+0.26%
72.40
-0.08%
72.8912
-0.14%
86.4307
-0.06%
1.1858
+0.19%
1816.90

Государство заберет биткоины: в РФ начнут изымать цифровые активы преступников

7 июля, 22:00
66
На конференции руководителей прокуратур европейских государств в Санкт-Петербурге генпрокурор Игорь Краснов сообщил, что в России начнут изымать цифровые активы в рамках уголовных дел. Он напомнил, что в июле прошлого года был принят федеральный закон №259-ФЗ о цифровых активах, который стал значимым шагом в борьбе с использованием криптовалют в криминальных целях. Теперь ведется работа по приведению текущего уголовного законодательства в соответствие с новыми нормами.
«Это позволит применять ограничительные меры и конфискацию в отношении виртуальных активов», – приводит его слова ТАСС. Краснов также заметил, что
криптовалюта стала фигурировать в коррупционных делах, в том числе в качестве взяток.
Каким именно образом российские власти собираются конфисковать цифровые активы, генпрокурор не рассказал. По словам экспертов, есть несколько способов.
Один из них — перевод на кошелек финансовых госструктур в добровольном порядке по решению суда. Но такой способ является наименее реальным, рассказали «Газете.Ru» в Group-IB.
Второй путь — изъятие SSID-фразы или логина и пароля как при оперативно-розыскных мероприятий, так и по решению суда.
Еще один вариант — заморозка средств на регулируемых криптобиржах, которые имеют регистрацию в российской юрисдикции, и последующий перевод в госструктуры по официальному запросу.

Как у них

Идентифицировать биткоины с определенным лицом не так уж и сложно — их транзакции не анонимные, рассказывает управляющий партнер юридической фирмы «Селютин и партнеры» Александр Селютин «Газете.Ru».
«В Европе и США уже применяются специальные программы, созданные для контроля транзакций, которые связывают открытые ключи шифрования с идентифицированными лицами в интернете, — говорит он. — Однако не все на практике так легко и понято».
Криптовалют много, и некоторые из них контролировать в принципе невозможно — например, Monero. И поскольку интернет — сеть децентрализованная, единого контроля поступления криптовалюты и доступа к ней быть не может.
Правоохранителям остается только производить конфискацию криптовалюты методом изъятия секретных ключей, что тоже сложно, так как это могут быть цифры, которые человек держит в голове.
В западной практике случаев конфискации довольно много, и все они однотипные: конфисковывали прозрачные биткоины, ключи шифрования к которым пользователи хранили на компе или доступных носителях, рассказывает Селютин.
Так, еще в 2018 году Минюст США изъял $17 млн в биткоинах и других криптовалютах у двух даркнет-наркоторговцев из штата Мэриленд. В том же году были конфискованы $9 млн в криптовалюте, принадлежавшие владельцу даркнет-рынка AlphaBay Александру Казесу. Иной способ использовала полиция Великобритании. В том же году она изъяла 295 биткоинов в деле о наркоторговле, переведя их на специально созданный криптовалютный кошелек. Затем криптовалюту обменяли по действующему курсу на международной криптовалютной бирже на 1,2 млн фунтов стерлингов.
«Даже в УПК Белоруссии уже есть упоминание о криптовалюте (ст. 132 УПК РБ)», — отмечает Селютин. Однако он уточняет, что
все удачные примеры конфискации криптовалюты проводились одним способом: у полиции или у других правоохранительных органов был доступ к ключам шифрования, которые находили на физических носителях (USB, компьютере).
«Если правоохранители выявляют факт получения криптовалюты в связи с совершением преступления, и у них нет ключей шифрования, так как они хранятся на сервере, к которому нет доступа, то возникает тогда вопрос: каким образом будет получен этот доступ? На данный момент такой практики нет», — говорит эксперт.

Как у нас

Главная проблема конфискации криптовалют в России заключается в том, что они не признаны законодательством,
выразил мнение в беседе с «Газетой.Ru» основатель и СЕО консалтинговой группы vvCube Вадим Ткаченко. Несмотря на закон «о цифровых активах», его действие распространяется на юридических лиц, которые подпадают под российскую юрисдикцию и состоят в реестре операторов информационных систем ЦБ.
Поэтому требование правоохранительных органов о раскрытии данных у стороннего юридического лица, зарегистрированного не по законам РФ, исполняться могут по желанию.
Но если даже удастся наложить арест на криптосчета за границей, то криптовалюты необходимо где-то аккумулировать и хранить — по закону какого государства это будет делаться, не понятно.
Еще один вопрос — по какому курсу будет рассчитываться стоимость криптовалюты, ведь зачастую от этого зависит тяжесть преступления.
Ключевая проблема крипторынка в том, что значительная его часть остается «невидимой» для регулятора и, следовательно, неподконтрольной, соглашаются эксперты. «Источник этой проблемы не столько в законодательстве, сколько в относительной новизне крипторынка и отсутствии практики работы государственных органов с криптоактивами», — рассказал «Газете.Ru» юрист Forward Legal Олесь Груздев.
«Поскольку цифровые активы в законе «Об исполнительном производстве» признаются имуществом, они будут продаваться с публичных торгов, равно как и ценные бумаги, драгоценности и иное имущество»,
— пояснил он.
С высокой долей вероятности орган принудительного исполнения либо сам, либо через посредников должен будет обеспечить реализацию цифровых активов на криптобиржах.
В Федеральной службе судебных приставов (ФССП) отказались комментировать эту тему «Газете.Ru».
В перспективе нельзя исключать, что государство может инициировать создание своей площадки для принудительной продажи криптовалют, отмечает Груздев.
«Поскольку зарубежный крипторынок не вполне урегулирован, а в некоторых правопорядках криптовалюта все еще не признается оборотоспособным объектом, едва ли в настоящее время можно говорить о сформировавшейся мировой практике принудительной продажи криптовалют»,
— подчеркивает он. И несмотря на все проблемы, юристы уверены, что институт по конфискации криптовалют вводить все же необходимо.
close
Наверх