+0.40%
74.92
+0.49%
63.7545
-0.12%
73.8050
-0.12%
1.1575
-0.04%
1274.10

Как Собчак предлагает реформировать российскую экономику

25 декабря 2017
152
Ксения Собчак опубликовала предвыборную программу. РБК проанализировал ее экономическую часть
Ксения Собчак
(Фото: Дмитрий Голубович / Global Look Press)
Ксения Собчак, заявившая о намерении участвовать в президентских выборах 2018 года, опубликовала свою программу «123 трудных шага». В ней 123 пункта, охватывающих внутреннюю и внешнюю политику, экономику, бюджет, социальную политику. Экономическая часть платформы построена на идеях бывшего министра экономики, лидера партии «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева (от этой партии Собчак выдвинута на выборы) и экономиста Владислава Иноземцева. Она перекликается и с ранее опубликованной программой Алексея Навального, и с предложениями Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина, и даже с планами и декларациями властей.
Главные тезисы — либерализация и разгосударствление экономики, снижение налоговой нагрузки на бизнес, приоритет образования и здравоохранения над обороной и безопасностью в госбюджете.
Приватизация по графику
Государство должно «не контролировать, а регулировать экономику», крупные госкорпорации и монополии нужно поэтапно приватизировать, полагает Собчак. Так считает и Кудрин, который официально участвует в разработке предложений по реформированию экономики (он вице-председатель экономического совета при президенте России). Кудрин говорил, что «уменьшение государственного сектора, увеличение частного в наших силах» и, например, «нефтяной сектор должен быть приватизирован в ближайшие семь-восемь лет».
Власти давно обещают продать доли в крупнейших госкомпаниях, таких как ВТБ, «Совкомфлот», РЖД, «Ростелеком» и т.д., но эти планы постоянно сдвигаются. На ближайшие три года правительство заложило в бюджет лишь 11–13 млрд руб. от приватизации ежегодно, хотя недавно широко обсуждалась «большая приватизация».
В программе Собчак говорится, что с целью максимизации доходов государства должны быть разработаны «порядок и календарь приватизации», в большинстве предприятий у государства должно оставаться не больше блок-пакета.
Сократить государство
Сейчас, по оценке ФАС, доля государства в экономике составляет 70%. Президент Владимир Путин на прошлой неделе утвердил основные направления госполитики по развитию конкуренции, включая снижение доли государственного участия в конкурентных сферах экономики, то есть за исключением естественных монополий и ОПК.
Собчак предлагает ввести для естественных монополий (к ним относятся «Газпром», «Транснефть», РЖД, «Ростелеком», «Почта России» и др.) обязательные открытые конкурсы на высшие управленческие должности с возможностью назначения на них международных специалистов. Сейчас руководителей таких предприятий выбирает правительство.
Одна из конкретно прописанных сфер, где Собчак предлагает убрать контроль государства, — это права на результаты интеллектуальной деятельности. В России все разработки, профинансированные государством, полностью или частично становятся его собственностью. Собчак предлагает по образцу американского закона Бэя — Доула «разрешать гражданам и налоговым резидентам России — создателям новых технологических решений, разрабатывающим их в том числе за счет государственных грантов, получать полную собственность на патенты». Закон, на который ссылается Собчак, был принят в США в 1980 году и позволил закреплять исключительные права на изобретения, созданные с помощью федерального финансирования, за их авторами, а не за правительством. Эта реформа, как считается, привела к прорыву в коммерциализации университетских исследований в Америке.
Национализация по справедливости
Еще один пункт программы Собчак — «пересмотр любого владения и национализация возможны только на возмездной основе на основании независимых рыночных оценок».
В России нет закона о национализации имущества, хотя попытки принять его предпринимались с 2000 года. В массиве российского законодательства содержатся лишь некоторые упоминания о национализации. Так, в ст. 235 Гражданского кодекса говорится: «Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков». Но самого закона, к которому отсылает эта норма, нет. Иностранным инвесторам при национализации гарантируется возмещение стоимости имущества, следует из закона об иностранных инвестициях 1999 года.
Де-юре принцип, который выдвигает Собчак, уже гарантирован российской Конституцией: «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Примеров официальной национализации в новейшей российской истории немного. Это, в частности, массовое отчуждение украинского имущества в Крыму в 2014 году. Конституционный суд признал национализацию в Крыму законной, но разрешил пострадавшим компаниям и гражданам оспаривать эти акты в судах, а крымские власти дали право законопослушным бывшим собственникам на получение компенсаций по рыночной стоимости. Иногда национализацией также называют переход компании ЮКОС под контроль государства, но российские власти никогда с этим не соглашались.
Есть и другие резонансные примеры спорного обращения властей с частной собственностью — например, снос торговых павильонов в Москве или столичная же программа реновации жилья (в обоих случаях московскую власть обвиняли в нарушении права собственности). Собчак приветствовала и то, и другое (в случае со сносом киосков даже заявляла, что между «уродством по закону» и «красотой по беспределу» она выбирает «беспредел»), хотя и подчеркивала, что поддерживает право собственности.
Налоговый маневр
Больше конкретики содержится в блоке предложений Собчак по бюджету и налогам. Она выступила за снижение общей ставки страховых взносов с 30 до 24% с отменой порогов (предельной базы) по зарплатам, с которых собираются взносы. В этом случае страховые выплаты работодателей станут едиными для любых зарплат, в том числе самых высоких. Сейчас действует регрессивная шкала страховых взносов с фонда заработной платы: 30% — в Пенсионный фонд, ФОМС и ФСС, но за счет пороговых значений общая ставка снижается сначала до 27,1%, затем до 15,1%, когда доход работника в течение года превышает определенный порог.
Это похоже на предложение Минфина в рамках «налогового маневра», хотя и с другими цифрами, говорит старший аналитик Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Кирилл Кононов (Минфин предлагал снижение взносов до 22% и повышение НДС до 22%). Но в отличие от предложенного маневра Минфина программа Собчак, скорее всего, приведет к росту дефицита бюджета, считает эксперт. «Отмена порога для высоких зарплат не компенсирует общего сокращения страховых взносов для бюджета: объем высоких зарплат в общем объеме доходов достаточно невелик. Расширение списка отраслей, с которых собирается НДПИ, тоже, вероятнее всего, даст небольшой эффект», — отмечает он (Собчак предлагает распространить НДПИ на все сырьевые отрасли).
Собчак предлагает снизить налог на прибыль и в целом следовать «общей линии на снижение налогов юридических лиц». Но в условиях, когда российский бюджет еще не полностью адаптирован к низким ценам на нефть по сравнению с ценами четырех-пяти лет назад, стратегия снижения налоговых ставок несет риски, считает программный директор клуба «Валдай» экономист Ярослав Лисоволик. По его словам, не очевидно, что эти меры приведут к расширению налоговой базы и выходу части бизнеса из тени. «Есть риски, что низкие налоговые ставки могут привести к более низкому поступлению доходов», — говорит экономист.
Заведующий лабораторией бюджетной политики Института Гайдара Сергей Белев полагает, что такое уменьшение ставок страховых взносов увеличит дефицит внебюджетных фондов. «Отмена порога сверху не компенсирует общее снижение ставки до 24%, поэтому у внебюджетных фондов образуется дыра», — предупреждает он.
Невиновны по умолчанию
Меньше сомнений у экспертов вызывают предложения Собчак в области налогового администрирования. Нужно «ликвидировать существующий разрыв в налоговом и бухгалтерском учете», говорится в программе. По словам партнера налоговой практики адвокатского бюро КИАП Михаила Успенского, имеющаяся на сегодня разница между бухгалтерским и налоговым учетом настолько существенна, что можно смело утверждать: компании ведут два параллельных учета. «Если бизнес крупный, к этому нередко добавляется учет по МСФО, а иногда параллельно ведется и управленческая отчетность. А расходы на ведение документооборота и наем дополнительных сотрудников бывают значительными», — говорит он.
В программе также предлагается «реализовать на практике принцип презумпции невиновности налогоплательщика» и «отменить практику безакцептного списания доначисленных налогов, если налогоплательщик обжаловал доначисление в суде».
Как пояснил Успенский, если налогоплательщик не исполняет обязанность по уплате налогов добровольно, налоговики направляют в банки инкассовые поручения на списание недоимок. На практике инспекции чаще всего параллельно направляют решения о блокировке счетов, что для многих фактически парализует бизнес. Вернуть свои деньги компания сможет, если только впоследствии выиграет у налоговой суд, говорит юрист. «В данном предложении есть рациональное зерно: если налогоплательщик подал в суд, это должно стать сигналом для инспекции не блокировать счета до момента завершения судебных тяжб», — считает Успенский.
Человеческий капитал и пенсии
Собчак предлагает бюджетный маневр — перераспределение бюджета от бюрократов и силовиков в пользу врачей, учителей и ученых (аналогичные предложения у ЦСР Кудрина и у Навального). Расходы на образование в консолидированном бюджете должны быть не менее 5% ВВП (сейчас 3,6%), на здравоохранение — не менее 6% ВВП (ныне около 4%). Это подразумевает перераспределение более 3 трлн руб., исходя из ВВП 2017 года.
Кроме того, Собчак выступает за пенсионную реформу, которая позволит довести средний размер пенсии до 40% от средней зарплаты в экономике. Сейчас этот коэффициент составляет около 34% и к 2020 году снизится до 30,4%. Из программы Собчак следует, что она выступает за частичный или полный демонтаж распределительной пенсионной системы и развитие накопительной системы. Для финансирования накопительной части предлагается направлять прибыль сырьевых госкомпаний и доходы от приватизации в Пенсионный фонд.
«Если брать обязательства по увеличению доли расходов в бюджете на человеческий капитал на ближайшие пять-десять лет, то вместе с этим необходимо предлагать конкретные механизмы того, как эти соотношения будут соблюдаться, вплоть до введения неких бюджетных правил или процедур, чтобы закрепить такую динамику и повысить качество госрасходов», — рассуждает Лисоволик. Пока это предложение не выглядит практически применимым, считает он. Предложения по повышению расходов на образование и здравоохранение однозначно приведут к росту дефицита бюджета, добавляет Кононов, хотя и полезны для повышения качества жизни. «Вероятный переход к устойчивому дефициту потребует отказа от фискального консерватизма и существенного пересмотра бюджетной политики», — говорит он.

Наверх