+0.76%
62.68
-0.01%
62.9679
-0.51%
70.6538
-0.50%
1.1221
-1.43%
1425.11

FAZ: там сумасшедшие русские буровики качают газ для Европы

18 февраля, 13:50
179
Нужно быть немножко сумасшедшим, чтобы работать в таком неприветливом месте. На вершине буровой платформы пар валит из всех щелей, но все равно большинство труб и шестеренок из-за температуры в минус 30 градусов покрыты слоем льда. Вдали, в темноте, просматриваются лишь две светлые точки, солнце исчезло уже вскоре после полудня. Искусственный свет прожекторов и оглушительный шум механизмов дополняют ощущение неуютности. Но, несмотря на все это, Владимир не может себе представить лучшего занятия, чем добыча газа. Этот 56-летний россиянин стоит на верхней платформе 30-метровой буровой вышки и улыбается в покрытые инеем усы. Он с гордостью сообщает, что за свою карьеру пробурил более 200 скважин.
Жизнь Владимира и его коллег в Восточной Сибири сурова. Буровики живут в непосредственной близости от вышек в простых бараках по несколько человек в одном помещении. Если нужно в душевую или туалет, приходится выходить на холод. Чтобы хотя бы не приходилось топать по снегу, над жилыми блоками натянут огромный тент. Работа идет в две смены по 12 часов. После четырех недель непрерывной работы буровики получают четырехнедельный отпуск, чтобы отдохнуть от напряжения.
80% рабочих мест в городе
Треть мировых запасов природного газа находится в России, а три четверти российского газа добывают в регионе вокруг Нового Уренгоя. Тот, кто в Германии пользуется газом для отопления или приготовления пищи, с большой долей вероятности получает газ из Восточной Сибири. Неофициальная газовая столица России Новый Уренгой возникла в 70-х годах буквально на пустом месте, после того как советские геологи за пару лет до этого приземлились на вертолете в тундре и открыли там самое большое месторождение природного газа в мире.
С течением времени все больше рабочих и просто молодых людей со всего Советского Союза приезжали в Приполярье. Коммунисты рассматривали строительство города как свой гражданский долг. Простые постройки первых жителей быстро уступили место блочным домам и улицам. Поселок буровиков за прошедшие с тех пор четыре десятилетия превратился в настоящий город с аэропортом. Более 110 тысяч человек живут, трудятся и учатся в Новом Уренгое. Отношение к газу тут имеют практически все. 80% рабочих мест в городе связаны с газодобычей. Газ обеспечивает жителям благосостояние. В Новом Уренгое люди, как правило, зарабатывают лучше, чем в остальной России. Это привлекает в Приполярье рабочих со всего мира.
Везде, где российский газ имеется в больших количествах, наверняка присутствует и газовый гигант Газпром. Для этого государственного концерна Новый Уренгой имеет стратегическое значение. Вот уже сорок лет он добывает тут газ. Но не только Газпром качает газ из замерзшей земли. Буровые установки есть тут и у германо-российского совместного предприятия «Ачимгаз». Оно принадлежит наполовину дочернему предприятию БАСФ (BASF) «Винтерсхалл» (Wintershall), наполовину — Газпрому. То, что российский газовый гигант рассматривает немцев как равноправных партнеров, — особый фактор, имеющий прежде всего практические причины. Поскольку в высоко залегающих и относительно легкодоступных слоях уренгойского месторождения добыча газа уменьшается, приходится бурить все глубже и глубже. Когда 15 лет назад был основан «Ачимгаз», у Газпрома еще не было необходимого опыта глубокого бурения.
Зима длиной в 248 дней
Ноу-хау компании «Винтерсхалл» позволяет «Ачимгазу» добывать газ на глубине почти в 4 тысячи метров. Благодаря этому компания может дойти до глубинных слоев ачимовского горизонта. Там газ залегает под высоким давлением и достигает температуры 100 градусов. К газодобывающей технике предъявляются особые требования. И хотя месторождение считается обычным, его приходится «стимулировать». Смесь воды и химикатов запрессовывается в породу, расщепляет ее и таким образом высвобождает газ. Бурение ведется не по вертикальной, а по S-образной траектории. Благодаря особому изгибу можно охватить все поле, объясняет заместитель генерального директора «Ачимгаза» Инго Нойберт (Ingo Neubert). Бурение одной скважины занимает два месяца. После открытия скважины буровую вышку ставят на платформу и перемещают на 70 метров. И все начинается заново. Месторождение должно давать газ еще 50 лет, говорит Нойберт во время нашего визита в Новый Уренгой, который стал возможным благодаря приглашению компании «Винтерсхалл».
Работа в Сибири требует от человека и техники особых качеств. Зима тут длится 248 дней. Температуры в минус 45 градусов — не редкость. В декабре и январе световой день длится всего пару часов. Водителям запрещено ездить в одиночку на буровые, потому что если с машиной по дороге что-то случится, это может стоить человеку жизни. Короткое лето также отдохновения не приносит. Хотя температура воздуха и поднимается до приятных 30 градусов, но оттаявшая почва превращается в огромное болото, и люди в Новом Уренгое страдают от гнуса. Поэтому не удивительно, что энергетические фирмы пытаются поддерживать в жителях города хорошее настроение. Большая часть инфраструктуры, в том числе крытые бассейны и досуговые центры, построена компаниями. Поддержку оказывают школам и детским садам.
Но трудности жизни сплачивают людей. Это подчеркивает и Инго Нойберт: «Настоящая дружба преодолевает все». По его словам, в Новом Уренгое можно добиться успеха только в том случае, если работаешь в команде. И это чувство товарищества типично для «Ачимгаза». Тот, кто работает в компании, — больше, чем просто сотрудник. Отождествление себя с фирмой здесь ярко выражено. Благодаря этому чувству преодолеваются и культурные различия. Здесь нет немцев и русских, здесь все сотрудники «Ачимгаза», говорит Нойберт. Компания добывает газ из земли с 2011 года. Пробурено приблизительно 100 скважин, в дело вложено 1,3 миллиарда евро. 28 миллионов кубических метров газа перекачиваются ежедневно по трубопроводу. Этим количеством можно снабдить газом 15 тысяч домохозяйств в течение года.
Дешевле, чем конкурентный сжиженный газ из Америки и Катара
Но не все идет так гладко в Новом Уренгое. Штрафные меры европейцев и американцев не прошли бесследно для газодобытчиков. Санкции и контрсанкции усложняют работу. Так, пришлось выстраивать новые цепочки снабжения, потому что определенные детали, например, трубы и вентили, которые раньше завозились из-за границы, оттуда поступать перестали. Эти изделия нужно заменять российскими, что не всегда беспроблемно. Но ситуация может еще больше осложниться. Угрозы американцев против проекта газопровода «Северный поток — 2» касаются и газа из Сибири.
Тем не менее все тут надеются, что русский газ будет и дальше поступать в Европу. И факты говорят об этом. Если верить аналитикам, то спрос на природный газ в Европе будет только расти. Это связано прежде всего с тем, что объемы добычи газа в Нидерландах и Великобритании в ближайшие годы значительно сократятся.
Но природный газ должен не только восполнить эти объемы, но и помочь коренному преобразованию энергетики. Газовые электростанции позволяют отказаться от непопулярного атомного электричества и вредного для климата угольного. Поэтому Германия станет более зависимой от зарубежных источников газа. Русский газ из Нового Уренгоя может частично решить проблему. Он дешевле, чем конкурентный сжиженный газ из Америки или Катара. Но и за Уралом всем ясно, что и у Нового Уренгоя без европейского рынка возникнут проблемы.
Будущее под тоннами песка
В Новом Уренгое хотят быть готовыми к миру с новой энергетикой. Германо-российское сотрудничество должно углубляться. Будущее сокрыто под огромной кучей песка, добраться до нее из Нового Уренгоя можно на вертолете за 20 минут. От резкого ветра у каждого выходящего из вертолета даже волоски в носу тут же покрываются инеем. Вдали усердно трудятся экскаваторы и бульдозеры. У Олафа Реетца (Olaf Reetz) загорелись глаза, и мы вновь ощущаем сумасшествие и азарт, во власти которых здесь находятся буровики. Немецкий инженер смотрит в бескрайнюю тундру и рассказывает о новых скважинах, которые предстоит пробурить.
Реетц работает в «Ачим девелопмент». Эта фирма, также германо-российская, насыпает тут тонны песка, чтобы освоить новые месторождения Нового Уренгоя. Но, в отличие от «Ачимгаза», «Винтерсхалл» здесь лишь миноритарий. На карте участки бурения носят официальные названия 4А и 5А. По словам Реетца, тут залегают 24 миллиарда кубических метров природного газа — это больше всего годового объема экспорта Газпрома в Европу.
Но пока добыча в этих местах — дело будущего. Сначала необходимо зимой насыпать дороги и зоны бурения, объясняет Реетц. В теплые месяцы года сделать это невозможно, большие и тяжелые машины увязнут в грязи. Когда же летом буровую установку, наконец, поставят, эти немного сумасшедшие буровики начнут выкачивать газ на поверхность.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх