-0.33%
65.22
+0.12%
63.0304
+0.11%
71.6495
-0.01%
1.1367
-0.43%
1402.72

Ход конем: Россия переходит на евро

22 мая, 20:40
305
За пять лет, прошедших после введения санкций, страны Евросоюза на четверть сократили долю доллара в расчетах за российский экспорт. И на 20,4% — за импортные поставки из ЕС в Россию. Такие данные приводятся в исследовании международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza (документ есть в распоряжении «Газеты.Ru»).
Исследованы расчеты по общему объему товарооборота за пять лет — с 2013 года по 2018 год.
За пять лет объем товарооборота России со странами ЕС сократился со $417,7 млрд до $294,4 млрд. При этом объем товаров и услуг, расчет за которые ведется в долларах, сократился практически вдвое — с $243,7 млрд до $131 млрд.
Общая доля расчетов в долларах упала на 23,7% – с 58,3% до 44,5%.
Санкции со стороны США являются основным фактором, влияющим на внешнюю торговлю России. Эксперты отмечают, что ответные меры России, направленные на снижение зависимости страны от доллара в международных расчётов, реализуются даже в торговле со странами ЕС, присоединившимися к санкциям. Государства Европы активно поддерживают взятый Россией курс на дедолларизацию внешнеторговых операций.
Аналитики отмечают, что основная валюта, на которую переходят наши торговые партнеры в расчетах, – это евро. Доля рубля также растет, но очень медленно.
Так, доля евро в экспорте российских товаров в страны Евросоюза за 5 лет выросла почти кратно — с 18,1% до 34,3%. Расчеты в рублях увеличились всего с 6,8% до 8,3%, в нацвалютах и того меньше — с 2,1% до 3%.
В расчетах за импорт картина схожая: здесь доля доллара упала с 27,4% до 21,8%, евро — выросла с 46,1% до 48,5%. В процентном соотношении использование рубля в расчетах увеличилось с 25,3% до 28,4%. Расчеты в иных валютах выросли с 1,2% до 1,3%.
Введение антироссийских санкций повысило системные риски долларовых расчетов — активность США по введению антироссийских санкций заставляет бизнес опасаться возможного замораживания долларовых активов, поэтому несмотря на то, что доллар демонстрирует высокую стабильность, а долларовые активы относятся к числу наиболее высокодоходных в категории безрисковых, российское правительство и бизнес постепенно отходит от долларовых расчетов,
отмечает директор по стратегическому развитию АКГ «Деловой профиль» Армен Даниелян.
Потенциал для дальнейшего движения на пути дедоларизации есть, уверены эксперты.
За исключением санкционных рисков, которые сейчас достаточно подвижны и постоянно меняются, вне нефтяного сектора ничего не мешает России и ее торговым партнерам отказать от расчетов в долларах вообще, считает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.
Ранее президент РФ Владимир Путин предлагал подумать о том, как отвязать нефтяные цены от доллара.
«Нефть торгуется в долларах на бирже. Мы думаем, что мы должны сделать, чтобы освободить себя от этого бремени», — подчеркивал Путин.
«И наши партнеры (США) вводя все эти незаконные ограничения, помогают нам. Потому что весь мир видит, что монополия доллара ненадежна», — добавил он.
О том, что Россия из-за ненадежности доллара может перейти на расчеты за нефть в нацвалютах говорил еще в конце прошлого года и первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов. «Не исключено. Мы существенно уменьшили наши вложения наших резервов в американские активы. По сути, уже доллар, который считался мировой валютой, становится рисковым инструментом для расчетов», — отмечал он.
В этом году Еврокомиссия выступила с инициативой перевести на евро и расчеты с Россией за энергоносители. Однако путь этот достаточно непростой.
Основная статья экспорта из России – как раз сырье, и риск курсовых колебаний — что рубля, что других валют — необходимо хеждировать, отмечает Табах. Но поскольку цены на энергоносители на мировом рынке исторически формируются в долларах, а страховать ценовые колебания – это значит тратить на хеджирование лишние деньги, отказ от доллара идет «туго», поясняет эксперт.
Надо признать, что евро – не самая стабильная валюта, так как еврозона находится под угрозой постоянного распада. Периодически отдельные станы Евросоюза поднимают вопрос о выходе из зоны евро. Об этом уже заявляли Италия, Греция и Испания, и даже иногда такие инициативы выдвигаются и в Германии — основном локомотиве развития Евросоюза.
Несколько лет внимание общественности приковано к процессу выхода из Евросоюза Великобритании. И от того, насколько мягко или тяжело этот выход переживет курс евро по отношению к стоимости доллара США, зависит уровень доверия к евро как к претенденту на статус основной расчетной единицы мира. «Как минимум, курс евро в результате процесса выхода крупной экономики из еврозоны не должен обрушиться, так как основная причина доверия к доллару – это его стабильность», — предупреждает генеральный директор УК «Ронин Траст» Сергей Стукалов.
Переход на европейскую валюту для России имеет смысл, поскольку неспособность стран ЕС четко и быстро между собой договориться, позволяет говорить о том, принять решение о том, стоит ли блокировать для России расчеты в евро, эти страны не смогут никогда,
считает Стукалов.
Активно продвигаются взаимные расчеты в национальных валютах по международным торговым операциям между Россией и странами-участницами БРИКС (Индией, Китаем, Бразилией, Южной Африкой), а также Турцией, отмечает Даниэлян. Но пока эти страны больше заинтересованы вести торговлю в собственных валютах, а не в рублях, в том числе из-за высокой волатильности валютного курса, поэтому потенциал роста рублевых расчетов в этом направлении почти исчерпан.
Рублевые расчеты при этом укрепили свои позиции на рынках стран СНГ, что объясняется высокой связанностью наших рынков. Например, с Белоруссией рублевые расчеты занимают 80%, и есть стремление довести их до 100%.
В ноябре Владимир Путин отмечал, что нестабильность расчетов в долларах «вызывает желание очень многих экономик мира найти альтернативные резервные валюты и создать независимые от доллара системы расчетов».
У России, по словам президента, нет цели уходить от доллара. «Доллар уходит от нас. И те, кто принимает соответствующие решения, стреляют себе уже не в ногу, а чуть выше», — подчеркнул он.
Наверх