+0.71%
42.29
+0.00%
77.6319
+0.20%
91.1631
+0.20%
1.1743
+0.38%
1898.05

Главред: Украина играет с МВФ в «верю — не верю»

2 апреля, 12:00
170
Табличка с логотипом Международного валютного фонда на стене здания МВФ
Когда-то в бурные годы я общался с представителями Евросоюза, а именно — Еврокомиссии. В разговоре они отметили, что ожидают от Украины принятия целого ряда законов. Тогда я заметил: «Эти законы никогда не будут исполняться». На что мне было сказано: «Вы принимайте! А рано или поздно законы начнут действовать».
На этом основании европейцы и американцы считают, что, если украинским парламентом закон принят, то его выполнение становится только вопросом времени.
Это же касается и законов, принятых Верховной радой тридцатого марта, так сказать, ради МВФ: «антиколомойского» закона и закона об открытии рынка земли. Хорошие они или плохие — это поле для дискуссий.
В любом случае, закон о земле надо было принимать, это однозначно. Он нужен. Но, говоря о принятии закона о рынке земли именно сейчас, под давлением МВФ, в наиболее критической ситуации, вспоминаются суждения о том, что одно дело — это любовь, а другое — любовь по принуждению. В данной ситуации мы как будто бы сделали доброе дело, но, когда это произошло под давлением и принуждением, возникает много вопросов…
Закон о банках, который очень хитро назвали «антиколомойским», на самом деле регламентирует деятельность не только Приватбанка, но и остальных банков. В этом законе есть немало моментов, на которые стоит обратить внимание, в частности, из-за этого закона Украина фактически теряет принцип верховенства собственных судов в банковской сфере. То есть теперь украинские суды не смогут регламентировать целый ряд моментов, связанных с деятельностью банков. Это подрывает и суверенитет Украины, и доверие к украинским судам как таковым.
По моему мнению, к закону о банках имеются более существенные замечания, чем к закону о земле.
К тому же, принятые по требованию МВФ законы в будущем вполне могут быть оспорены в Конституционном суде. Причем не столько земельный закон, хотя при его принятии было также много нарушений, которые могли бы стать основанием для обжалования, сколько «банковский закон», поскольку из его содержания следует немало нарушений прав человека. Более того, «банковский закон» в определенных пунктах даже противоречит понятиям национальной безопасности Украины.
Не исключаю и того, что принятие этих законов является лишь хитростью нашей власти, на которую она пошла, чтобы получить деньги от МВФ, а, получив их, законы просто обжалуют в КС и отменят. Это в украинских традициях, и мы неоднократно видели подобные примеры.
Конечно, МВФ, увидев движение в данном направлении, просто не даст Украине следующий транш. Но Фонд, по сути, выделяет деньги, которые пойдут на погашение предыдущих долгов перед ним же самим. Да и не заинтересован МВФ в том, чтобы Украина объявила о дефолте и потому на многие вещи он будет закрывать глаза.
Идет игра в «верю — не верю» между Украиной и МВФ. Фонд говорит: «Давайте вы выполните наши условия, а мы — дадим вам деньги. Вы же верите, что мы дадим вам деньги?». Украина соглашается и говорит: «Хорошо, давайте нам деньги, а мы, в свою очередь, примем нужный закон. Вы же верите, что мы его примем?». На самом деле при этом каждая из обеих сторон понимает, что другая легко может «кинуть» и обмануть. Ведь вся история отношений Украины и МВФ — это история двух недоговороспособных сторон.
Наверх