-1.41%
35.55
+0.00%
70.4928
+0.19%
78.2364
+0.19%
1.1099
-0.01%
1717.40

JP: при пяти долларах за баррель Путин моргнет первым

2 апреля, 12:00
88
Нефтяной терминал
Пять долларов за баррель сырой нефти — уже свершившийся факт в некоторых частях Западного Техаса.
Чрезвычайно низкая цена на нефть — прямое следствие того, что мы, по большому счету, больше не можем наращивать складские мощности, а трубопроводная инфраструктура не в состоянии угнаться за разрастанием сектора добычи сланцевой нефти.
Поэтому цена на использование складов и трубопроводов резко выросла, а покупатели сырой нефти больше не могут позволить себе платить за нее более 5-7 долларов за баррель, чтобы иметь хоть какую-то возможность получить небольшую прибыль от перепродажи или переработки.
Стоимость транспортировки и хранения сейчас просто-напросто превышает прибыль от продажи сырой нефти, и это в условиях пиковых нагрузок на инфраструктуру отражается на ценах.
В Канаде из-за узких мест в инфраструктуре цена на сырую нефть из битуминозных песков упала до пяти долларов за баррель. Принципиальное отличие от Техаса состоит в том, что временно приостановить добычу нефти из битуминозных песков проще, чем заморозить работу сланцевых скважин.
На Нью-Йоркской нефтяной бирже американская сырая нефть сейчас торгуется по 20-21 долларов за баррель. Но ситуация в Техасе посылает недвусмысленный сигнал о том, что будет с ценами на рынке дальше, если предложение продолжит расти, а спрос — падать.
Никто в нефтяной промышленности больше не исключает негативных цен на нефть. Это значит, что производители нефти сами будут платить покупателям, лишь бы избавиться от продукта, с которым они не знают, что делать.
Война цен на нефть столь же абсурдна, как и стратегия обоюдного уничтожения ядерным оружием во времена холодной войны, считает Митчелл Макджордж (Mitchell McGeorge), председатель правления и главный исполнительный директор лос-анджелесской компании Berry Commodities.
Прямо ссылаясь на борьбу за долю рынка между Россией и США, в последней записи в своем блоге он цитирует экономиста Джона Кеннета Гэлбрэйта (John Kenneth Galbraith): «Двое мальчишек стоят в закрытом гараже, пол которого залит бензином. У одного шесть больших спичек. У другого — шесть маленьких. И они спорят о том, у кого из них стратегическое преимущество».
Избыток нефти
Неизвестно, спорили ли они, у кого спички больше, но вечером в понедельник президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп обсудили по телефону ситуацию на нефтяном рынке.
По информации Кремля, главы государств воспользовались случаем «провести обмен мнениями по текущему состоянию мирового рынка нефти и условиться о российско-американских консультациях на этот счет по линии министров энергетики».
Войну цен на нефть, которая сейчас может парализовать всю нефтяную промышленность, после министерской встречи стран Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) 6 марта начала Россия. Это произошло, когда министр энергетики Александр Новак заявил, что Россия не будет еще больше снижать добычу нефти, чтобы уменьшить ее переизбыток на мировом рынке.
На практике это означает, что договор об ограничении производства нефти на 1,7 миллионов баррелей в сутки, который существовал между ОПЕК и десятью странами-партнерами (ОПЕК+), истечет сегодня в полночь.
Кремль признает, что есть настоятельная необходимость снизить добычу нефти. Кризис из-за коронавируса, который привел к резкому спаду мирового спроса на нефть, только усугубил ситуацию.
В корне разногласий с ОПЕК лежит нежелание России мириться с необходимостью навязывать своим нефтяным компаниям снижение производства, тогда как американские компании продолжают увеличивать объемы добычи, захватывая новые доли рынка.
Нефтяная сверхдержава ОПЕК Саудовская Аравия отреагировала на фактический крах ОПЕК+, приказав государственной компании Saudi Aramco увеличить добычу нефти до 12,3 миллионов баррелей в сутки, что на 2,65 миллиона баррелей больше суточных объемов в феврале.
Saudi Aramco никогда не использовала свои мощности полностью, поэтому ожидается, что поначалу Саудовская Аравия будет накапливать нефть на своих складах по всему миру на случай, если в конце концов решил предпринять серьезные меры и выбросить рекордное количество сырья на мировой рынок.
Глобальные складские мощности для хранения нефти отчасти состоят из стратегических хранилищ суверенных государств, предназначенных для кризисов и особенно войн, а отчасти — из коммерческих складов.
Что касается стратегических хранилищ, то, по имеющейся информации, США, например, располагают емкостями для хранения 713,5 миллионов баррелей нефти. В настоящее время у страны запасено 635 миллионов баррелей нефти, которая хранится на побережье Мексиканского залива.
Президент Трамп отдал приказ воспользоваться низкими ценами и купить до 77 миллионов баррелей сырой нефти и нефтепродуктов, чтобы довести стратегические запасы до максимума.
Коммерческие склады по всему миру вмещают 1,6 миллионов баррелей нефти, сообщает консультативно-аналитический концерн IHS Markit.
Если война цен и, следовательно, избыточный приток нефти на рынок продолжатся, через четыре-шесть недель мир исчерпает свои складские мощности. Заполнены будут даже танкеры, которые можно использовать как плавучие склады.
Крах спроса
Когда в Китае началась эпидемия коронавируса, которая затем перекинулась на весь остальной мир, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), глобальный спрос на нефть в текущем квартале упал на 2,5 миллиона баррелей и составил 96,7 миллионов баррелей в сутки.
Сегодня МЭА предупреждает, что в дальнейшем спрос может снизиться до 20 миллионов баррелей в сутки, или 600 миллионов баррелей в месяц.
Никто не способен представить реалистичный прогноз, когда произойдет нормализация спроса, но даже когда большая часть стран откроются, нужно быть готовыми к тому, что некоторые сектора будут работать не в полную силу вплоть до 2021 года, а может, и дольше.
Согласно оценкам аналитической компании Vertical Research Partners, мировые авиаперевозки вернутся на уровень 2019 года не ранее 2023 года.
В этом году, по оценке Vertical Research Partners, количество пассажиро-километров у авиакомпаний снизится на 40%. В следующем году оно вырастет на 19%, а в 2022 — еще на 10%. Но только с 2023 года ежегодные темпы роста окажутся на уровне 5%, то есть сравняются с тем, что было до кризиса.
До кризиса подсчитали, что миру в ближайшие пять лет потребуется 8,3 тысяч новых пассажирских самолетов. Сейчас же, по мнению аналитиков Vertical Research Partners, эта потребность снизилась на 25%, то есть до 6,3 тысяч.
Авиакомпании не только сократят закупку новых самолетов на период вплоть до 2025 года. Они также выведут из эксплуатации больше старых самолетов, чем ожидалось.
Специализированное издание Aviation Week подсчитало, что в среднем до 2025 года ежегодно из эксплуатации будут выводить по 1122 самолетов. В последние пять лет (включая 2019 год) эта цифра составляла 567 самолетов в год.
Для нефтяной промышленности такое развитие событий означает, что в ближайшие годы значительно снизится потребность в реактивном топливе, особенно для таких больших самолетов, как, например, Airbus A380, Boeing 747-400, а также Boeing 757 и 767. Их совсем выведут из эксплуатации, а это значит, что спрос на топливо упадет еще больше, чем можно было бы ожидать, ориентируясь на снижение количества авиаперевозок.
Консолидация
Учитывая такую картину в глобальной нефтяной промышленности, можно сказать, что предстоят времена жесткой консолидации.
МЭА в своем мартовском ежемесячном отчете предсказывало, что средний спрос на нефть упадет лишь с 100 миллионов баррелей в сутки в прошлом году до 99,9 миллионов баррелей в этом. Однако теперь аналитики считают, что оценка будет радикально пересмотрена, и это отразится в следующем ежемесячном отчете 15 апреля.
«Мы видим, что небольшие американские компании, добывающие сланцевую нефть, сейчас готовятся закрывать месторождения. Мы наблюдаем резкое сокращение числа действующих буровых установок, а транспортировка барреля нефти на нефтеперерабатывающие заводы начинает стоить больше, чем можно получить за саму нефть», — констатирует Митчелл Макджордж.
«Некоторые месторождения можно закрыть, не повреждая геологические структуры в недрах, но в случае с большинством месторождений сланцевой нефти, если вы захотите возобновить добычу после герметизации скважин бетоном, вам придется начинать все сначала. И во многих случаях это вряд ли будет возможно, поскольку сланцевые месторождения чаще всего «живут» меньше, чем обычные», — добавляет он.
Пока что нефтяная отрасль цепляется даже за самую слабую надежду.
Сегодня цены на нефть на биржах Лондона и Нью-Йорка растут в надежде, что Россия и США найдут решение, благодаря которому поток нефти на рынок снизится и цена перестанет падать.
Но косвенно все это значит, что, если нефтяная дипломатия не найдет хорошего решения, на нефтяных биржах и финансовых рынках могут начаться очень драматические события.
Наверх