+0.41%
73.88
-0.15%
63.7159
-0.19%
71.6976
-0.04%
1.1253
-0.12%
1273.40

Figaro: в немецком Лубмине готовы принять «Северный поток — 2»

10 апреля, 16:40
40
троительство газопровода в районе Любмина, Германия
В портовом киоске желающие могут получить информацию о «Северном потоке — 2». Компания открыла его, чтобы местные жители и яхтсмены знали о ходе строительства. Терминал российского газопровода находится всего в нескольких шагах от отеля. Несмотря на противоречия, ожидается, что строительство закончится в этом году. Этот проект практически расколол Европу и вызвал негодование США. Но здесь ничто не демонстрирует напряженности, даже граффити. «„Северный поток — 2“ ведет серьезную разъяснительную работу», — говорит Аксель Фогт (Axel Vogt), бургомистр Лубмина. «У этого проекта нет скандальной репутации, и он не окутан тревожной таинственностью», — утверждает Фогт. «В Лубмине нет „гражданской инициативы“ против „Северного потока — 2“», — говорит он, как бы подтверждая геополитические доказательства актуальности трубопровода.
Жителям небольшого городка Лубмин, в котором только что закрылась атомная электростанция, грех жаловаться. Нынешнее строительство для них просто манна небесная. Сейчас на строительстве занято около 400 человек. Профессиональный налог будет ежегодно приносить более миллиона евро. Но сначала надо закончить строительство. Между тем противники «Северного потока — 2» пообещали сделать все возможное, чтобы помешать России усилить свое влияние в Европе. Посол США в Германии пригрозил «санкциями» компаниям, участвующим в проекте, а кандидат на пост председателя Европейской комиссии от ХСС Манфред Вебер (Manfred Weber) пообещал «сделать все возможное, чтобы остановить проект». «Эта медийно-политическая риторика раздражает. Она несправедлива и однобока», — возмущается Фогт, обвиняя противников «Северного потока — 2» в том, что они хотят защитить свои собственные интересы. США хотят продавать сжиженный газ в Европу. Эта риторика явно убедила Акселя Фогта. Ни вторжение в Крым в 2014 году, ни поддержка режима Башара Асада в Сирии, ни дело Скрипалей не заставили его сомневаться. Интенсивное лоббирование проекта обеспечило Фогту поддержу сильных союзников в Германии.
Пока Европа пытается найти ответы на многочисленные вопросы, работа над «Северным потоком — 2» продвигается. Техника и рабочие заняты внешними работами. При диаметре в 1 метр 15 сантиментов каждый сегмент весит 27 тонн. Компрессорные станции готовы. После 1230-километрового подводного путешествия от российских берегов газ должен будет «сжаться» до 200 бар, прежде чем отправиться на европейский рынок. Но станция еще не подключена. У входа по направлению к морю видна наполовину закопанная траншея с двумя выходами трубопровода. Ржавые пластины перекрывают обе трубы.
«Северный поток — 2» идет по дну Балтийского моря вдоль первой нитки трубопровода «Северный поток». Он позволит Газпрому, энергетическому гиганту, контролируемому Кремлем, увеличить свои поставки газа в Европу на 55 миллиардов кубометров в год, тем самым удвоив пропускную способность «Северного потока» минуя Украину. Таким образом Газпром удовлетворит часть растущего спроса на газ в Европе. По предварительным оценкам, к 2035 году он будет на 120 миллиардов кубометров больше. Это проект астрономических масштабов: 8 миллиардов евро вложены Газпромом (50%) и пятью европейскими компаниями: австрийской «ОМВ» (OMV), французской «Эни» (Engie), голландской «Шелл» (Shell), немецкими «Юнипер» (Uniper) и «Винтерсхалл» (Wintershall), каждая из которых вносит 950 миллионов евро. Первые технико-экономические обоснования были проведены в 2012 году, а строительство началось в 2018 году. 68 км трубопровода были проложены в территориальных водах Германии. На другом конце из порта Нарва было проложено 800 километров. Европейские компании утверждают, что не боятся американских угроз: они инвестировали в этот проект уже давно и не попадают под санкции.
«Многие люди хотят блокировать проект и распространяют ложную информацию. Мы хотим показать, что этот проект выгоден», — говорит Штеффен Эберт (Steffen Ebert), руководитель отдела по связям с общественностью «Северного потока — 2». Благодаря более короткому пути этот трубопровод экономически гораздо более «выгоден» и «наносит меньше вреда окружающей среде, чем украинский трубопровод». При этом последний будут продолжать эксплуатировать. Сегодня через Центральную Европу проходит 93 миллиарда кубометров газа. «„Северный поток — 2“ не может заменить поставки через Украину, это математика», — говорит другой официальный представитель Йенс Мюллер (Jens Müller). В своих расчетах он забывает о строящемся и проходящем через Турцию газопроводе «Турецкий поток» (Turk Stream).
За тщательно выверенными речами и аргументами, на которые ссылаются многие эксперты, скрывается определенная стратегия. «Газпром и „Северный поток" отличаются от других компаний», — говорит датский журналист Йенс Ховсгорд (Jens Hovsgaard). Его книга «Газ, деньги и жадность: как Германия угрожает будущему Европы» только что вышла в Германии. В этой книге он описывает методы сторонников трубопровода для защиты своего проекта в Скандинавии — политическое давление, деньги Газпрома — чтобы заставить замолчать критиков проекта. «Представители „Северного потока" используют методы, достойные КГБ или Штази. Метод кнута и пряника», — пишет журналист.
В Германии компания задействовала колоссальные средства, чтобы защитить свой проект. «Это была стратегия лоббирования на местном и национальном уровне», — отмечает специалист по России из немецкого общества внешней политики Штефан Майстер (Stefan Meister). «Северный поток — 2» воспользовался русофильскими настроениями в бывшей Восточной Германии и сначала установил связи в земле Мекленбург-Передняя Померания. Премьер этого переживающего упадок региона Мануэла Швэзиг (Manuela Schwesig) без колебаний отстаивает проект. «У нас особые отношения с Россией», — недавно заявила она в надежде привлечь инвестиции. «Северный поток» играет роль мецената. Так, например, предприятие спонсирует экономические Дни России в Ростоке.
Бывший канцлер Герхардт Шрёдер, который вошел в руководство Газпрома после поражения на выборах в 2005 году и занимает пост председателя совета директоров с 2017 года, был звездным гостем первой встречи в 2014 году. «Шрёдер сыграл важную роль в проекте «Северный поток — 2», — продолжает Штефан Майстер. Связи бывшего канцлера распахнули перед компанией двери Германии. Два его соратника по демократической партии, бывшие министры Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) и Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), поддерживали проект в годы работы в правительстве. «„Северный поток — 2" в интересах Германии», — заявил в декабре 2015 года Зигмар Габриэль, занимавший в тот момент пост министра экономики. Такая позиция уже тогда вызывала беспокойство европейцев.
«Северный поток» установил связи не с одной частью политического спектра. Так, он заручился услугами влиятельного лоббиста из числа консерваторов: речь идет о Фридберте Пфлюгере (Friedbert Pflüger), руководителе консалтинговой компании и бывшем депутате от ХДС. С 2010 года он стремится навести мосты между «Северным потоком» и Бундестагом, а также основал Европейский центр энергетической и ресурсной безопасности при Королевском колледже Лондона, который выпускает благосклонные к российскому проекту аналитические материалы по энергетической политике.
Канцлер Ангела Меркель тоже проявила немалый прагматизм и позволила с легкостью себя убедить: незадолго по предложения по «Северному потоку — 2» она приняла решение отказаться от ядерной энергетики. Германии будут нужны другие источники энергии. В настоящий момент на страну приходится 23% всего европейского импорта газа. Поэтому «Северный поток» выгоднее для Германии, чем для всех остальных. «Потребность в газе у BASF больше, чем у страны вроде Дании», — отмечают в «Северном потоке». В этой связи Меркель на протяжение многих лет подчеркивала, что «Северный поток» — «экономический проект». Кроме того, канцлер предполагала использовать его как дополнительный рычаг давления на Москву, которая стала зависимой от европейского рынка. Но обострение отношений России и Запада заставило ее яснее представить себе ситуацию. На фоне изоляции в Европе и всеобщей критики (в том числе со стороны Франции) Меркель была вынуждена признать существование «политической» составляющей газопровода, хотя она не отказалась от «Северного потока — 2» и рассматривает его как последнюю связь России с Европой. «Этот проект больше не вызывает особого энтузиазма в немецком правительстве, но там считают, что выйти из него уже нельзя. Это повлекло бы за собой сильнейший политический ущерб в отношениях с Россией», — объясняет Штефан Майстер.
«Северный поток — 2» преодолел практически все препятствия. Финляндия, Швеция и Германия уже давно дали добро на его реализацию, однако Дания все еще сопротивляется. В конце марта Копенгаген потребовал от компании рассмотреть возможность третьего маршрута газопровода в своей экономической зоне. Компания в свою очередь заверила, что уже ответила на «технические и экологические вопросы». Завершение проекта, возможно, и будет отсрочено, но в немецком Лубмине все уже готово для окончательного подключения.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх