+0.14%
73.20
+0.71%
61.9016
+0.65%
75.9601
-0.12%
1.2274
-0.22%
1332.61

«Есть вещи поважнее экономики»

16 января, 20:10
94
Дмитрий Медведев с роботом во время осмотра выставки в Москве, 2008 год
Криптовалютам может придти скорый конец, а искусственный интеллект — взбунтоваться против человека, считает премьер-министр Дмитрий Медведев. Стабильности нет, а ожидать надо самого неожиданного, обнадеживают чиновники. Впрочем, проблемы традиционной экономики, похоже, все меньше интересуют как политиков, так и экспертов, которым удобнее рассуждать об абстрактных гуманитарных ценностях.
Пленарная сессия Гайдаровского форума в 2018 году снова началась без премьер-министра Дмитрия Медведева. Глава правительства был заявлен на сессию «Цели и ценности». В результате, немного подождав, модератор и ректор РАНХиГС Владимир Мау все-таки дал старт дискуссии, попросив приглашенных спикеров обозначить ключевые риски глобального экономического развития.

Напомним, Гайдаровский форум, названный в честь экономиста-реформатора Егора Гайдара, традиционно обсуждает экономические проблемы. Но на этот раз организаторы форума вышли за привычную канву.

«Есть вещи поважнее экономики», — задал Мау тон дискуссии.
Он считает, что гуманитарные ценности гораздо сильнее влияют на экономику, чем такие традиционные механизмы, как инвестиции, бизнес-среда и кредитно-денежная политика.

«Стабильности не наблюдаем»

Первому слово было представлено Якобу Френкелю, председателю правления JP Morgan Chase и председателю Банка Израиля (1991–2000 годах). Он назвал сразу два риска, но все-таки из традиционной макроэкономической сферы. Это безработица, особенно среди молодежи, а также фрагментирование экономики. «Нет ничего более опасного, чем фрагментирование экономик, нам нужны открытые рынки», — сказал Френкель, добавив при этом, что сейчас в экономике не так уж все и плохо. Даже, скорее, лучше, чем за последние 10 лет, поскольку экономический рост на глобальном уровне, в США и Европе, возобновился.
Судя по всему, Френкель перед поездкой в Москву не вникал в российские реалии и не был осведомлен о замедлении роста российского ВВП (МЭР был вынужден снизить оценку российского ВВП за 2017 год до 1,4-1,8%, прогноз на этот год пока остался без изменений). Иначе скептические улыбки зала по поводу экономического роста ему были бы понятнее.
Из выступления Кристалины Георгиевой, главного исполнительного директора Всемирного банка, основной риск сейчас — это отсутствие стабильности.
«Стабильности не наблюдаем. У граждан опять растет аппетит к новым тратам и кредитам, и это приведет к нестабильности», — подытожила она.

«Ожидайте неожиданного»

Экс-президент Европейского Совета (2009–2014 гг.) и бывший премьер-министр Бельгии (2008–2009 гг.) Херман Ван Ромпей и вовсе перевел околоэкономическую дискуссию на рельсы философии и даже фатализма.
Он начал издалека. По его словам, 50 лет назад в Le Monde был такой заголовок: «Франция — это скучно». В том смысле, что жизнь в старушке Европе — это обочина и здесь ничего интересного не происходит. Все понятно и предсказуемо. А позже грянула «арабская весна», и волны миграции захлестнули Европу. «Этого никто не предвидел, ни в каких прогнозах этого не было.
Ожидайте неожиданного», — предупредил Ромпей.

Он перечислил несколько рисков, которые требуют внимания и подрывают экономический рост. Среди них проблемы миграции, кредитные пузыри, протекционизм, низкая производительность труда. Но основным риском он все-таки называл набирающий обороты популизм. Проблема в том, что «политики-популисты не готовы брать на себя риски, они никогда не пойдут против настроений в обществе», отметил экс-глава Евросоюза.

Досталось популистам и от Кая Мюккянена, министра внешней торговли и развития Финляндии. Он также увидел связь между низкими доходами населения, большой разницей в доходах в разных странах и расцветом популизма в сфере политики и экономики.
«Популисты смотрят в прошлое, тормозят развитие. Неслучайно, что сейчас в мире набирают популярность всенародные референдумы», — согласился политолог предправления Центра либеральных стратегий в Софии Иван Крастев.
Он рассказал притчу о красивой девушке. Ее правый глаз видела только будущее, а второй только прошлое. И она не могла из-за этого выйти замуж. На какого мужчину ни посмотрит, видит или старика или мальчика. Всем отказывает…

Мораль из этого Крастев вывел такую. «Эксперты сейчас тоже не видят правильной картины мира, не видят ситуацию текущего времени. Сейчас важно задавать правильные вопросы, а не искать ответы», — обнадежил Крастев.
Исчерпав тему рисков, модератор Мау переключил внимание участников форума на проблемы диджитализации экономики и вообще всей человеческой жизни в эпоху «постправды».
Едва он обозначил эту тему, как на сцене появился горячий поклонник цифровых технологий — премьер-министр Дмитрий Медведев. Мау объяснил тому, что участники дискуссии вышли из экономической на гуманитарную тематику, но все-таки попросил «несколько минут», чтобы не прерывать «проповедь от центрального банкира». Френкель в это время рассказывал про утраченное доверие к экспертам. Последние, по словам Мау, знают ответы, но не вопросы. Тогда как политики знают вопросы, но должны выбрать самого умного эксперта.

Постэкономический премьер-министр

«Мое выступление тоже будет надэкономическим или постэкономическим», — пообещал Медведев.
По его словам, новые технологии сейчас ставят человека в центр внимания всех экономических процессов.
«Именно человек становится главной ценностью и главным ориентиром при принятии управленческих решений. В России это происходит при разработке любых программ развития. Как известно, конец прошлого века был эпохой high-tech, то есть периодом развития высоких технологий в промышленности, в сельском хозяйстве. А сейчас эта эпоха сопрягается с эпохой high-hume, то есть высоких гуманитарных технологий», — сказал Медведев.

На фоне обвала биткоина самым актуальным по отношению к текущей повестке стало заявление Медведева, что криптовалюты через несколько лет могут исчезнуть.
«Мы видим, что существуют разные подходы к криптовалютам — от запретительных до абсолютно либеральных. И всех сегодня волнует вопрос: где предел этой «криптовалютной гонке»? Может быть, это вообще тупиковая ветвь киберреволюции?» — задал вопрос залу Медведев. По словам премьера, через несколько лет криптовалюты могут исчезнуть, но технология блокчейн, возможно, станет частью повседневной реальности.
Словно вторя опасениям Дмитрия Медведева относительно жизнеспособности криптовалют, во вторник курс биткоина уходил ниже $12 тыс. Сейчас биткоин торгуется чуть выше этой отметки — но по сравнению с декабрьскими максимумами, курс этой криптовалюты обвалился на 40%.
Искусственный интеллект наступает на все сферы жизни, предостерег Медведев. «Некоторые эксперты говорят о его постоянно расширяющейся экспансии, даже о возможном бунте искусственного интеллекта. А во многом это вызов не экономического, а нравственного порядка», — заключил премьер, и на этом пленарная сессия прервалась на обед: участники сессии пошли отведать плодов классической экономики.

Модератор Мау сдержал слово. Главная дискуссионная площадка так и не обсудила риски традиционной экономики. И это вполне логичное решение организаторов форума. В 2015 году на Гайдаровском форуме обсуждали Стратегию-2035. С ее набором необходимых макроэкономических показателей. Кто о ней сейчас вспомнит? Не вспомнили даже о тех стратегиях, которые по заказу Кремля пишет Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным и бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.
И действительно, зачем? Шансы, что эти стратегии пригодятся в век диджитализации, стремительно приближаются к нулю.
Наверх