-0.48%
43.09
+0.72%
75.7440
+0.65%
89.6809
-0.07%
1.1840
+0.32%
1957.75

Eurasianet: каким будет ущерб от коронавируса для экономики России?

24 апреля, 12:10
172
Казанский медико-инструментальный завод
Многие предприятия закрыты, а те, что работают, столкнулись с сильнейшим падением выручки. Бизнесмены увольняют работников, экономисты прогнозируют массовое закрытие компаний и рост безработицы.
Что будет с экономикой
Спустя несколько месяцев после начала распространения коронавируса в России стали появляться первые оценки влияния эпидемии на экономику страны. Согласно расчетам Института исследований государственного Внешэкономбанка, во втором квартале 2020 года ВВП упадет на 18%, а по итогам года ожидается падение на 3,8%.
Больше всего могут пострадать сферы культуры и спорта (-78,9% во втором квартале и —21,2% по итогам года), гостиниц и общепита (-69,5% и —22,2%) и транспорта (-40,2% и —10,6%). Реальные располагаемые доходы населения, по данным ВЭБ, упадут на 17,5% во втором квартале и на 7,4% в третьем. Пострадает промышленность (-2,1% по итогам года) и экспорт (-3,7%).
Центробанк РФ в феврале и даже марте говорил о минимальном влиянии коронавируса на экономику, рост которой в 2020 году прогнозировался на уровне 1,5-2%. Но в апреле глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила без указания точных цифр, что «в этом году будут, к сожалению, отрицательные темпы экономического роста».
Прогноз МВФ — минус 5,5% по итогам года, международного рейтингового агентства Fitch — минус 3,3%.
Если властям не удастся остановить распространение коронавируса до конца июня, падение экономики в текущем году составит 10,2%, а если удастся, — 3,8%, считают в консалтинговой компании McKinsey, пишет «Медуза». К докризисному уровню экономика сможет вернуться лишь в 2023 году, полагают там. Общий ущерб экономики от пандемии может составить 17,9 триллиона рублей, говорится в непубличном обзоре Национального рейтингового агентства, сообщают «Известия».
Глава Роснано Анатолий Чубайс оценивает ущерб в «триллионы» рублей. Руководитель ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что лишь один нерабочий месяц (которым в стране объявлен апрель; будет ли рабочим май, пока неизвестно) обойдется экономике в 1,5-2% ВВП, что составляет 1,6-2,2 триллиона рублей.
«При сохранении нынешней ситуации практического бездействия властей в экономической сфере мы получим тяжелейший экономический кризис в конце второго и в третьем квартале, с серьезным ростом социальной напряженности вследствие того, что миллионы людей лишаться источников дохода на фоне отсутствия накоплений», — сказал Eurasianet.org управляющий партнер консалтинговой компании «Решение», бывший советник председателя комитета по экономической политике Петербурга Александр Батушанский.
Согласно его ожиданиям, ВВП сократится более чем на 10%, однако в сырьевом и бюджетном секторах падение будет «гораздо более серьезным». С рынка уйдет значительная часть участников отраслей, напрямую затронутых карантинными мерами, а также сфер, до которых падение спроса докатится впоследствии, убежден он. Все это в конечном счете приведет к «критическому падению реальных доходов населения и росту безработицы».
«В конце концов задеты будут все небюджетные сектора экономики. А на фоне этого региональные бюджеты, которые львиную долю доходов формируют за счет подоходного налога и налога на прибыль, иссякнут окончательно. То есть мы еще получим кризис государственных финансов консолидированного бюджета. Теоретически это может запустить спираль сокращения спроса уже за счет снижения региональных бюджетных расходов. Одной из забытых уже характеристик нашей экономики, с которой мы снова можем столкнуться, станет кризис неплатежей», — полагает Батушанский.
Что будет с бизнесом
До введения нерабочих дней в конце марта только пятая часть компаний заявляла об отрицательном влиянии коронавируса на их бизнес, говорилось в опросе 1,4 тыс. предприятий, опубликованного компанией Kelly Services в середине марта.
Но с продлением нерабочего периода на весь апрель, переводом населения на режим самоизоляции и запретом работать большинству предприятий ситуация в предпринимательской среде кардинально поменялась.
Количество работающих предприятий малого и среднего бизнеса в первую неделю введения ограничений составляло 39,5%, во вторую — 44,4%, пишет РБК со ссылкой на оператора онлайн-касс «Эвотор», к которому подключены 620 тысяч касс.
Выручка работающих предприятий в первую неделю составила 35,6% в сравнении с периодом до введения ограничений, во вторую неделю — 44,3%. Рост, в основном, показывают компании, связанные с торговлей автотоварами, стройматериалами и товарами для дачи, а также салоны связи и автосервисы.
По данным Тинькофф Банка, средний еженедельный оборот компаний малого и среднего бизнеса в первые три недели самоизоляции упал на 21%, сообщил РБК. Больше всего (на 63-78%) выручка упала у турагентств, в салонах красоты, саунах, в сфере организаций выставок и мероприятий и в розничной торговле одеждой.
Владелец компании Bosco di Ciliegi (200 магазинов одежды, а также салоны красоты, магазины косметики, ювелирные бутики, несколько торговых центров) Михаил Куснирович в интервью Forbes заявил, что нынешние условия приносят убытки его предприятиям в «миллиарды рублей каждый месяц».
«Бизнес был — сейчас бизнеса нет. Бизнес, наверное, будет. Какой может быть бизнес, когда все розничные магазины закрыты?.. У нас устойчивости хватает на два месяца карантина. Два месяца мы сможем работать в режиме простоя, никого не увольняя и сохраняя оклад работникам», — сказал Куснирович, отметив, что занялся теперь производством медицинских масок.
Руководитель одного из петербургских предприятий, попросив не называть его имени, рассказал, что был вынужден отправить 130 работников в отпуск за свой счет.
«Мы договорились с работниками, что они весь апрель посидят дома и мы им не заплатим. Май близится, открываться нам нельзя, платить сотрудникам нечем, и мы сейчас будем их увольнять. С учетом всех выплат, которые мы должны им сделать, нам потребуется около 14 миллионов рублей. Пока непонятно, где мы их возьмем», — рассказал он.
Тем немногочисленным сотрудникам, которые продолжают работать, урезали зарплату в среднем на 50% или больше. Например, охранники, получавшие около 50-60 тысяч рублей в месяц, сейчас работают за 25 тысяч. Сотрудники из числа руководящего звена, получавшие 100-150 тысяч, сейчас работают за 50 тысяч или меньше, но при этом выходят на работу не каждый день и многие вопросы решают из дома по телефону.
«Есть и другая проблема. Путин зачем-то объявил, что работники закрывшихся компаний должны быть отправлены в отпуск с сохранением зарплаты. А откуда нам взять деньги на зарплаты, если мы не работаем? Президент этого почему-то не объяснил. Но работники ходили с поднятыми головами, вдохновленные этими президентскими посланиями. И когда мы решили им не платить, в рабочей среде появилось определенное возмущение. Получилось, что Путин им наобещал того, что реально на большинстве предприятий невозможно», — сказал собеседник.
По данным опроса компании «Мегаплан» (разработчик ПО для управления бизнесом), 40,6% предприятий считают, что режим самоизоляции «убивает бизнес». Кроме того, 70% опасаются вероятности экономического кризиса в стране, 60,6% — сокращения зарплат, 58,5% — роста безработицы.
По мнению Александра Батушанского, малый бизнес получит «мощный удар».
«Значительная доля игроков на разных рынках либо исчезнет с рынка сразу, либо нарастит долги в таком объеме, что раньше или позже все равно уйдет с рынка. Это все будет происходить на фоне снижения платежеспособности населения, то есть в ситуации существенного падения спроса», — убежден он.
Эксперт считает, что через некоторое время в экономике произойдет масштабный передел многих рынков в пользу не эффективных участников, а лиц, имеющих доступ к государственной или банковской поддержке или к возможности добиться списания долгов с помощью административного ресурса.
«Не удивлюсь, если многие закредитованные торговые центры поменяют своих собственников уже в этом году», — отметил Батушанский.
Наверх