+1.15%
69.48
+0.24%
74.2924
-0.11%
89.9384
-0.35%
1.2106
-0.23%
1834.10

Eurasianet: Россия приоткрыла двери — таджики бросились к авиакассам

12 апреля, 11:20
109
Пешеходы идут по Патриаршему мосту в Москве
Компания, обладающая монопольным правом на продажу билетов, принадлежит дочери президента.
Икром, молодой человек 32 лет из Темурмаликского района на юге Таджикистана, продал свою корову за 10 тысяч сомони (883 доллара), чтобы собрать деньги на авиабилет в Москву. В прошлом году эта корова была единственным источником дохода для его семьи, включающей его родителей, жену и двоих детей. Продажа молока позволяла им кое-как сводить концы с концами.
Россия недавно чуть-чуть приоткрыла двери, и люди прибегают к отчаянным мерам, чтобы добыть денег на покупку дорогостоящих авиабилетов. Многие продают мебель, другие — драгоценный скот, прочие берут ссуды. На этом фоне компания, обладающая монополией на продажу авиабилетов, получает серьезные барыши. Эта компания принадлежит дочери президента Эмомали Рахмона.
В Таджикистане трудовая миграция носит сезонный характер. Весной люди (преимущественно мужчины) массово уезжают в Россию, а осенью возвращаются к своим семьям. Но в марте 2020 года, когда бесчисленные тысячи людей собирались в очередную поездку на север, на их пути встала пандемия. С тех пор пассажирское сообщение между двумя странами практически прекратилось, за исключением отдельных чартерных рейсов, от которых большинству трудовых мигрантов не было проку: на этих рейсах граждане РФ могли вернуться в Россию, а таджики — в Таджикистан, но не более того.
26 марта правительство России объявило о возобновлении регулярных рейсов в Таджикистан, а также ряд других государств, включая Узбекистан, Германию, Венесуэлу, Сирию и Шри-Ланку. Первые рейсы состоялись в апреле, но самолеты летают всего несколько раз в неделю. Поскольку до полного возвращения к нормальной жизни еще далеко, авиакомпании пользуются моментом. Сейчас рейсы осуществляют только таджикская авиакомпания «Сомон Эйр» и российская «Ютэйр».
Каждый день около 4 часов утра у единственной в Душанбе кассы, продающей билеты в Москву, начинает формироваться толпа в несколько сотен человек. Деньги, которые люди откладывали на авиабилеты в прошлом году, уже давно потрачены на жизнь, поэтому им приходится прибегать к отчаянным мерам, чтобы снова собрать необходимые средства. Сложнее всего тем, кто приехал в Душанбе из регионов в надежде купить билет. В столице они живут у родственников или знакомых, но это не может долго продолжаться.
«Ежедневно трачу около 70-100 сомони (6-9 долларов). Если в ближайшее время не удастся достать билеты, то деньги кончатся, — сказал Икром Eurasianet.org. — Как я могу вернуться домой с пустыми руками?» Многие залезают в долги. «Я взял взаймы 10 тысяч сомони (880 долларов) в [микрокредитном банке] Imon International, — сказал Eurasianet.org Суннат, стоявший в очереди у кассы. — Этих денег должно хватить на то, чтобы купить авиабилет и покрывать расходы в Москве, пока не получу первую зарплату». Еще один из стоявших в очереди сказал, что занял денег у соседа.
Примерно треть семей в Таджикистане зависит от средств, которые отправляют домой работающие за границей родственники. Пандемия нанесла удар, масштабы которого трудно оценить. По данным ЦБ РФ, объем денежных переводов физических лиц снизился на 835 миллиона долларов — 2,6 миллиарда долларов в 2019 году до 1,7 миллиарда в 2020-м.
Причина большого скопления людей у этой кассы в Душанбе заключается в том, что исключительным правом на продажу авиабилетов сейчас обладает только одна компания — Агентство воздушных сообщений. Чиновники никак не объяснили, зачем понадобилось вводить монополию. Согласно данным Налогового комитета РТ, компания принадлежит дочери президента Рахмона Тахмине Рахмоновой и ее мужу Зарифбеку Давлатову.
Когда стало известно о возобновлении полетов, транспортные регуляторы объявили, что билеты в оба конца будут продаваться по цене около 500 долларов: примерно 350 долларов за билет до Москвы и 150 долларов — в обратном направлении. Но, учитывая, что число желающих уехать в Россию исчисляется десятками (или даже сотнями) тысяч, цены, конечно, подняли.
Сразу расцвело взяточничество, зачастую в грубой форме. Когда корреспондент Eurasianet.org разговаривал с людьми, толпившимися у офиса Агентства воздушных сообщений, к ним подошел сотрудник милиции и предложил помочь — за 500 сомони (45 долларов). За эту плату он мог провести человека в здание в обход огромной очереди. В офисе компании, в который журналисту Eurasianet.org удалось попасть без взятки, представитель открыто продавал билеты по 8 тысяч сомони (700 долларов), что выше суммы, установленной правительством. «Мы продадим вам авиабилет по такой цене, потому что вы пришли без очереди», — сказал корреспонденту Eurasianet.org этот молодой человек.
Покупатели, надеющиеся купить билеты на рейсы Ютэйр, сообщили журналистам, что с них требуют плату, вдвое превышающую официально установленную цену. Простор для подобной наживы открылся потому, что люди в отчаянии. По словам Баходура, тоже пытавшегося купить билеты, если он не сможет улететь сейчас, то может потерять место и, как следствие, заработок за весь сезон. «Послушайте, есть только два регулярных рейса в неделю, так что улететь могут максимум 400 человек, — сказал Баходур Eurasianet.org. — А желающих — более 200 тысяч. Если как-нибудь сейчас не раздобуду билет, то когда мне еще представится такая возможность?»
Наверх