не очень верю, что они будут действовать для всех одинаково. Потому что основная проблема заключалась в том, что половина бизнесов реально закрываются и несут убытки, а вторая половина почему-то продолжает работать, и никто их не трогает. Соответственно это вредит и так шаткой дисциплине, подрывает доверие к этим мерам — и дальше люди на них не ориентируются.
Наверх