+0.76%
62.68
-0.01%
62.9679
-0.51%
70.6538
-0.50%
1.1221
-1.43%
1425.11

Handelsblatt: ОПЕК все больше превращается в пропутинский картель

2 июля, 12:20
81
Нефтяная скважина в Бахрейне
Когда Владимир Путин в субботу предстал перед теле- и фотокамерами в японской Осаке, он всем дал понять, кто является главным человеком в глобальном нефтяном бизнесе. По его словам, он договорился с кронпринцем Саудовской Аравии Мохаммедом бин Салманом о том, что обе страны будут и дальше ограничивать добычу нефти на нынешнем уровне. «На какое время — об этом мы пока думаем, на шесть или на девять месяцев. Скорее всего, на девять месяцев», — заявил российский президент.
Путин и МБС, как коротко называют кронпринца Саудовской Аравии, самостоятельно приняли решение, которое Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и страны, не входящие в ОПЕК во главе с Россией, известные как ОПЕК+, намеревались принять в понедельник и вторник в Вене. Правда, доверенное лицо Путина, российский министр энергетики Александр Новак, сказал, что лишь во время сессии ОПЕК будет решено, присоединятся ли к этому решению нефтяной картель и другие государства. Однако то, что другие члены ОПЕК пойдут против двух самых главных экспортеров нефти — Саудовской Аравии и России — маловероятно. Варианты возможны лишь относительно продолжительности срока ограничения добычи, но и в этом вопросе российский президент уже обозначил четкие границы.
Заключенная на G20 сделка показывает: когда-то всемогущему концерну грозит опасность стать тенью самого себя. Важные решение принимают два самых могущественных члена ОПЕК+, то есть Саудовская Аравия и Россия, и делают они это в последнее время в ходе двухсторонних переговоров. ОПЕК следит теперь только за тем, чтобы все другие члены организации придерживались обговоренных лимитов.
Кроме того, картель из-за уменьшающейся доли на рынке находится под колоссальным давлением. Впервые с 1991 года доля ОПЕК в мировой добыче нефти упала ниже 30 %. Главная причина этого — бум в сланцевой нефтяной индустрии США. Но вместе с Россией, Мексикой и восьмью другими государствами, объединившимися в альянс ОПЕК+, картель все-таки выходит на долю в рынке почти в 50 %.
Еще в декабре 2018 года проявилось, насколько остро ОПЕК нуждается в России. Тогда государства ОПЕК+ договорились о снижении добычи нефти. Она была сокращена на 1,2 миллиона баррелей нефти в день (один баррель равен 159 литрам). На ОПЕК приходилось две трети сокращенного количества, на страны, не входящие в ОПЕК — одна треть. Самые большие сокращения выпали тогда на долю Саудовской Аравии и России. Только так альянсу ОПЕК+ удалось стабилизировать цену на нефть, которая в то время сильно сползла вниз.
В конце июня срок действия сделки закончился. Большинство рыночных аналитиков заранее ожидали, что установленные ограничения добычи будут продлены. Но в то же время многие эксперты рассчитывали на то, что лимиты добычи будут действовать только до конца года. И то обстоятельство, что они по требованию российского министра энергетики Новака сохранятся и всю зиму, может подстегнуть цену на нефть.
С начала этого года цена на нефть сильно колебалась. Сначала в период с января по конец апреля она поднялась с 55 долларов до более 75 долларов. Затем последовал обвал до уровня почти в 60 долларов. После инцидента с танкерами в Ормузском проливе в середине июня она вновь пошла вверх. В конце прошлой недели один баррель марки «Брент» остановился на отметке 66,55 доллара.
Конфликт между США и Ираном остается фактором риска
Дальнейшую поддержку цене на нефть может оказать сближение между президентом США Дональдом Трампом и его китайским коллегой Си Цзиньпином в торговом споре двух их стран. После встречи обоих руководителей на полях G20 Трамп сказал, что заявленные пошлины на китайские товары в объеме 300 миллиардов долларов пока не будут подняты. Благодаря этому уменьшился риск того, что эскалация торговой войны поставит мировую экономику на грань рецессии и таким образом снизит спрос на нефть.
Самый большой риск на нефтяном рынке таит в себе с точки зрения многих экспертов военный конфликт в Персидском заливе. Правда, Ханнес Лоакер (Hannes Loacker), сырьевой аналитик австрийского «Райффайзен Капитал Менеджмент» (Raiffeisen Capital Management) не считает, что в ходе «войны слов» теперешняя рискованная премия в цене на нефть значительно возрастет. Но сценарий может быстро измениться. «Но если бы дело дошло до военного конфликта или же до заметного затруднения судоходства в Ормузском проливе, то всё выглядело бы совершенно по-другому. Тогда пришлось бы рассчитывать на цену на нефть минимум в 80 долларов за баррель «Брента»», — сказал Лоакер газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt). Через этот пролив транспортируется почти пятая часть всей мировой нефти.
В начале июня вблизи этой стратегически важной судоходной артерии были атакованы два нефтеналивных танкера. США возложили ответственность за атаки на Иран, Иран же свою вину отрицает. Риск военной эскалации еще более возрос после того, как Иран сбил американский дрон. Бомбардировку Ирана в качестве меры возмездия президент США Трамп отменил в последнюю минуту. Напряженность в Персидском заливе была некстати и для ОПЕК, ведь она отражает противоборство двух важных стран-членов картеля: Саудовской Аравии и Ирана. Саудиты традиционно стоят на стороне США и обвиняют Иран в саботаже важной нефтяной инфраструктуры.
Однако Йон Андерсон, руководитель сырьевого отдела в «Фонтобель Ассет Менеджмент» (Vontobel Asset Management), предполагает, что эта тема не будет играть на сессии ОПЕК+ в Вене какой-либо роли. «ОПЕК будет этого избегать любой ценой». По его словам, картель предпримет все усилия, чтобы продемонстрировать миру сплоченность своих рядов. Даже если внутри ОПЕК и нет единодушия, то, по мнению Хелимы Крофт (Helima Croft), сырьевого эксперта «РБС Кэпитал Маркетс» (RBC Capital Markets), у ее членов есть все причины снизить добычу для поддержания цены на нефть. «Цепь, связывающая большинство производителей ОПЕК — это необходимость генерировать дополнительную прибыль, чтобы не подвергать опасности жизненный уровень своих граждан», — сказала опытный эксперт Крофт. Так, Саудовской Аравии нужна цена на нефть в пределах от 80 до 85 долларов за баррель для сбалансированного бюджета и финансирования многочисленных субвенций. Похожее положение в Нигерии.
До последнего момента было неизвестно, будет ли Россия и дальше поддерживать ограничение добычи. Путин не раз в прошлом подчеркивал, что его цена приблизительно в 60 долларов за баррель вполне устраивает. Но с точки зрения Пола Шелдона (Paul Sheldon), главного геополитического специалиста аналитической компании «С&П Глобал Платтс» (S&P Global Platts), преимущества кооперации нефтедобытчиков в этом деле превалируют. «Россия следит за тем, чтобы цена на нефть не опускалась ниже 60 долларов». Эта страна опасается, что цена может упасть до 40 долларов, если договоренность внутри ОПЕК+ не будет обновлена. Поэтому главное внимание на сессии ОПЕК+, скорее всего, будет сосредоточено на том, чтобы оказать давление на членов организации, не придерживающихся лимитов на добычу, говорит аналитик компании «Фонтобель» Андерссон.
Не все члены ОПЕК соблюдают лимиты
Формально цель сокращения добычи была достигнута — таковы данные Международного энергетического агентства (IEA). Это объясняется, прежде всего, тем, что Саудовская Аравия не исчерпывает свою квоту на сокращение добычи. В мае и июне королевство добывало менее 9,7 миллионов баррелей в день. Это самый низкий показатель за последние четыре года. И некоторые другие важные страны ОПЕК, такие как Объединенные Арабские Эмираты и Ангола, в прошлом году в среднем добывали меньше.
А вот Ирак систематически добывает больше, чем было договорено. Эта страна рискует вызвать гнев других членов картеля, которые сократили свою добычу, снизили оборот и ухудшили свое положение на рынке, чтобы стабилизировать цены. Пример Ирака может быть показательным, считает Сайрус де ла Рубиа (Cyrus de la Rubia), главный экономист гамбургского «Коммершиал Бэнк» (Hamburg Commercial Bank). «Мы ожидаем, что дисциплина в ближайшие месяцы будет значительно слабее, чем это было до сих пор. Причина в том, что картели просто нестабильны», — сказал этот эксперт по нефти на наш запрос.
Еще один фактор нестабильности — сам президент США. Непостоянство Трампа и его протекционистская экономическая политика делают рыночные прогнозы значительно менее надежными, чем в прошлом. Продемонстрированное в Осаке сближение между Трампом и Си может быть сведено на нет одним единственным твитом американского президента. И тогда может возникнуть страх перед ослаблением мировой экономики, что приведет к снижению цены на нефть. В случае снижения доходов от продажи нефти из-за падения цены на нее страны-члены ОПЕК могут возвратиться к неконтролируемой политике добычи. В таком случае альянс ОПЕК+ рискует превратиться в бумажного тигра.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Наверх