-0.15%
66.71
-0.67%
75.8268
-0.08%
90.8178
-0.08%
1.1977
+0.71%
1776.90

Исчезающе мал: что мешает развиваться российскому IT-сектору

25 февраля, 20:50
129
Информационные и коммуникационные технологии — наиболее динамично-развивающаяся отрасль в России, однако ее доля в отечественном ВВП составляет менее 1%, подсчитали в НИУ ВШЭ при поддержке РСПП (исследование имеется в распоряжении «Газеты.Ru»). При этом в странах Западной Европы этот показатель превышает 3%, а в США и Японии он еще выше.
Эксперты НИУ ВШЭ измерили состояние IТ-отрасли во время пандемии путем опроса руководителей ведущих отраслевых ассоциаций (АПКИТ, Руссофт и АКИТ) и семи крупнейших компаний, представляющих различные сегменты ИТ-сектора. Как отмечается в докладе, пандемия крайне негативно повлияла на высокотехнологичный сектор во всем мире. Бюджеты были сокращены на многие ранее запланированные проекты. Ущерб до конца не подсчитан, но, по прогнозу Gartner, по итогам 2020 года, ожидается сокращение мировых расходов на IТ до $3,4 трлн.
Это на 8% ниже 2019 года и примерно соответствует уровню 2016 года.
При этом до начала пандемии ожидался наоборот рост расходов в 2020 году на 3,4% до $3,9 трлн.
Российскому сектору также предрекали серьезное падение рынка. По прогнозу компании IDC, объем российского IТ-рынка по итогам 2020 года ждало сокращение более чем на 35% в долларовом выражении. И большинство участников рынка были согласны с этой и похожими оценками отраслевых аналитиков.
Однако сохранение спроса в основном со стороны госсектора поддержало отрасль.
По предварительным оценкам, падение IТ-рынка в России составило лишь 8% в долларовом выражении.

Уважают за программы кибербезопасности

Впрочем, сжатие спроса на внутреннем рынке одновременно привело (для некоторых разработчиков программного обеспечения) к росту в 2020 году экспортных заказов, отмечают авторы исследования НИУ ВШЭ.
Интерес к зарубежным рынкам у IТ-компаний растет и в этом году. Сохранение невысокого курса рубля относительно двух главных мировых валют делает российскую продукцию привлекательной для зарубежных потребителей.
«Экспортируются технологии Интернета вещей, кибербезопасности и интеллектуальной обработки информации, геолокации, а также мобильных приложений. При этом ряд брендов получил мировое признание», — отмечается в докладе.
Больше всего российских решений экспортировалось в США, Германию, Ирландию, Великобританию и на Кипр. Растет также спрос из Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки. Однако сложная геополитическая ситуация между РФ и США ведет к снижению доли американских и западноевропейских рынков в общем российского объеме IТ-экспорта.
Как показали интервью с руководителями компаний, продвижение на внешних рынках после 2014 года, когда к России отошел Крым и последовали экономические санкции Запада, сопряжено с «существенными формальными и неформальными ограничениями». Многие зарубежные контрагенты, опасаясь возможного санкционного давления, ограничивают контакты с партнерами из России. Доля отечественного сектора на мировом рынке оценивается авторами доклада НИУ ВШЭ в скромный 1%.
В то же время на фоне этой ситуации Россия превратилась в поставщика альтернативных решений в области безопасности, уточняется в исследовании.
Опрошенные руководители отрасли также отмечали, что политика импортозамещения ограничивает для IТ-фирм доступ к современному оборудованию и элементной базе, а также «порождает неудовлетворенность конечных потребителей, которые нуждаются в передовых программных продуктах и решениях».
Прошлый год выявил и ряд других проблем высокотехнологичного сектора. Например, конкуренция за кадры в условиях пандемии не только не снизилась, а даже выросла. «Ни одна из обследованных нами IТ-компаний в период кризиса не проводила сокращение кадров, а ряд фирм даже расширил штаты», — отмечается в докладе НИУ ВШЭ.
Спад в отрасли, скорее всего, продолжится и в текущем году. В первую очередь из-за общего ухудшения ситуации в экономике и сокращения расходов государства и госкомпаний. «Для компенсации возможных потерь на отечественном рынке некоторые фирмы-разработчики ПО думают об экспансии на рынки других стран», — считают авторы.
В качестве желаемых инструментов поддержки сектора во время пандемии респонденты чаще всего упоминали меры нефинансового характера, что, очевидно, является прямым следствием «токсичности» бюджетного финансирования.

Последний гвоздь в крышку гроба

В докладе отмечается, что ключевой проблемой развития российского сектора IТ был и остается дефицит квалифицированных кадров. «Эта проблема усугубилась опять же после 2014 года на фоне оттока специалистов за рубеж, а также формирования крупными банками и компаниями из других отраслей собственных IТ-команд, что привело к дополнительному усилению конкуренции за кадры и повышению зарплатных ожиданий на рынке», — отмечают эксперты ВШЭ. При этом, несмотря на большой прием на профильные специальности качество подготовки профильных специалистов в российских ВУЗах не отвечает запросам компаний.
С этим согласен и сотрудник учебно-научной лаборатории искусственного интеллекта, нейротехнологий и бизнес-аналитики РЭУ им Г.В. Плеханова Петр Карпов. По его мнению, вузовское образование сейчас с присущим ему традиционализмом не успевает за темпом развития IT-индустрии. «Технологии ушли вперёд, а образовательная программа застряла в середине прошлого века. В весьма уважаемых российских технических ВУЗах можно встретить такой предмет, как черчение, на котором студенты старательно рисуют на ватмане корявого вида железки. Computer-assisted design говорите? — Нет, не слышали», — говорит эксперт.
А система поствузовского образования – это и вовсе «последний гвоздь в крышку гроба отечественной IT-индустрии».
«Научная элита является главной движущей силой информационных технологий. Но откуда же возьмётся эта элита при стипендии аспиранта, которая не в силах покрыть поездки на метро? Главное отличие одно — в Европе и США на аспирантскую стипендию прожить можно, в России – нет», — говорит Карпов из РЭУ им Г.В. Плеханова.
Проблемой являются и не всегда адекватные требования самих компаний. Отечественная IT-индустрия ориентирована исключительно на прибыль в краткосрочной перспективе и пренебрегает инвестициями в фундаментальные технологии, добавляет Карпов.
Директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ и один из авторов доклада Андрей Яковлев отмечает, что наряду с дефицитом квалифицированных кадров, о котором говорят почти все участники IT-рынка, имеется проблема, которую следует считать ключевой. Главная проблема, сдерживающая развитие IT-cектора в России — это несогласованность приоритетов в двух блоках правительства, финансово-экономическом и силовом.
«Если Минэкономразвития, Минкомсвязи нацелены на широкое использование IT для роста производительности в экономике и повышения эффективности в сфере госуправления, выделяют на это немалые средства, то правоохранительный блок нередко оказывает на IT-сектор избыточное давление в рамках контроля за расходованием средств по госконтрактам», — говорит Яковлев.
Разумеется, контроль необходим. Тем более, что в России драйвером этого сектора выступает преимущественно государство, а не частный сектор, как это происходит в ЕС или США, уточняет эксперт. «Но контроль и погоня за количеством «громких» уголовных дел не должен быть важнее конечного результата в виде выполненных IT-проектов, способствующих внедрению инноваций и новых технологий», — говорит Яковлев из НИУ ВШЭ.
Проблема стоит настолько остро, что собственники IT-компаний в рамках интервью в ходе подготовки доклада жаловались на то, что им стало трудно найти кандидатов на должность гендиректора, «поскольку подходящие специалисты не хотят попасть под уголовное дело по надуманному поводу».
close
Максим Богодвид/РИА «Новости»
Наверх