+0.03%
75.55
+0.05%
62.9680
-0.12%
73.2775
-0.03%
1.1655
+0.01%
1269.49

Латвия сдалась: как санкции США вернут капиталы в Россию

13 июня, 08:50
53
К концу мая 2018 года удельный вес вкладов иностранных клиентов в латвийских банках сократился до 29,3%, сообщили агентству ЛЕТА в Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК). При этом в конце апреля он составлял 30%, а в 2015 году — 53%.
В мае 2018 года по сравнению с маем 2015 года удельный вес вкладов иностранных клиентов снизился на 58% — с 12,4 млрд евро до 5,2 млрд евро.
Как отметил председатель КРФК Петерс Путниньш,
начатый в латвийском банковском секторе процесс самоочищения идет динамично.
При этом местные банкиры озабочены таким стремительным уходом нерезидентов.
«Всегда рискованно, когда в стране большое количество иностранных депозитов. На это нужно обращать внимание, и мы в Norvik banka это делаем. С другой стороны, следует понимать, что не все иностранные депозиты относятся к рискованным. Есть также честные, квалифицированные иностранные держатели депозитов.
Проблема в том, что в случае потрясений именно хорошие клиенты уходят первыми»,
— цитирует слова заместителя председателя совета Norvik banka Андерс Фог Расмуссен местное издание Dienas Bizness.
Все последние годы иностранные вложения играли огромную роль в прибалтийской экономике, а нерезиденты, в свою очередь, с удовольствием вкладывали в Латвию.
Так, в конце 2016 года общий объем иностранных вкладов на счетах в банках Латвии составлял 42,8%, в 2015 году — 53,4%, в 2014 — 51,7%, 2013 — 47,3%, 2012 — 48,9%, 2011 — 47,2%, 2010 — 41,6%.
При этом эксперты объясняли любовь к Латвии привлекательными условиями хранения денежных средств в местных банках, в частности, тем, что они не задавали лишних вопросов о деятельности компаний и брали небольшую комиссию за обслуживание.
Власти Латвии сами стремились создать и поддержать славу «прибалтийской Швейцарии». Например, в 2012 году государственная Комиссия рынков финансов и капитала (КРФК) выпускала обращение, называя преимущества Латвии для нерезидентов. В их числе значились стабильность, географическое разнообразие клиентов местных банков, эффективное размещение активов. По некоторым оценкам, в 2011 году обслуживание нерезидентов позволило Латвии получить около 1,7% от ВВП страны.
Однако в 2018 году все изменилось. Латвийские банки и раньше нередко обвиняли в участии в схемах по отмыванию капитала, что, в частности, и привело к некоторому снижению доли иностранных вкладов в прибалтийских банках в 2017 году, однако в этом году эти обвинения стало невозможно игнорировать. В конце февраля третий по размеру активов крупнейший частный банк Латвии ABLV объявил о самоликвидации.
Причиной стали обвинения минфина США в отмывании денег и проведении сомнительных сделок, в том числе с лицами, «причастными к политической коррупции» в России и Украине.
После набега вкладчиков, который стоил ABLV не менее €600 млн, банк просто не смог работать. По оценкам экспертов, около 80% клиентов банка были нерезидентами. На фоне скандала с сомнительными операциями нерезидентов был отстранен от должности подозреваемый во взяточничестве глава Банка Латвии Илмар Римшевич.
Как заявлял глава латвийского минфина в марте, в ближайшие шесть месяцев доля вкладов иностранцев в банках страны снизится до 5%.
При этом латвийские банки также ужесточили контроль за «компаниями-пустышками».
В мае вступили в силу поправки к закону о предотвращении легализации преступно нажитых средств и финансирования терроризма, запрещающие зарегистрированным в Латвии банкам сотрудничать с компаниями-пустышками и обслуживать их счета.
«Пустышками» в Латвии назвали компании, зарегистрированные в юрисдикции, где не требуется подавать финансовые отчеты, плюс компании, которые не могут доказать свою реальную хозяйственную деятельность. Как сообщала КРФК в апреле, среди клиентов латвийских банков 26 081 компания-пустышка, в том числе две компании латвийского происхождения.
По данным коммиссии, в первом квартале этого года удельный вес компаний-«пустышек» в обороте кредитных учреждений Латвии составлял 27,8%. А в кредитных учреждениях, которые, в основном, обслуживают клиентов высокого риска, он достигал 44,52%.
К маю удельный вес компаний-пустышек в банковских вкладах сократился до 9,8%,
сообщил на днях председатель КРФК Петерс Путниньш.
«Политика банков Латвии по выяснению происхождения средств на счетах нерезидентов резко поменялась в результате давления США и ЕС, и другого выхода, кроме как закрывать счета тем нерезидентам, которые не могут объяснить происхождение средств, у местных банков нет, иначе были бы жесткие санкции со стороны американских и европейских банков, а последствия этих санкций будут жестче любого потенциального банковского кризиса: просто закроют корсчета латвийских банков в США, и они не смогут вести деятельность», — говорит генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов.
По словам Ярослава Кабакова, заместителя генерального директора ИК «Финам», с такими быстрыми темпами снижения вкладов иностранцев в стране теоретически может начаться кризис ликвидности, который усугубится кризисом доверия, поскольку контрагенты толком не знают, какую долю активов каждого конкретного банка составляют иностранные вклады.
«В результате очистки сектора от нерезидентов из него уйдут также и добросовестные держатели депозитов, что неминуемо скажется на оттоке основного капитала из страны, и для экономики страны это может вызвать дополнительную стрессовую нагрузку,
так как такой большой процент доли капитала иностранцев в банковском секторе так или иначе был встроен в экономические процессы и столь быстрый отток может вызвать недостаточность ликвидности и потребность привлекать средства», — говорит в свою очередь генеральный директор ИК «Харитонов Капитал» Максим Харитонов.
Ярослав Кабаков не исключает, что меры по спасению банковского сектора Латвии в итоге придется принимать даже европейскому центробанку (ЕЦБ). Возможно, часть долгов будут реструктурированы, другие — рефинансированы, говорит он.
При этом эксперты предполагают, что закрытие «прибалтийской Швейцарии» привет к возвращению хотя бы части капитала на родину.
По словам директора аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергея Суверова, регуляторы ужесточают требования к операциям с деньгами сомнительного происхождения по всему миру. Один из последних примеров — Кипр, где начали проверять счета россиян после инспекции острова минфином США. При этом, как выяснила «Газета.Ru», с владельцев счетов в кипрских банках стали требовать объяснить транзакции за последние 15 лет.
Однако большинство средств россияне отправят в другие юрисдикции, а не вернут на родину, говорит Шустов. Хотя правила ужесточаются по всему миру, пока что еще есть относительно «тихие гавани», в которых можно хранить деньги, не привлекая внимание регулирующих органов. По словам Шустова, выведенные нерезидентами, в том числе и россиянами, деньги уйдут в Дубай, Монако, Сингапур, то есть в менее зависимые от европейских регуляторов юрисдикции.
Наверх