+0.02%
84.79
+0.00%
71.1022
-0.01%
82.6456
-0.01%
1.1623
+0.15%
1786.30

«Зарабатывают очень хорошо»: нужно ли сокращать количество мигрантов в России

4 июля, 23:40
132
 Рабочие на стройке Центрального стадиона в Екатеринбурге, август 2016 года
Президент компании «Мираторг» Виктор Линник считает, что можно поднять зарплаты россиянам, если сократить квоты на привлечение иностранных рабочих раза в три-четыре. По его мнению, стоимость рабочей силы снижается при ввозе в страну трудовых мигрантов. Это приводит к тому, что россияне «должны конкурировать» с иностранными рабочими. Линник считает, что если «если наши сотрудники будут получать такую же зарплату, они просто не выживут».
При этом низкие зарплаты не создают спрос на простые профессии. «Конечно, когда зарплаты низкие, кто из наших детей пойдет работать плотником или каменщиком?» — задался вопросом президент «Мираторга» в интервью РБК.
Помимо ограничения квоты на ввоз иностранных рабочих, Линник видит «здравый смысл» в замене мигрантов заключенными.
Слова Линника встретили критику со стороны президента Федерации мигрантов России Вадима Коженова.
«Мигрант должен не только здесь прожить, но и домой отправить [деньги], потому мигранты всегда зарабатывают больше, чем местные. <…> Сейчас мигранты зарабатывают очень хорошо, особенно те, которые хорошо работают», — сказал он в комментарии радиостанции «Говорит Москва».
По его словам, в 99% случаев трудовые мигранты — это приезжие из стран СНГ. Квота относится лишь к приезжающим «визовикам», которых, как отметил глава Федерации мигрантов, в России около 1%.
Директор центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович считает, что дело не в мигрантах, а в количестве рабочих мест. По его словам, если их расширять, вводить новые рабочие места, то «их хватит всем: и отечественным работникам, и мигрантам».
«Ни одна страна не обходится без мигрантов. Я имею в виду экономически развитые страны — там мигрантов гораздо больше, чем у нас. И они приносят по 7%, а то и по 10% ВВП страны, где они работают. Поэтому ликвидировать труд мигрантов нельзя. Нужно найти золотую середину», — сказал он в комментарии RT.
Экономист считает, что нужно найти «консенсус между приходом на наш рынок мигрантов и нашими трудовыми ресурсами».
«Конечно, это плохо, если мигранты занимают места, предназначенные для российских граждан, но труд мигрантов во всех странах применяется», — подчеркнул Остапкович.
В свою очередь кандидат экономических наук Михаил Беляев в беседе с RT поддержал президента «Мироторга» Виктора Линника, отметив, что в его предложении есть «прямая логика».
«Только все зависит от того, в какой степени будут ограничиваться квоты, как они будут ограничиваться, для каких отраслей. Плюс, конечно, воздействие на наших предпринимателей со стороны профсоюзов и других таких регулирующих органов, которые имеют отношение к рынку труда», — сказал он.
На фоне пандемии коронавируса и противоинфекционных мер власти России неоднократно указывали на нехватку иностранных рабочих. В частности, дефицит трудовых мигрантов затронул строительную отрасль и сельское хозяйство.
«Могу лишь констатировать, что вообще-то мигрантов стало совсем мало у нас за последний год. И этих самых мигрантов нам очень и очень не хватает для реализации амбициозных планов», — отмечал ранее пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.
Для решения этой проблемы, например, Минсельхоз предложил ввозить иностранцев на чартерных поездах. Пока это возможно только на самолетах, но для представителей отрасли это дорого.
ФСИН, в свою очередь, предложила привлекать к работе на стройках заключенных, заменяя ими трудовых мигрантов. Например, отбывающих наказания можно было бы задействовать на предприятиях Байкало-Амурской магистрали (БАМ), полагают в службе.
close
 Рабочие на стройке Центрального стадиона в Екатеринбурге, август 2016 года
 Рабочие на стройке Центрального стадиона в Екатеринбурге, август 2016 года
Рабочие на стройке Центрального стадиона в Екатеринбурге, август 2016 года
Рабочие на стройке Центрального стадиона в Екатеринбурге, август 2016 года
Павел Лисицын/РИА «Новости»
Наверх