+0.58%
67.62
-0.66%
63.9130
+0.08%
70.3864
+0.08%
1.1013
+0.02%
1498.81

Forbes: что происходит в случае банкротства российского банка

26 февраля, 12:20
255
ЦБ ввел в
Капитализму в России четверть века, но инвесторы до сих пор не чувствуют себя в безопасности. Споры между акционерами в этой стране легко могут уничтожить компанию.
России пока не удалось создать надежную систему защиты инвесторов от мошенничества с ценными бумагами. Мошенничеством зачастую занимаются владельцы новых банков, которые используют запутанные оффшорные схемы и коррумпированную систему российской юстиции, часто защищающую их от возмущенных клиентов.
49-летний Дмитрий Ананьев и его 54-летний брат Алексей являются типичными постсоветскими бизнесменами. Они открыли банк, а потом сделали так, чтобы исчезли многомиллионные накопления их самых лояльных клиентов. Теперь они расплачиваются за это.
История братьев типична для многих российских миллиардеров. Они увидели благоприятные возможности, которые появились с разрушением централизованной плановой экономики и с появлением частного предпринимательства. Они занимались чем угодно, от информационных технологий, создав компанию «Техносерв», до недвижимости. Они стали миллиардерами из списка «Форбс» и до сих пор ими остаются.
Для финансирования своих компаний братья в 1995 году открыли банк («Промсвязьбанк», или ПСБ). За восемь лет он вошел в число 15 ведущих банков России. В 2004 году они открыли отделение в Пекине. В 2007, 2009 и 2010 годах они получали отраслевые награды в России. К тому времени у них было 10 тысяч сотрудников.
«Промсвязьбанк» пережил два кризиса: кризис рубля в 1998 году и санкционный кризис в 2014-м. Но он не пережил требование российского Центробанка о рекапитализации по причине плохого управления. Согласно судебным документам, ПСБ ссудил миллионы долларов различным компаниям (связанным с ним и не связанным), а они эти деньги не вернули. То есть, банк выданные кредиты не получил. В России идет следствие в попытке выяснить, не были ли эти кредиты мошенническими.
Клиентам ПСБ из высшей лиги принадлежат ценные бумаги на 250 миллионов долларов, выпущенные компанией «Питерс Интернешнл» (Peters International), которую братья Ананьевы создали на Каймановых островах для привлечения средств. Гарантом по эмиссии выступили фирмы «Питерс Интернешнл Н.В.» и «Промсвязь Капитал Б.В.», причем «Промсвязь Капитал» был акционером в другом банке Ананьевых «Возрождение», который теперь принадлежит банку ВТБ.
У лишившегося контроля над созданными им банками Дмитрия Ананьева были заморожены активы на сумму более 28 миллионов долларов. Лондонский суд выдал распоряжение о заморозке активов 20 июля 2018 года. Новые инвесторы в количестве 24 человек, владеющие кредитными нотами ПСБ со сроком погашения два года, захотели, чтобы их тоже включили в исковое заявление, добавив к списку из девяти истцов. Они надеются, что коммерческий суд Лондона отдаст точно такое же решение о заморозке, как и раньше.
Инвесторы хотят, чтобы суд арестовал активы на 11,5 миллиона долларов и 5,4 миллиона евро, что соответствует сумме их инвестиционных потерь. Согласно слухам, будут и другие иски.
Если суд примет решение по этому спору в пользу инвесторов ПСБ, это будет случай мошенничества более серьезных масштабов, чем дело, заведенное против американского частного инвестора Майкла Калви, учредившего в Москве фонд частных капиталовложений «Бэринг Восток Кэпитал Партнерс».
Российские инвесторы нацелились на банк миллиардера, который он потерял.
Адвокаты Ананьева в Лондоне хотят, чтобы это дело было закрыто. По их словам, новые инвесторы, как и предыдущие девять, не могут подавать иски в британский суд. Проблема в том, что братья владели банками через холдинговые компании, зарегистрированные в Британии.
Проблемы последнего иска с юрисдикцией распространяются на все дополнительные меры по замораживанию активов Ананьева.
Особо важные клиенты «Промсвязьбанка» заявили, что «Питерс Интернешнл» и «Промсвязь Кэпитал» на Британских Виргинских островах выступали в качестве агентов, а «Питерс Интернешнл Инвестмент Н.В.» была гарантом. Основанием для этого заявления являются судебные документы о финансовых операциях, в которых фигурирует название этой фирмы. Они говорят, что две фирмы были со-гарантами по кредитным нотам ПСБ.
«Питерс» считается центральной фирмой в корпоративной структуре братьев Ананьевых. Она была тем инструментом, посредством которого братья уводили деньги из краткосрочных ценных бумаг, предложенных особо важным клиентам.
В 2014 году в Британии были созданы две британские холдинговые компании: «Ургула Платинум» (Urgula Platinum) и «Антрацит Инвестмент Лимитед» (Antracite Investment Limited).
В пресс-релизе ПСБ, размещенном на сайте банка 18 июня 2014 года, говорится, что единственным держателем акций «Антрацита» является Алексей, а единственный акционер «Ургулы» — Дмитрий. По поводу того, распространяется ли на эти компании действие британских законов, в пресс-релизе говорится следующее:
В Британии действуют все директивы ЕС (в том числе, относящиеся к законам об отмывании денег и контртерроризме, о раскрытии информации, о защите прав инвесторов, о корпоративных стандартах, о выполнении рекомендаций ОЭСР), защищающие интересы ПСБ и инвесторов ПСБ.
Британские компании были созданы не в целях снижения налогового бремени, а в большей степени для того, чтобы перевести бизнес братьев в Европу, поскольку меры защиты инвесторов из ЕС действуют в британских судах. Через эти холдинговые компании братья владели 88% ПСБ.
Открыв британские холдинги, Ананьевы попали в западню собственного производства. Из-за места их регистрации на них распространяется британская юрисдикция, британские законы и нормы.
Находящиеся в России инвесторы хотят, чтобы эта история с оказавшимися в беде банкирами никоим образом не отразилась на них. Один менеджер московского хедж-фонда сказал мне неофициально по поводу нового дела, которое начнут рассматривать в Лондоне 25 февраля: «Мы ничего не знаем, и знать не хотим».
Не имеющие отношения к ПСБ американские инвесторы говорят, что в российской банковской системе наведен порядок.
ПСБ — не единственный банк, который впал в немилость. Но в этом банке большинство инвесторов выступают с нападками на бывших собственников. Никто не хочет говорить о том, насколько плох деловой климат в России сейчас и прежде. Кое-кто заявляет, что настроения бизнеса в стране улучшаются. Агентство «Мудиз» (Moody's) в этом месяце дало России рейтинг инвестиционного уровня. Инвесторы там с нетерпением ждут хороших новостей.
Председатель Правления ПАО "Промсвязьбанк" Дмитрий Ананьев на форуме организации "Опора России"
«Если вы хотите купить облигации или инструменты с фиксированной доходностью российского банка, то в первую очередь встает вопрос о том, кто владельцы, как на них смотрит Кремль, и как их расценивают зарубежные суды. Планка установлена очень высоко, — говорит менеджер облигационного фонда „Ти-Ай-Эй-Эй Инвестментс" (TIAA Investments) Кэтрин Ренфрю (Katherine Renfrew). — Если посмотреть на 2012 год, тогда в России было свыше 900 банков, а сейчас осталось около 500. Центральный банк очень строг в отношении средних и небольших кредитных организаций типа ПСБ, и наводит там порядок. Это хорошая тенденция».
Ее слова подтверждают все иностранные инвесторы в России.
Но это негативно отразилось на десятках клиентов ПСБ и на братьях-миллиардерах, которые обвиняют ЦБ в захвате, заявляя о том, что именно он виновен в их аварийной посадке, поскольку банк запретил все операции на сумму более миллиона рублей в месяц. Центробанк на просьбу дать комментарии не откликнулся.
Деньги, чтобы их тратить
Особо важные клиенты ПСБ говорят, что представители банка за несколько месяцев до решения ЦБ о санации рекомендовали им приобретать кредитные ноты краткосрочного займа с доходностью свыше 5% в долларах и евро. Это как раз те бумаги, доходы по которым не выплачиваются. Братья Ананьевы якобы использовали эти деньги для поддержки других компаний, которым не хватало капитала. Инвесторы говорят, что им давали гарантии, однако, как оказалось, эти гарантии ничего не стоят, и на бумаге их никто не излагал.
48-летний Евгений Артамонов является одним из таких российских инвесторов, которые предъявили претензии. У него двое детей. Он женат. Сотрудничать с ПСБ он начал в 2015 году. В судебных документах указывается, что Артамонов был VIP-клиентом, и представитель банка в апреле 2017 года предложил ему кредитные ноты. В одну эмиссию он вложил как минимум 100 тысяч долларов, а во вторую 100 тысяч евро. Это минимальная сумма для соответствующих требованиям инвесторов. Сделку зарегистрировали в июле. Спустя пять месяцев ЦБ санировал ПСБ. После этого представители ПСБ дали ему и другим вкладчикам указание продать кредитные ноты с убытком. Артамонов оформил продажу, но деньги так и не получил.
Согласно регистрационным записям о финансовых операциях, которые были представлены в суд в качестве улик, другие инвесторы вкладывали по миллиону долларов в долларовые векселя и по миллиону евро в евровекселя. Каждый вкладчик получил по одному купонному платежу на каждый выпуск в октябре 2017 года. Это была первая и единственная выплата. Основная сумма вкладов ушла.
Адвокаты 24 новых инвесторов говорят, что Ананьевы использовали очень крупные суммы этих вкладчиков к собственной выгоде, проводя их через компании «Финтейлор» (Fintailor), «Питерс» и прочие юридические лица.
«Изменилось только то, что Дмитрий Ананьев выплатил суду деньги в ответ на первое постановление о наложении ареста на денежные средства, — написал в своем заявлении от 2 октября 2018 года лондонский адвокат российских вкладчиков Эндрю Джон Форд (Andrew John Ford), работающий в фирме „Липман Карас" (Lipman Karas). — Это в лучшем случае нейтральный фактор. — Та скорость, с которой Дмитрий Ананьев сумел перевести значительную денежную сумму, предположительно со счетов своих холдинговых структур, подчеркивает, что при желании он может легко перемещать свои средства».
Согласно судебным документам, деньги переводили из клиентских банков ПСБ через оффшорные компании, в которых контрольный пакет принадлежал Ананьеву.
Юридическая фирма «Скадден» (Skadden) никогда не комментировала это дело. Но появилось множество судебных документов, и началась активная переписка между двумя противоборствующими юридическими командами, которая многое изменила. Теперь «Скадден» постарается доказать, что распоряжение об аресте счетов неприменимо к Дмитрию.
В октябре эта фирма подала заявление в суд, попытавшись разблокировать миллионы Дмитрия, замороженные по первому судебному распоряжению. Юристы заявили, что поскольку он проживает не в Британии, а на Кипре, возбуждать дело против него надо было там. Более того, они говорят, что как минимум одна компания, против которой возбуждено дело («Финтейлор»), не зарегистрирована на имя Ананьевых.
Сотрудник банка за работой в офисе Промсвязьбанка на Кутузовском проспекте в Москве
Российский Центробанк заявил, что банковские счета «Финтейлор» использовались для хранения средств, незаконно уведенных из ПСБ до начала санации. «Финтейлор» также осуществляла операции с «Питерс Интернешнл», подготовив почву для связей с Ананьевыми, о чем свидетельствуют документы суда.
Из передовиков в банкроты
Крах ПСБ стал катастрофой для всех. Учредители ПСБ в довольно короткие сроки создали один из самых важных системообразующих банков в России. Пока «Промсвязьбанк» не перешел под управление Центробанка во избежание банкротства, он занимал восьмое место в стране по вкладам физических лиц и пятое по объемам кредитов для малых и средних предприятий. Банк устойчиво развивался из года в год, начиная с 2001 года.
В 2012 году у него возникли некоторые проблемы с ликвидностью. Он отказался от планов первичного размещения акций. Но ПСБ был не одинок. Тогда было трудно очень многим российским банкам. В ЦБ РФ зазвучал сигнал тревоги.
Центральный банк обнаружил, что в кредитном портфеле «Промсвязьбанка» большое количество рискованных инвестиций и просроченных займов.
Перед тем как Банк России ввел в ПСБ временную администрацию, братья Ананьевы организовали продажу и обратный выкуп 20% акций своего банка, чтобы увести из него значительные суммы до его фактической национализации. Как показывают судебные документы, деньги могли быть переведены на Кипр.
Незадолго до этого сотрудники ПСБ уговорили многих VIP-клиентов обменять свои вклады на кредитные ноты ради безопасности. Адвокаты российских вкладчиков говорят, что Дмитрий и Алексей сознательно исказили картину финансового состояния своей бизнес-империи, продавая эти ценные бумаги.
Империя дала усадку.
Кипрская инвестиционная фирма Ананьевых «Постскриптум Капитал» (Postscriptum Capital) после появления распоряжения об аресте активов по всему миру аннулировала свою инвестиционную лицензию. Эта фирма использовалась для осуществления операций между всеми финансовыми предприятиями, которыми владели Ананьевы, включая ПСБ и «Питерс Интернешнл».
Ананьевы продали все свои связанные с этим бизнесом компании. «Техносерв», которая сегодня входит в первую пятерку фирм информационных технологий, находится под контролем банка ВТБ.
Санация таких банков как ПСБ расценивается положительно.
«Я встречался с (руководителем российского Центробанка) Эльвирой Набиуллиной в 2017 году, когда все это происходило, и она по-деловому объяснила свои действия, — говорит работающий в России инвестор Филип Торрес (Phillip Torres), возглавляющий отдел развивающихся рынков управляющей компании „Эгон" (Aegon). — Российская банковская система вышла из-под контроля, а олигархи создали собственные банки для заключения особых сделок и для производства выплат своим друзьям через вкладчиков. Очевидно, что эти банки со слабым регулированием ведут к катастрофе. Набиуллина посмотрела на все это и решила, что пора это дело прикрыть. Я думаю, что это хороший план, и что они делают хорошую работу».
Дмитрий Ананьев заявляет, что он стал жертвой печальных обстоятельств. По его словам, ПСБ никак не мог заплатить своим вкладчикам из-за жестких требований по капиталу и временной заморозки средств, которые они могли бы потратить в преддверии санации.
«За последние несколько месяцев я получил такие судебные иски и такие удары по своей репутации, каких и представить себе не мог, — написал он в своих свидетельских показаниях, представленных в лондонский суд 26 октября. — В Москве юристы устроили целую презентацию для инвесторов, пытаясь убедить их подать на меня в суд (речь о бывших клиентах ПСБ). Вся эта ситуация крайне возмущает меня и причиняет большой стресс. С того момента как ЦБ объявил санацию, мои полномочия как председателя совета директоров приостановлены. Я потерял дело всей своей жизни и лишился компании, которую мы с братом создавали и развивали 20 лет».
Дмитрий стал главной мишенью для нападок инвесторов. Он приобрел принадлежавший Алексею остаток акций той компании, которую они создавали вместе. Дмитрий живет на Кипре вместе с женой и тремя детьми.
По словам Ананьева, все кредитные ноты, которые VIP-клиенты покупали раньше, дожили до срока погашения и были оплачены с процентами. 33 пострадавших клиента по российским законам являлись «квалифицированными инвесторами» и должны были знать, что риск потерять вклады был вполне реален.
На этой неделе лондонский суд решит, каковы шансы у этих инвесторов вернуть свои деньги.
В июле 2018 года судья Сара Кокерилл (Sara Cockerill) назвала британские холдинговые компании «вторым я» Дмитрия и Алексея Ананьевых. В октябре 2018 года она начала охоту на другого миллиардера, вернее, бывшего миллиардера. На сей раз это был пивной магнат и руководитель авиакомпании «Кингфишер» (Kingfisher) индиец Виджай Малья (Vijay Mallya). Суд отдал ему распоряжение продать парк роскошных автомобилей, включая «Майбах» 2012 года и два «Феррари», чтобы расплатиться с долгами в Индии.
Глядя на то, как Кокерилл приняла это решение, и как легко она расправляется с иностранцами, хранящими деньги в британской финансовой системе и на британской земле, вполне можно предположить, что Дмитрий на этой неделе получит еще один удар в виде распоряжения об аресте счетов.
В суде второго округа Нью-Йорка рассматривается дело об американских банках, обладающих информацией о финансовых операциях между двумя сторонами.
Дело Ананьевых по масштабам гораздо меньше, чем дело американского бизнесмена Берни Мэдоффа (Bernie Madoff), который украл миллиарды у четырех с лишним тысяч клиентов, но разница лишь в масштабах, а не по существу, сказал один из московских инвесторов, принявший участие в коллективном иске.
По словам адвокатов истцов, после 2012 года, когда компания теряла деньги, учредители банка сделали упор на своих особо важных клиентах, чтобы остаться на плаву.
Иностранные инвесторы не хотели падения ПСБ, видя, как обанкротились сотни банков. Пыль до сих пор не осела. Но они смотрят на это дело издалека, и когда взрывается российский банк, для них главное, чтобы все хорошо закончилось. И в этом плане они вполне довольны тем, как уполномоченные органы Центробанка ведут работы по разминированию.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх