+1.62%
61.33
+0.07%
66.4667
+0.11%
75.3220
+0.05%
1.1332
+0.18%
1226.03

Минэкономразвития оценило долю крупнейших регионов в экономике

19 сентября, 00:50
130
Десять российских регионов в 2018 году обеспечат более половины объема добавленной стоимости всех субъектов Федерации, говорится в прогнозе Минэкономразвития. Четыре региона, включая Чечню и Сахалин, столкнутся с рецессией
Фото: Олег Яковлев / РБК
В 2018 году более половины (52,1%) суммарного объема ВРП — валового регионального продукта, аналога ВВП на уровне субъектов, — в России сформируют десять регионов, следует из прогноза Минэкономразвития до 2024 года, с которым ознакомился РБК. Решающий вклад внесут Москва, Санкт-Петербург, Московская и Свердловская области, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Ямало-Ненецкий автономный округ, Краснодарский и Красноярский края, а также Татарстан и Башкирия.
Данные по ВРП обычно появляются в открытом доступе с большим опозданием: результаты 2016 года Росстат опубликовал лишь в конце прошлого года. Минэкономразвития в своем прогнозе не дает разбивку по всем регионам, но выделяет рекордсменов по росту и падению.
Стабильный вклад
В 2016 году на десять крупнейших регионов приходилось около 51% суммарного ВРП, говорит старший директор Fitch Владимир Редькин, из них 20,6% обеспечила Москва. «Такая ситуация не сейчас сложилась и, видимо, завтра не исправится», — отмечает он.
Регионы, которые выделяет Минэкономразвития, еще примерно с 2000 года формируют приблизительно половину суммарного ВРП, причем порядка 20% приходится на Москву, подтверждает эксперт группы суверенных рейтингов АКРА Елена Анисимова. «Доли в ВРП этих регионов относительно стабильны (колеблются в пределах одного процента). Почти все эти регионы — промышленные, а половина — добывающие, то есть эти цифры — реальное отражение сложившейся структуры экономики», — сказала Елена Анисимова РБК.
Суммарный ВРП по всем субъектам не совпадает с объемом российского ВВП, так как в общенациональный показатель включаются данные по добавленной стоимости в обороне, госуправлении и т.д. Представитель Минэкономразвития пояснил РБК, что в 2017 году десятка крупнейших регионов обеспечила те же 52,1% суммарного ВРП, в 2016 году — 51,5%, в 2015-м — 51,2%.
«2018 год характеризуется высокими ценами на нефть, и очевидно, что те регионы, которые так или иначе связаны с нефтью, являются драйверами развития экономики. Это либо те, кто добывает нефть, либо те, на ком замыкается цепочка добавленной стоимости, связанная с ней (то есть Москва и Петербург)», — объясняет заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС Владимир Климанов. Красноярский край тоже стал нефтяным благодаря Ванкорскому месторождению, напоминает он. По-другому обстоит ситуация с Краснодарским краем, говорит Климанов: во-первых, там строились Керченский мост и завязанные на него проекты, а во-вторых, регион выступает точкой притяжения для многих мигрантов, которые способствуют развитию экономики.
Лучшие и худшие
Самый быстрый рост, по оценке Минэкономразвития, основанной на данных субъектов, в 2018 году покажут Еврейская автономная область (9,1%), Ненецкий автономный округ (5,8%), Севастополь (5,1%), Мордовия (5,1%) и Ульяновская область (5%). С рецессией столкнутся четыре региона: ВРП Чечни сократится на 2,5%, Ингушетии — на 2,2%, Костромы — на 2,3%, а Сахалинской области — на 1,3%. В Северной Осетии — Алании экономика не вырастет, но и не упадет.
В ближайшем будущем Минэкономразвития ожидает экономический рост практически во всех российских регионах. Исключением станут Чечня, Ингушетия и Сахалин, которые в 2019 году, как следует из прогноза, столкнутся с падением ВРП второй год подряд (к ним также присоединится Удмуртия). Хуже всего ситуация обстоит в Сахалинской области и Ингушетии, где ВРП будет падать весь прогнозный период (с 2019 по 2024 год) со среднегодовыми темпами 2 и 0,8% соответственно.
На экономическую динамику в Сахалинской области очень сильно влияет ввод и эксплуатация новых месторождений, указывает Климанов. Возможно, рост, связанный с введением объектов в 2017 году (по оценке правительства Сахалина, в 2017 году ВРП вырос на 3,4%), привел к падению в 2018-м, добавляет он. На Ингушетию влияет окончание в 2016 году действия федеральной целевой программы по поддержке региона, объясняет экономист.
Стратегия пространства
Правительство сейчас дорабатывает стратегию пространственного развития до 2025 года. В проекте документа, который разработало Минэкономразвития, в качестве одной из тенденций пространственного развития выделяется «концентрация экономического роста в ограниченном числе центров». «Крупные центры экономического роста обеспечивают каждый более 1% суммарного прироста ВРП всех субъектов Российской Федерации. В сумме данные центры за период с 2010 года создали 68% суммарного прироста ВРП субъектов при их доле в численности населения страны в 40%», — указывается в документе. При этом развитие малых и средних городов, а также сельских территорий ограничено, признают в министерстве, а роль агломераций растет.
В России недостаточно центров экономического роста, их распределение неравномерно, а развитие магистральной инфраструктуры не соответствует потребностям экономики и граждан, утверждается также в проекте.
Минэкономразвития уже подготовило и направило в правительство проект плана развития магистральной инфраструктуры. Его первая версия предусматривает финансирование проектов почти на 7 трлн руб. в течение следующих шести лет (бюджет должен взять на себя расходы в размере 3 трлн руб.). В документ внесли 690 объектов — свои заявки предлагали как федеральные ведомства (Минэнерго, Минвостокразвития, Росавиация), так и власти регионов.
Кроме того, МЭР в проекте стратегии предложило выделить в России 46 крупных городов — центров экономического роста, а также 14 макрорегионов. Но пока попытка определить будущие регионы-драйверы «проваливается» в силу того, что нефтегазовый сектор и столичные регионы по-прежнему играют главную роль для экономики, говорит Климанов.
Разные прогнозы
В целом экономика в ближайшие шесть лет будет расти при любом сценарии, следует из прогноза Минэкономразвития. В 2018 году ВВП вырастет на 1,8%, однако затем на фоне повышения НДС рост замедлится (до 1,3% в 2019 году). Затем с 2020 года ее вновь ждет ускорение — до 2%, а в 2021–2024 годах — до 3%. Ключевым фактором, как пишет МЭР, станет «пакет структурных изменений», предложенный правительством и включающий реализацию 12 нацпроектов из майского указа президента Владимира Путина, выполнение плана по ускорению инвестиций и пенсионную реформу.
Минэкономразвития рассчитало и консервативный сценарий, включающий «существенное замедление темпов роста мировой экономики, прежде всего в результате реализации сценария «жесткой посадки» китайской экономики». В таком варианте России грозит не рецессия, а лишь сокращение темпов роста до 1% в 2019 году с последующим ускорением до 3% к 2022 году.
В сентябре свой макропрогноз в худшую сторону пересмотрел Центробанк: регулятор полагает, что в 2019 году ВВП вырастет на 1,2–1,7% вместо ожидавшихся ранее 1,5–2%. В рисковый сценарий, который также подготовил ЦБ, он заложил ухудшение ситуации в странах с развивающимися рынками и повышение оттока капитала из них, а также риски дальнейшего расширения международных санкций в отношении России. При таком развитии событий, как ожидает ЦБ, ВВП России в 2019 году упадет, однако бюджетное правило сгладит негативный эффект, и в 2020 году темпы роста вновь станут положительными, а в 2021-м приблизятся к уровню базового сценария (1,5–2%).
Минэкономразвития, как говорил его глава Максим Орешкин, также разработало прогноз с учетом санкций. Но такие оценки носят непубличный характер, указал Орешкин.
Наверх